Юрий Круликовский: «Сейчас мы очень много теряем, особенно, это касается нашего авторитета как страны»

Юрій Круліковський: «Зараз ми дуже багато втрачаємо, особливо, це стосується нашого авторитету як країни»

По адрес, где в течение десяти лет находилась уникальная галерея «АртХол», сегодня – богемный ювелирный салон, в который… невозможно попасть. Среди белого дня – закрыты двери и завешаны роллетами окна. И так уже более трех лет. Пока огромное помещение пустует, директор Благотворительного Фонда «Фонд содействия развитию искусств Юрий Круликовский пытается возобновить прежнюю деятельность галереи и неустанно работает над новыми амбициозными проектами. О победах и поражениях на культурном фронте, о том, как выглядит украинское искусство в контексте мирового и зачем нужна культура в стране, в которой идет война, Юрий Круликовский рассказал изданию «Киев 1». Как и следовало ожидать, разговор начался с наболевшего.

— Сейчас перед нами стоит вопрос элементарного выживания. Мы оказались в чрезвычайно сложной ситуации – уже третий час подряд у нас нет помещения. Наиболее обидно то, что мы потеряли это хорошо устроено уникальное для культурно-художественной деятельности помещения еще в конце 2012 года, а оно до сих пор пустует. Для меня это совершенно непонятная ситуация. С тех пор мы ищем возможности перенести уже сложившуюся деятельность Фонда на другую площадку. Но это не получалось и в мирные времена, сейчас – тем более. И все-таки я не прекращаю поиски и надеюсь восстановить прежний масштаб работы. Ведь «АртХол» – это была не просто галерея, а мультифункциональный, многоуровневый культурный центр. Я могу абсолютно откровенно утверждать, что такой деятельностью никто не мог и до сих пор не может с нами сравниться.

Юрій Круліковський: «Зараз ми дуже багато втрачаємо, особливо, це стосується нашого авторитету як країни»

Мы еженедельно проводили разнообразные важные мероприятия, бывали даже дни, на которые приходилось по две-три культ-события и мы едва успевали переоборудовать помещения под какую-то другую ситуацию. Например, утром могла быть пресс-конференция, потом презентация музыкального или литературного проекта, а вечером – концерт, лекция, мастер-класс или кинопоказ. Наши двери были открыты даже в выходные и праздничные дни. Порой нас критиковали за такую многофункциональность и, смешно сказать, неравную деятельность. Но я на это всегда отвечал, что она и не может быть абсолютно ровным, ведь мы не коммерческая структура, а галерея Фонда содействия развитию искусств, благотворительная организация. Очень жаль, что так нелепо, моментально «разрушено» эту разноплановую, уникальную культурную деятельность. Не могу спокойно говорит на эту тему…. потому что столько было вложено времени, энергии, сил, средств, в конце концов… Жаль – не то слово!

— Фонд содействия развитию искусств оказывает в основном информационную и организационную поддержку или материальную тоже?

В то годы, когда работала галерея (2003-2012), систематически выделялась материальная помощь в виде благотворительной поддержки развития музыкального искусства (существовало шесть музыкальных циклов), поддержка художников – участие в международных выставках, ярмарках и фестивалях, благотворительная помощь в проведении художественных выставок (афиши, баннеры, художественные альбомы, буклеты), поддержка ветеранов войны, социальные, детские проекты. Также ранее работала грантовая программа Фонд оказывал благотворительные стипендии или художественные пенсии. Мы ежегодно получали списки художников-пенсионеров, которые больше всего нуждаются в помощи, у нас было около ста таких стипендиатов. Конечно, это маленькие деньги, но для пенсионеров это была весомая помощь.

Юрій Круліковський: «Зараз ми дуже багато втрачаємо, особливо, це стосується нашого авторитету як країни»

Кстати, у меня для истории остался лист внучки Ивана Франко – Дарьи Тарасовны. Она обращалась в Фонд, потому что мы прекратили выплату этих благотворительных стипендий. Было действительно очень обидно и, честно говоря, даже неприятно, ведь это было в 2006 году и совпало с празднованием 150-й годовщины со дня рождения Ивана Франко. Тогда было много мероприятий и различных фестивалей с буквально миллионными бюджетами, посвященных его памяти. Но почему-то, кроме Фонда содействия развитию искусств, не было никого, кто бы мог хотя бы минимально поддержать внучку Ивана Франко. К сожалению, нам пришлось остановить выплату благотворительных стипендий и хотя мы заявляли, что это временно, эта «временность» длится уже более десяти лет.

— Господин Юрий, Вы способствуете молодым художникам, нет риска, что с Вашей легкой руки им откроются двери в Европу и они просто покинут Украину? Произойдет, так сказать, отток кадров?

С нашей легкой руки двери открываются не только в Европу. Именно сейчас в рабочем состоянии выставочные проекты есть даже в Австралии, Сингапуре и Гонконге. А убежать можно и вторым способом, но у нас таких случаев не было (смеется). Все возвращались. И возвращаются. У нас другая проблема – за границей осталось несколько наших выставок, которые мы никак не можем вернуть. Так произошло из-за неожиданное и непредсказуемое «блокировки» работы Фонда и отсутствие финансов.

— То есть, картины лежат «мертвым грузом» и нигде не экспонируются?

Да, сейчас эти выставки хранятся в партнеров или друзей. Одна – в Голландии, другая – во Франции, а третья — в Канаде. Пользуясь случаем, что они уже за границей, я стараюсь куда-то их сместить, например, показать в других огородах. С одной экспозицией (в Голландии) это уже удалось сделать. Мы имеем хорошие отношения с украинским центром в Бельгии и я надеюсь, что сможем эту выставку переместить туда, потом в Германию, поближе к границам Украины. А затем попробуем договорится с посольством, чтобы нам помогли вернуть наши картины домой в Украину.

— Складывается впечатление, что наше искусство нашему государству не нужно? Почему же Вы, не художник, связали свою жизнь с искусством и благотворительностью?

Юрій Круліковський: «Зараз ми дуже багато втрачаємо, особливо, це стосується нашого авторитету як країни»

До 2000-го года я жил в Донецке и моя работа никоим образом не была связана с культурой и искусством. Работал как специалист по внешнеэкономической деятельности и занимался международными контрактами. Но потом мы с женой переехали в Киев, ведь во всех сферах жизни здесь больше возможностей. И хотя я родился в городе Харцызске Донецкой области и с Донецком связана значительная часть моей жизни, должен признать, что Донецк – это город, где была и есть проблема с культурой. На огромный город всего один драматический театр, один театр оперы и балета и кукольный театр. За последние пять лет открылось лишь несколько галерей, где художники могут презентовать свое искусство, для города-миллионника это катастрофически мало. И видимо, то что происходит там сейчас – это последствия и культурных недостатков в частности.

— Куда же сейчас едут творческие люди из Донецка?

Это то, за что я сейчас очень переживаю. Мне больно, потому что в Донецке и области осталось много моих друзей и даже родственников, которые страдают и не знают, что делать. Потеря работы, бизнеса, имущества, абсолютно всего… Они на видят выхода из этой ситуации. Их разбросало кого куда, многие кто переехал в Киев, некоторые в Днепропетровск или Одессу, не мало и тех, что уехали в Крым, и даже уехали в Россию. Но в моем кругу друзей – в основном проукраинские настроения и они ни в коем случае не согласны с тем, что происходит. И сейчас их состояние можно охарактеризовать одним словом – невероятная растерянность.

— Говорят, что когда говорят пушки, музы молчат. Согласны ли вы с тем, что искусство отходит на второй план, когда в стране война?

Юрій Круліковський: «Зараз ми дуже багато втрачаємо, особливо, це стосується нашого авторитету як країни»

Мнения и даже споры относительно того, стоит ли сейчас проводит какие-либо культурные или развлекательные мероприятия, в последнее время слышать все чаще. По моему убеждению – обязательно нужно. И возможно, даже еще больше, чем раньше. Культуру и искусство в такие сложные времена необходимо поддерживать, именно для того, чтобы … не умереть. И это не пустые слова. Кстати, сейчас на культурных мероприятиях, в театрах или на выставках, посетителей даже больше, чем когда в стране был мир. Мне кажется, что люди настолько устали от этого информационного и эмоционального груза, что им нужно хотя бы как-то отключиться, приобщиться к искусству. Поэтому считаю, что на культурном фронте, в хорошо смысле этого слова, тоже нельзя сдаваться. Культура и искусство имеют важное свойство – лечить души и сердца.

— А должно быть искусство средством пропаганды?

По моему мнению, культура и искусство вообще не должны пересекаться с политикой. Это моя личная позиция как руководителя организации культурно-художественного направления. Я всегда в своей деятельности заявлял, что мы вне каких-либо политическими процессами, ибо если бы разделяли на своих и чужих разные политические партии и взгляды, наверное, никогда бы не сдвинулись с места (прим. Юрий Круликовский является куратором и непосредственно исполнителем более чем 300 выставок и проектов). Хотя, конечно, сейчас есть интересные целенаправленные пропагандистские проекты, как например, то, что делает Антон Мухарский или карикатурист Олег Смаль, который, на мой взгляд, является одним из самых талантливых карикатуристов в Украине. Кстати, мы планируем показать его политическую карикатуру за рубежом, возможно, устроим такую выставку в Брюсселе и Гааге, а возможно, еще и в Греции. Однако специально акцентировать культурно-художественные программы в плоскости боевых действий и АТО не нужно.

Юрій Круліковський: «Зараз ми дуже багато втрачаємо, особливо, це стосується нашого авторитету як країни»

Расскажу про интересную зарубежную художественную событие из нашего недавнего опыта. В ноябре прошлого года в Гааге был презентован культурно-художественный проект «Искусство, Культура и Революция. Влияние турбулентных времен / вдохновение украинского ЄвроМайдану», где были представлены фотографии Владимира Харченко, живопись Владислава Шерешевского и короткая документальная лента о Майдан Дмитрия Тяжлова. Проект голландской фонда Matrix Orange, Нидерланды (Идея проекта и его головная организация Натальи Буряник). Но это мероприятие поддержали и присоединились к партнерству Посольство Украины в Нидерландах и лично секретарь посольства Наталья Климкина, которая нашла спонсоров в Голландии, чтобы обеспечить личное присутствие художника и фотографа из Украины и помогла с контактом Дмитрию Тяжлову; организация Humanity House в Гааге, которая предоставила помещение для мероприятия и инфраструктура; голландская компания и спонсор Matrix Orange «Over The Web», которая выдала брошюры; также «The Hague Bridge» при местном муниципалитете и Фонд содействия развитию искусств.

Поскольку в зале было много недавних эмигрантов из Украины, тема текущих событий в Украине была очень важным и эмоциональным аспектом, поэтому они имели тенденцию переводит тему искусства на тему современности, в данном случае, на тему войны. Более того, именно эта аудитория имела очень хорошее представление о том, что происходит в Украине. А всем «не украинцам» было интереснее обсуждать тему искусства, как и было запланировано западом. Это событие получилась очень интересная, полезная и насыщенная. Это был для меня первый такой опыт – событие даже не одного дня, а одного вечера.

(Больше о проекте см.: http://matrixorange.nl/pdf/art-culture-revolution-by-MatrixOrangeV01.pdf)

А вообще, это известно: там такое тихое, спокойное жизнь, и Еврозона с одной стороны очень близко, а с другой – так далеко от нас…, что им трудно до конца понятий нашу внутреннюю ситуацию. Поэтому, считаю, что за границей надо презентовать не проекты, сфокусированные исключительно на украинско-российских отношениях и военных событиях, а наоборот, показать наши таланты и нашу страну из мирного, художественной стороны.
 
— Господин Юрию, иногда складывается впечатление, что события последнего года для многих художников стали шансом заявить о себе, показать себя за рубежом. Ведь есть заинтересованность Украиной, а война стала источником вдохновения.

Возможно, есть и такие случаи, ведь некоторые художники очень коммерческие и хорошо приспосабливаются к условиям. Но я бы не выделял это как тенденцию, думаю, что таких деятелей немного. Большинство все-таки работают по своим призванием, вдохновением и просто делают то, что чувствуют. У меня наоборот складывается впечатление, что в последнее время некоторые художники уже устали от темы боевых действий в зоне АТЕ. Кстати, в сентябре мы планируем презентовать украинское искусство на международном фестивале современного искусства в Грузии (Арт-вилла Гарікула).

Уже есть договоренность об открытии Украинского павильона на юбилейном XV фестивале. И я как комиссар этого проекта не хочу касаться темы наших отношений с Россией, не хочу акцентировать на проблемах. Хотя планируем показать фото-проект «Добровольцы» Андрея Котлярчука. Представят страну на таком мероприятии для меня большая ответственность и я стараюсь спланировать программу так, чтобы показать нашу культуру и искусство как можно різноплановіше. Там есть возможности презентовать не только живопись, графику, фотографию или инсталляцию, а и киноленты и даже театральное искусство. У нас очень тесные взаимоотношения с Грузией на уровне Министерства культуры и Министерства диаспоры Грузии, нас там ждут, готовы принять, но пока остается открытым вопрос спонсорства для покрытия расходов на путешествие.

— А как в целом украинское искусство воспринимается в мире?

Украинское искусство интересно для западного зрителя. Интерес к Украине есть, ценителям искусства нравится наша школа. Западные специалисты и художники иногда очень удивляются и отмечают высокий уровень мастерства наших художников. Если, например, проанализировать современное искусство Западной Европы, то можно заметить, что для их работ характерна простота и откровенный минимализм, украинская живопись гораздо сложнее, и этим современная украинская школа отличается от западной. Но когда мы устраиваем определенные художественные проекты, то художники рассчитывают и надеются на какой-то финансовый результат, на то, что их работы кого-то заинтересуют и они будут там куплены. Но, к сожалению, это случается очень редко. Ибо сложно представить, чтобы на выставке в Голландии, Германии или Франции покупали не своего художника. Там действуют свои законы и правила, там в основном покупают свое искусство, поддерживают, так сказать, собственного «производителя» (смеется). Чтобы произведения искусства продавались, нужно создавать бизнес-проекты, то есть вкладывать деньги в художника, его имя, а уже потом можно рассчитывать на финансово-выгодный результат.

— Увеличилась заинтересованность украинским искусством в свете событий последнего года, ведь все-таки Украина начала привлекать больше внимания в мире?

На определенном этапе было увеличение интереса к Украине, но мне кажется, что сейчас этот интерес значительно угасает. Ведь не нравится то, что происходит в нашей стране, многие люди не довольны реформами, которые были заявлены, но …. никоим образом не проводятся. Мне кажется, что сейчас мы очень много теряем, и особенно это касается нашего авторитета как страны. Поэтому сейчас стоит важная задача – поднимать авторитет государства благодаря культурным проектам.

— А что бы Вы могли сказать о благотворительности в Украине по сравнению с европейским?

Честно говоря, я не очень знаком с благотворительностью в Голландии, Франции или Германии. Но могу однозначно сказать, в Украине очень несовершенное законодательство в этой области. Для того, чтобы благотворительность и меценатство в нашей стране действительно заработало, надо сделать еще очень много. Нам нужны законы, которые бы способствовавшего развитию благотворительности и меценатства, например, чтобы бизнес был заинтересован в поддержке благотворительных проектов. К сожалению, то законодательство, которое есть сейчас, никоим образом не способствует, а скорее наоборот тормозит нашу работу и развитие культуры и искусства.

— А еще в последнее время можно услышать много нареканий на Министерство культуры…

Начал работать в Общественном Совете при Министерстве культуры, на собственном опыте убедился, насколько у нас все несовершенно и, честно говоря, грустно. Обидно, но приходится констатировать, что «совковость» в нашей стране – это главное, что мешает нам двигаться и развиваться. Это то, с чем в последнее время мне приходится очень часто сталкиваться. Работать качественно в таких условиях просто невозможно, работа тормозится самой, пока что, несокрушимой системой. Например, с одной стороны, от Общественного Совета Министерства культуры требуют отчетов о деятельности, а с другой, мы даже не можем наладить элементарное взаимодействие с департаментами и подразделениями Министерства культуры. Не можем узнать об их планах и работе, а «там» иногда вообще не понимают, зачем и кому нужна эта Общественная Совет. Ситуация просто абсурдная.

— У Вас есть конкретное видение того, какой должна быть качественная реструктуризация Министерства культуры?

Юрій Круліковський: «Зараз ми дуже багато втрачаємо, особливо, це стосується нашого авторитету як країни»Не могу брать на себя такую ответственность, но то, что у нас не хватает специалистов – это, увы, так. И главное, что это касается не только Министерства культуры, но и многих других министерств и ведомств современной Украины. К большому сожалению, там подавляющее большинство непрофессионалов и людей, которые не хотят и не могут вообще мыслить общегосударственными интересами. Именно в этом самая большая, я бы даже сказал, глобальная проблема.

— А какие основные проблемы нашей культуры и художников Вы бы выделили?

Проблем в культуре нет. И у художников тоже (смеется). Только одна большая проблема – как сейчас культуре выжить. Это единственное и самое важное вопрос. Хочу еще раз подчеркнуть, что никакого развития, никакого дальнейшего цивилизованного жизнь без культуры и искусства просто не будет.

— И напоследок. Какие проекты в ближайших планах?

Тезисно – сотрудничество с западноевропейскими коллегами – выставочные планы в Голландии, Бельгии, Германии, Франции. Участие в международных арт-фестивалях и выставочных проектах. Отдельно – перспективный и достаточно амбициозный план – открытие Украинского культурного центра в Брюсселе.

Беседовала Оксана Габдукаєва, фото – Андрей Заграюк

Справка

Юрий Круликовский (15.08.1964 г., м. Харцызск Донецкой области) – Директор БФ «Фонд содействия развитию искусств», г. Киев (с 2003г.). Директор галерее «АртХол» (с 2008г.). Соучредитель Международного благотворительного фонда «Украинская община» (с 2001г.). Соучредитель Цикла концертов классической камерной музыки «Music-Review Weekend» (с 2008г.), соорганизатор совместного благотворительного украинско-канадского образовательного проекта в области углубленного образования по французскому языку – конкурса «Je veux bien parler le Français!» (с 2011г.), Член Международного Музейного Совета ICOM (с 2011г.), председатель Комиссии по международным вопросам и культурно-просветительской деятельности Общественного Совета при Министерстве культуры Украины (с 2014 года).

Почетные награды

Благодарность Киевского городского Головы от 09.03.2006 г. — «За весомый личный вклад в развитие украинского языка и культуры»

Благотворительный Фонд «Фонд содействия развитию искусств» был создан в 1994 году с целью популяризации достижений украинских талантов в сфере культуры и искусства. www.foundart.org.ua

Источник.

Добавить комментарий