Задача с пятью неизвестными

Если рядового читателя попросить назвать современных украинских писателей, он назовет тех, кто постоянно в фокусе. Те, кто не светится, но несмотря на это, неплохо пишет, в обычный список не попадут, ибо откуда о них знать?

Отличительная черта информационной эпохи: если ты не поведаешь себя, о тебе не заговорят, если не грітимеш интерес ‒ тебя забудут. Если ты хорошо пишешь, это еще ничего не значит. Читателю надо завязнуть на зубах, и только тогда он купит твою книгу.

Мы расскажем о пяти хороших, но малоизвестных украинских писателей. О них знают, но каким-то периферийным знанием. Немейнстрімним писателям не хочется и не горит, у них нет контрактов на книжку ежегодно, поэтому они спокойно могут выдаваться раз в пять лет. Но это не значит, что их не стоит попробовать почитать.

Петр Яценко (1978, Львов)

Задача з п’ятьма невідомими
Фото: kurs.if.ua

Написав два романа в начале двухтысячных, Петр Яценко замолчал на шесть лет ‒ до 2010-го. Потом за него взялась литературное агентство «Пирамида» ‒ и один за другим вышли «Львовская сага«, «Дерево Бодхи» и «Соломорезка«, которую подавали на премию «Книга года ВВС». Недавно появилась новая ‒ «Краткий путеводитель из галицкого секса» ‒ тоже в ЛА «Пирамида». Несмотря на слово «секс» в названии, роман остался на периферии.

Яценко больше знают в Львове, чем в Киеве, он ездил на литературные стипендии в Европу, пишет о Галичине, потому что сам из Галичины.

О чем его книги? О семейной истории, о дух Львова, о переживаниях города, преходящесть и забвения. Собственно, о том, чем в сознании характеризуется «галицкий магический реализм». Яценко атмосферно, уютно и естественно пишет о вечном. Такие книги становятся бестселлерами и хитами продаж при условии хорошего пиара.

Для тех, кто любит искать параллели среди «известных»: Яценко ‒ это похоже на Прохасько, но иначе, потому что про Львов (в Прохасько ‒ о Карпаты и Франковск). В конце концов каждый регион должен иметь своего «атмосферного автора». Во Львов стоит очередь, и в ней просто так на первую позицию не выйдешь. Яценко ‒ далеко не худший вариант.

Кому советуем: читателям Прохасько, любителям Галичины.

Александр Жовна (1960, Новомиргород, Кировоградская обл.)

Задача з п’ятьма невідомими
Фото: school18.kr.ua

Александра Жовну не знают. Живет он не в Киеве, на столичных презентациях и литературных вечерах не бывает. Тридцать лет работает воспитателем в Новомиргородского интернате. Говорит, что там атмосфера людей с маленьким умом и большим сердцем». Пишет киносценарии, по которым сняли несколько фильмов ‒ «Партитура на могильном камне» (1996), «Ночь светла» (2004), «Секонд-хенд» (2005), «Маленькая жизнь» (2007). Режиссером последнего был он сам.

2008-го литературное агентство «Пирамида» издала толстую книгу избранного, написанного в 1990-е, ‒ «Ее тело пахло зимними яблоками«. До тех пор у Жовны книги выходили только в Кировограде (и до Киева, кажется, не доходили). Эта книга — в основном о психически неуравновешенных, особых и специфических людей с непременной любовной линией в сюжете — не пошла в массы. В одном из интервью писатель рассказал, что почти ничего не знает о современном состоянии литературы, большинство текстов существует «дрозофільно» ‒ с утра до вечера; на слуху ‒ «несколько фамилий, которые пишут друг о друге». Именно за это его и не знают ‒ добавлю я. Литература не знает о Жовну, а Желваки отдает предпочтение тихой работе.

2015-го та же «Пирамида» выдает вторую его книгу, под названием «Сладкая иллюзия жизни«. Там, как и раньше, ‒ территория людей с особой психикой, с особым мировоззрением и особыми переживаниями. В фокусе ‒ их адаптация к «этому миру». Как его испытывают подростки из интерната? Как — нервозные опекуны подростков? Схожие проблемы, схожие типажи, густой выдержанный стиль. Думаю, он не изменится, потому что нет причин для его изменений.

Кому советуем: любителям несенсаційної, выдержанной, умело написанной психологической прозы старого образца.

Владимир Диброва (1951, Донецк)

Задача з п’ятьма невідомими
Фото: Литакцент

Дубраву можно было бы обойти, потому что он издает книги не просто редко, а крайне редко, да еще и из-за океана. Он преподаватель Гарварда, который выехал из Украины в девяностые и не возвращается через семейные обстоятельства. Учился в Киеве, представитель так называемой киевской подпольной альтернативы, переводил Беккета, получил за это премию. Написал три книжки в девяностых, еще три ‒ в двухтысячных.

2002-го «Критика» выдала толстое «Вибгане» ‒ собственно, избранные произведения за 15 лет. 2007-го жюри «Книги года ВВС» неожиданно дало ему премию за «Андреевский спуск» ‒ нетолстую повесть-рефлексию киевлянина, что гуляет спуском и осмысливает свое в общем трагическая жизнь. 2013-го издательство «Комора» выдает «Переказки» ‒ сборник, условно говоря, комментариев в известных сказочных сюжетов. Такая его литературная биография.

Главная ценность Дубравы ‒ в его, так сказать, изящной ироничности. Он умеет писать так, чтобы читатель не скучал. Или о том, как советские персонажи в семидесятые слушают «Битлз» на фоне своего помороченого жизни, то о «лишнем человеке» Бурдика, что родился в Киеве и стал «потерянным поколением», создав, однако, цикл произведений о Ленине (среди которых ‒ «Почему Ленин не догонит черепаху» или «Ленин и часовой»), то о сказки, как вот недавно. «Переказки» ‒ не только комментарии к сказкам (ибо это было бы скучно), это тот случай, где из комментариев и сказок все только начинается: вот нам рассказывают сказку ‒ профессионально, с акцентами в нужных местах ‒ а вот уже вспоминают о своей жизни и о жизни других, как оно складывается, как бывает, когда яйцо простое, когда золотое, когда не разобьешь, когда мышка не приходит не туда машет хвостиком, и почему две версии сказки ‒ в одной яйцо не простое, а золотое, а в другой наоборот, и как было бы лучше для деда с бабой? Не знаете? Ну так я вам сейчас пример из жизни приведу…

Доза назидательности и высокомерия ‒ минимальная. Никакого эмигрантского снобства (см. выше). Просто истории, просто люди, просто ирония.

Кому рекомендуем: тем, кто любит хорошо сделанные тексты.

Галина Пагутяк (1958, Залокоть, Дрогобычский район, Львовская обл.)

Задача з п’ятьма невідомими
Фото: Литакцент

Галину Пагутяк выдают, знают, читают, но светится она редко. Она автор пятнадцати или шестнадцати прозаических книг, ее издавали разные издательства, писать она не прекращает и, в принципе, не сходит с ранее очерченной стилистической тропы. Хорошо, что не сходит, потому что так, как пишет Пагутяк, и о тех вещах, о которых она пишет, сейчас, кажется, на должном уровне не пишет никто, и если она изменится, ее нишу не будет кому занять.

Сама писательница считает себя потомком Влада Цепеша, графа Дракулы, который принадлежал к династии Бассарабов, как и ее мать. Пишет на грани готики и магического реализма. Место действия нескольких книг ‒ родной Уриж, благородное село на ивано-Франковщине, куда семья роулинг переехала в ее детстве. Пагутяк последовательно и тщательно обрабатывает мифологию, исследовала родословную и предков и уже много лет остается найпослідовнішою автором готической прозы. Все начиналось с «Записки Белого Птичка» ‒ тоненькой почти-брошюры, почти магического-реализма об обычных людях, написанной очень необычно, но еще не готической, а просто одивненої. Потом был «Закат солнца в Урож«, где, собственно, и вышел на ял ее родной Уриж, населенный духами, далее ‒ «Слуга из Добромиля» и «Урізька готика«. Названия говорят сами за себя.

Кому рекомендуем: поклонникам атмосферной украинской готики с мощным міфопоетичним составляющей.

Банды (Андрей) Шолтес (1973, Ужгород)

Задача з п’ятьма невідомими
Фото: www.varosh.com.ua

Банды Шолтес пишет давно, и его давно знают ‒ правда, долгое время он был известен только на региональном уровне. Живет он в Ужгороде, разрисовывает футболки для себя и для посетителей различных музыкальных фестивалей и делает авторские сувениры. Любит свой регион, любит свою молодость, любит хорошие иллюстративные футболки. С такими исходными данными он стал известным сетевым автором: его читают, комментируют и любят. Пишет Банды русском, говорит на украинском, русском и венгерском ‒ регион обязывает.

В прошлом году «Фолио» выпустило роман «T-Shirtология. Общая теория футболки. Полутрикотажный роман«. В нем ‒ примерно 250 рисунков различных футболок и примерно столько же лоскутных историй, связанных и не связанных с ними ‒ про девушек, парней и о том, что без творчества жизнь невозможна. Сюжет слишком расплывчатый, чтобы его четко чертить, поэтому скажем просто ‒ это книга о молодости, и надписи на иллюстративных футболках там смешные. Это почти арт-бук. Согласитесь, это по крайней мере оригинально.

Кому рекомендуем: любителям книжек с картинками.

Источник.

Добавить комментарий