Хроники странствующего фестиваля: земли Войска Запорожского Низового

Фестиваль «Из страны в Украину» продолжил путешествие Днепропетровской областью. На этот раз команда музыкантов, народных мастеров и лекторов побывала на юге области, там, где когда-то были днепровские плавни, в которых хозяйничали запорожцы. Однако названия городов, которые мы посетили – Орджоникидзе, Марганец и Никополь – отнюдь не напоминают об истории.

Хроніки мандрівного фестивалю: землі Війська Низового Запорозького
Фото: Екатерина Липа
Берега Каменки

Когда-то эта местность контролировалась Войском Запорожским, здесь стояли казацкие зимовники, сотни островов давали убежище от любой напасти, водилась невірогідна количество рыбы, птиц и зверей, на пышных лугах пасся скот. Все это довольно неплохо кормило Сечь – продали обоз осетрины, купили обоз мушкетов. А сама Сечь в течение своей истории в силу различных обстоятельств перемещалась с одного острова на другой, а вовсе не стояла все время на Хортице, как некоторые думают. Называлась местность Большим Лугом. Правда от плавней (как и от днепровских порогов) мало что осталось – в советские времена их затопили водами Каховского водохранилища. Тем интереснее было увидеть на собственные глаза, что с тех времен осталось в этих знаковых местах.

Эй, кто в Лугу, отзовись!

По дороге к Орджоникидзе пришло в голову вопрос: какое название будет иметь город после переименования? Ответ не заставил себя ждать. Местный краевед и активист Станислав Каширний рассказал, что сведущий в истории часть общества мечтает, чтобы город носил название Большой Луг. Ведь оно образовалось в 1956 г. из горняцких поселков, которые возникли на месте многочисленных казацких зимовников, которые существовали здесь несколько сотен лет. Поэтому лучшее название нельзя придумать и в смысле благозвучия, и в смысле исторической правды. Это подтверждено экспертными заключениями историков, которые предусмотрительно собрал пан Станислав. Вскоре эти выводы станут оружием в дискуссии относительно переименования.

Хроніки мандрівного фестивалю: землі Війська Низового Запорозького
Фото: Екатерина Липа
Станислав Каширний – знаток казачьей старины

Казалось бы, о чем тут дискутировать, чем не угодил Великий Луг? Объяснить это рационально невозможно. Но, по свидетельству Станислава Каширного, половину населения городка составляют потомки переселенцев с Урала и для них казацкая название – словно красная тряпка для быка. «Мне тут один человек говорит: «Я переехала в город Орджоникидзе, в нем и умру!» — рассказывает Станислав Каширний: «Спрашиваю: «Давно приехали?» Она: «50 лет назад!» А у меня здесь оба дедов на кладбище лежат, то почему мне переселенцы, что 50 лет не желают ни знать историю, ни язык учить, должны указывать? И еще одно. Для меня как христианина недопустимо, что город назван именем самоубийцы, а верующих определенного патриархата это как-то не смущает». Чтобы подчеркнуть казацкое происхождение города Станислав Каширний еще в 2006 г. инициировал установление на въезде в Орджоникидзе памятного креста на уважение сечевого общества: «Повсюду есть памятники неизвестному солдату, я подумал: сколько же казаков полегло за свободу! То должно быть и о них упоминание. О всех, известных полководцев и о тех, чьи имена вошли в историю».

Хроніки мандрівного фестивалю: землі Війська Низового Запорозького
Фото: Екатерина Липа
Казацкий крест на въезде в Орджоникидзе

Орджоникидзе – симпатичный городок, чистенький, зеленый, люди здесь приветливые, неприязнь ко всему украинскому, о которой говорил пан Станислав, не заметна (по крайней мере на первый взгляд). Центральная площадь носит имя славного кошевого Ивана Сирко, здесь стоит памятник казацкому предводителю, который до недавнего времени имел странного соседа – вождя мирового пролетариата. Похоронен Сирко недалеко от Орджоникидзе, в селе Капуловка. Чудом удивляешься, когда пробуешь посчитать, сколько могил прославленных кошевых и казацких гетманов сохранилось до нашего времени – хватает пальцев одной руки, историческую память действительно стирали и еще и не одно столетие, хотя ХХ ст. в этом бесспорный чемпион. Но желание отдать дань уважения харизматичному, жестоком, бескомпромиссном и бесстрашному атаману – не единственное, ради чего нужно ехать до Капуловки. С могилы Ивана Сирко открывается необычайный вид мест, воспетых в казацких думах и песнях. Здесь речка Чертомлык вливается в величественный Днепр. Правда, остров, на котором в древности была Чертомлыцкая сечь затоплено, но ландшафт все-таки впечатляет.

Хроніки мандрівного фестивалю: землі Війська Низового Запорозького
Фото: Екатерина Липа
Могила кошевого атамана Ивана Сирко

Неподалеку от Орджоникидзе есть еще одна удивительная местность – живописный каньон реки Каменки. Пороги и водопады, гранитные скалы по берегам, воспетая в думах густезна трава-опилки выше колен – это надо увидеть и почувствовать. Между прочим, на этой реке когда-то стоял зимовник последнего кошевого атамана Петра Калнышевского. Главное не смотреть вдаль – за рекой скалы отвратительно прогрызенные карьером, в котором добывают гранит.

Далее на пути – Никополь, на месте которого в древности существовала казацкая переправа через Днепр Никитин Рог. Здесь, вероятно, была Никитинская сечь, с которой отправлялся на завоевания украинских земель Богдан Хмельницкий. Правда, археологические раскопки, проведенные в городском парке, следов сечи не обнаружили. Зато было найдено половецкое захоронение. Вообще окрестности Никополя и Орджоникидзе существуют под знаком найденной здесь знаменитой скифской пекторали и человека, которая ее нашла – археолога Бориса Мозолевского. В музеях – его портреты, а в Никополе есть и мемориальная доска.

Хроніки мандрівного фестивалю: землі Війська Низового Запорозького
Фото: Екатерина Липа
Жителям Никополя Ленин явно надоел еще в 2007 г.

Посреди парка, где искали сечь, – удивительной формы бассейн без воды, через него перекинут красивый деревянный мостик, над бассейном беседка. Как объяснили местные, удивительная форма не просто так придумана – бассейн имеет очертания Никопольского района. Все это в почти безлюдном парке с выжженной солнцем травой имеет какой-то дзенсько-японский вид. Словно в подтверждение этой мысли случайно подслушала разговор. По аллейке прогуливаются парень с девушкой. Он: «Вот бы здесь сакуру посадить…» Она: «О, так весь город был бы здесь! Только оно же дорого?» Он: «Надо смотреть. Повзнавати и что-то делать». Она: «Надо». Підслуханий диалог таки порадовал, почему-то поверилось, что на Никитином Роге когда зацветет сакура. Или хотя бы вычистят бассейн и нальют в него воду.

Хроніки мандрівного фестивалю: землі Війська Низового Запорозького
Фото: Екатерина Липа
Мостик в Никополе. Сакуры действительно не хватает

Хроніки мандрівного фестивалю: землі Війська Низового Запорозького
Фото: Екатерина Липа
Бассейн в форме Никопольского района

На самом деле эти места с почти стертой исторической памятью, разрушенные хищнической эксплуатацией недр и водохранилищами, должны быть must see для каждого украинца. Польские турфирмы уже давно проложили Подольем маршруты по культовым для них «Трилогии» Генрика Сенкевича. Так же и мы могли бы отправляться путем Богдана Хмельницкого с Никитиного рога через Чертомлык до Кодака и дальше – на Желтые Воды и Корсунь. Впечатления были бы просто фантастические. Река Каменка могла бы стать раем для рафтеров, а по ее берегам можно было бы проложить конные и пешеходные маршруты. Ах, как хотелось бы проехать на коне по степи, где ветер шуршит опилками! Ну, не на коне, так хоть на велосипеде. И можно было бы начать с прокладки маршрутов для активного туризма и «зеленых» хозяйств, которые не требуют значительных капиталовложений в туристическую инфраструктуру. Было бы желание у местной власти поддержать новый вид бизнеса и рекламировать свой край.

Хроніки мандрівного фестивалю: землі Війська Низового Запорозького
Фото: Екатерина Липа
Река Каменка. Рафтинг на попе

Город-декорация

«Здесь хорошо фильмы про 1930-е годы снимать – парады физкультурников, первомайские демонстрации и все такое прочее. Декорации уже есть», – заметил кто-то из участников фестиваля, выходя из автобуса на центральной площади города Марганец. Действительно, такой выразительный архитектурный ансамбль в тоталитарном стиле со всей возможной (хоть и немного обшарпанной) помпезностью мало где можно встретить. Претенциозный фасад Дворца культуры с большой колоннадой будто отражает колоннаду расположенного напротив стадиона имени Ленина (либо уже снесли, а название осталось), по бокам – жилые дома в духе сталинского псевдоренессанса. Дворец культуры венчает холм, доминирует над городом, к нему ведут огромные лестницы – просто Рим какой-то.

Хроніки мандрівного фестивалю: землі Війська Низового Запорозького
Фото: Екатерина Липа
Стадион в Марганце

Вообще в Марганце с его ярким южным солнцем и буйной растительностью «сталинский ампир» общаеться не столько с тем, что строил в Германии на заказ фюрера Альбрехт Шпеер, сколько с «древнеримской величием», которую любил Муссолини. Как на меня, ансамбль площади заслуживает на место в списке памятников архитектуры национального значения, чтобы быть защищенным по крайней мере формально, ведь настоящих жемчужин архитектуры той эпохи на самом деле не так уж и много. И увидеть его стоит.

Хроніки мандрівного фестивалю: землі Війська Низового Запорозького
Фото: Екатерина Липа
Памятник в Марганце

Сквозь декорации местами проглядывает настоящая древность – городом, что «срослось» с отдельных поселков совсем недавно, перед Второй мировой войной, разбросанные скифские курганы, которые пробиваются среди застройки и на обочинах дорог. А на окраине Марганца, что называется Остров, сохранился клочок земли на которой в XVI веке была Томаковская сечь – древнейшая из всех известных. Остальное поглотило водохранилище.

Не для туристов

Местечковые краеведческие музеи обычно радуют туриста дивовижами, которые нигде больше не найдешь. Но, в отличие от музеев Киева, Львова или Одессы, они работают не столько на гостей, сколько на своих. Обычно музей и библиотека – единственные заведения, которые формируют культурную жизнь небольшого города, вокруг них образуются общины заинтересованных. В большинстве случаев работники этих учреждений делают все возможное и невозможное, чтобы выполнить свою миссию (именно так они воспринимают работу). Эта самоотверженность – на вес золота. Но когда библиотекари несмотря на всяческие трудности таки справляются самостоятельно, то музейщикам точно нужна немедленная помощь. Речь прежде всего идет о концептуальном изменении экспозиций. Если бы школьники, что в течение последних 20 лет приходили в музей, видели не грузно золотой бюст «товарища Орджоникидзе», а карту расположения казацких зимовников, то, вероятно, не было бы проблем с переименованием города. Да и многих других проблем также не было бы.

Хроніки мандрівного фестивалю: землі Війська Низового Запорозького
Фото: Екатерина Липа
Неожиданность в Краеведческом музее

Конечно, на вечно обиженного министра культуры и его подчиненных надежд возлагать не стоит. И средств нет – это тоже факт. Но я убеждена, что среди музейщиков, историков и искусствоведов двух ближайших университетских городов – Днепропетровска и Запорожья – найдутся волонтеры, способные посвящать помощи коллегам из малых городов хотя бы один свой выходной в месяц. Да и столичные специалисты не откажут, если бы им только хоть проезд оплатили. Найдутся и дизайнеры экспозиции, и художники, способные при необходимости безвозмездно сделать карты и схемы, реконструкции комплексов скифских доспехов или традиционных костюмов XIX века. Надо только поискать-попросить. Главное – победить уныние людей на местах и приучить их к мысли, что можно задавать вопросы, просить о помощи и получать и то, и другое. Кто-то должен не рассказывать о «оружие культуры», а таки начать действовать. Ау, волонтеры! Вам снова придется браться за то, что государство не способно сделать.

Хроніки мандрівного фестивалю: землі Війська Низового Запорозького
Фото: Екатерина липа
Лапидарий Никопольского краеведческого музея

Источник.