Взаимоуважение, чувствительность и новый опыт. Интервью с Ноэми Мерлан с «Портрета девушки в огне»

В украинский прокат выходит «Портрет девушки в огне» французского режиссера Селин Сьямма, которая получила награду за лучший сценарий Канн-2019. Драма о художнице, которая приезжает на отдаленный остров, чтобы тайком нарисовать портрет девушки из обедневшего аристократического рода, которую должны выдать замуж, полна деталей женского опыта. В кадре почти нет мужчин, как почти нет их за кадром – это лента, которая провозглашает и наглядно иллюстрирует, что такое «женский взгляд» в кино.

LB.ua встретился в Париже с исполнительницей одной из главных ролей в фильме – будущей звездой французского кино Ноэми Мерлан. Ноэми сыграла Марианн, художницу, которая рисует молодую девушку Элоиз (ее сыграла Адель Энель) и влюбляется в нее. Мы поговорили о особенность бытия художницей и женский опыт в кино.

(в тексте возможны небольшие спойлеры)

Взаємоповага, чутливість і новий досвід. Інтерв’ю з Ноемі Мерлан з «Портрету дівчини у вогні»

Ноэми Мерлан

Я знаю, что вы проходили прослушивание на роль Марианн в фильме (роль Адель Энель зато была написана специально для нее – прим.). Что вас зацепило, почему вы решили это сделать?

Мне позвонил мой агент, который сказал, что у меня будет прослушивание на роль в следующем фильме Селин Сьямма. Я была очень счастлива, ведь люблю то, что она делает, люблю ее прекрасные фильмы за их чувствительность. Но я не знала, о чем будет следующая лента.

Когда я впервые читала сценарий перед прослушиванием, проглотила его за один раз, так он меня захватил. Было впечатление, будто все, что написано в сценарии, происходило на самом деле. Там как будто было все прописано – дыхание, взгляды, движения, все детали. Я просто прожила этот сценарий. Это было невероятно, и я подумала: «Вау, я соскучилась за такими фильмами». Соскучилась за такими историями, за образами, которых раньше в кино не было.

Например, сцена с абортом – я поняла, что я никогда не видела в кино сцену аборта (в фильме Мирослава Слабошпицкого «Племя» есть сцена аборта, одна из самых трудных, но эти две сцены стоит между собой сравнить – прим.авт.).

Менструальная боль точно в кино не показывают.

Так! Я не видела такого по крайней мере.

«Портрет» – это история о художнице того периода, и Марианн представляет собой обобщенный образ всех художниц конца ХІХ века, которые были стерты из истории искусства. Мы не знаем эту часть истории, женскую часть.

Я подумала, что этот новый опыт – самое важное в фильме.

Взаємоповага, чутливість і новий досвід. Інтерв’ю з Ноемі Мерлан з «Портрету дівчини у вогні»

Когда вы готовились к роли, вы готовились быть художницей. И хотя вы не рисовали портреты в фильме самостоятельно, вы учились смотреть, как художница, двигаться, как художница. Что для вас означает – быть художником, что вы открыли для себя в опыте бытия художницей?

До начала съемок я много наблюдала за Элен Дельмер, которая рисовала эти картины и чьи руки мы видим в кадре, и также за Селин [Сьямма]. Ведь Марианн – художница, женщина, которая имеет особый взгляд художницы. Этот взгляд – смесь концентрации, определенной дистанции, другого уровня фокуса. Она имеет как общий взгляд на то, что делает, так и детальный взгляд, который пытается ухватить наименьшее и проанализировать его.

Для меня было очень важно поймать и воспроизвести этот взгляд. Я почувствовала в нем некую концентрированную магию.

Относительно жестов и техник – это такой себе танец между художницей, полотном и моделью.

Или вы опирались на конкретных художниц того времени, когда готовились к роли?

Для нас было важно не фокусироваться на одной художницы, потому что Марианн – собирательный образ, оммаж женщинам, которые были стерты из истории искусства. Поэтому для нас было важно сфокусироваться на том, чтобы снять биографическую ленту об одной из таких художниц, а найти собственную чувствительность для нашей героини, сделать ее присутствовать в моменте.

В определенных моментах фильма складывается впечатление, что именно Марианн является драйверкою изменений в характере Элоиз, вплоть до сцены, когда Марианн в конце переключается с того, чтобы рисовать реальность вокруг, на автопортрет, на себя. По вашему мнению, как изменилась ваша героиня?

Я думаю, Марианн – не самая сильная в фильме. Потому что Элоиз также провоцирует ее измениться. Марианн в каком-то смысле повезло, что она художница – она может делать, что захочет, она не хочет и не должна выходить замуж, в отличие от Элоиз. В ней больше свободы в том, чтобы идти за своей мечтой из собственного желания.

Но когда она делает первый портрет Элоиз, то как будто застряла в навязанному ей стиле и правилах того периода. Она испытывает благодарность за то, что является художницей, поэтому делает то, что должен делать. Но портрет безжизненный, он не похож ни на автора, ни на героиню. О чем Элоиз и говорит Марианн. Поэтому в этот момент Элоиз – не просто муза, не просто объект, она настоящая соавтор. В процессе участвуют двое художниц – и героиня Адель также может претендовать на то, чтобы иметь собственный ouvre.

Когда Марианн делает второй портрет, за отношения с Элоиз она начинает лучше понимать, кем является эта девушка, какой она ее видит и что сама чувствует. Поэтому второй портрет больше похож на нее, как на художницу. Поэтому Элоиз действительно заставила Марианн измениться.

Взаємоповага, чутливість і новий досвід. Інтерв’ю з Ноемі Мерлан з «Портрету дівчини у вогні»

Кадр из фильма «Портрет девушки в огне»

Но то, что вы говорите, действительно интересно. Как художница, Марианн очень сфокусирована на других, но что-то меняется, когда Элоиз просит ее нарисовать себя, или нарисовать так, как она чувствует, а не согласно правилам, заставила ее пересмотреть свою оптику.

Когда мы начали разговор, вы сказали, что увидели детали, которых вам не хватало в кино, когда прочитали сценарий. А сейчас мы говорили о женский взгляд в кино. Что для вас означает этот взгляд?

Здесь много чего можно сказать. Мне кажется, в первую очередь речь идет о фильмах, которые сняты женщинами. Очень много фильмов снято исключительно мужчинами, мы даже не замечаем этого. Зато замечаем, что в «Портрете» – только женщины (в кадре появляются только несколько мужчин, на заднем плане и ненадолго – прим.). Поэтому быть в фильме, который снимают только женщины, – это новый опыт, в том числе для мужчин.

Это приглашение для них: посмотрите, как можно работать по-другому. Потому что когда женщины работают вместе, это выглядит иначе, чем когда на съемочной площадке сами мужчины.

Еще я имела в виду новую образность, новую репрезентацию тех вещей, которые являются частью женского опыта. Например, тот факт, что женщины не должны всегда улыбаться. И в «Портрете» почти половину фильма они не улыбаются. Если женщина не хочет улыбаться, она не должна это делать. Это не проблема.

Когда героини фильма разговаривают между собой, они не только про мужчин говорят, и в нашем фильме это тоже заметно.

А еще сцена секса. Мы пытались найти новый способ ее показать – без фронтального обнажения, как это часто бывает. Секс может содержать и увлечение, и фрустрацию, и мы искали новые способы, как его показать.

Но самое важное – это создание [во время съемок] среды уважения, горизонтального, а не вертикального, точки зрения. Нет иерархии, нет доминирования, отношения между людьми более свободные. Так, когда существует ситуация согласия, а не принуждения, вы можете получить больше сюрпризов на съемочной площадке. Нет такого, что доминирует чья-то образ, и все должны под нее подстраиваться. Ты чувствуешь себя в безопасности и можешь свободно высказываться и создавать что-то новое.

Взаємоповага, чутливість і новий досвід. Інтерв’ю з Ноемі Мерлан з «Портрету дівчини у вогні»

Адель Энель, Селин Сьямма и Ноэми Мерлан после церемонии награждения в Каннах

После того, как началось движение «metoo», как изменилась работа с актрисами за это время, на ваш взгляд? Что изменилось в индустрии?

Я чувствую добрую энергию от этих изменений. Появилось больше нежности, и я как актриса чувствую себя в большей безопасности, когда выражаю себя. Я думаю, эти изменения – к лучшему.

У вас есть два короткометражные фильмы, которые вы сняли как режиссер. Расскажите о них, пожалуйста. Как ваш опыт работы актрисой повлиял на них?

Я стараюсь снимать о том, о чем мало кто снимает – не только о женщинах, о меньшинствах в целом. Это важно для меня.

Режиссура – новая для меня вещь. Поэтому участие в фильме Селин очень повлияла – я увидела пример того, как можно создать среду, где каждый друг друга уважает и каждый может предлагать свои идеи.