Вы представляете «красивую» дорогу на Голгофу?

Ви уявляєте "красиву" дорогу на Голгофу?

Василий Артюшенко, DT.UA

Украина почтила память жертв Бабьего Яра — 75-летия трагедии, одного из самых жестоких преступлений против человечности. Тем временем пока не закрыт вопрос создания мемориального комплекса в Бабьем Яру.

Этот вопрос, напомню, обсуждается еще с советских времен. Однако и сейчас, к сожалению, территория представляет собой заброшенный парк с отдельными и не связанными между собой памятниками разных лет. Не так давно в столице (в «Украинском доме» и в Музее истории Киева) проходил конкурс проектов на эту тему. Конкурс прошел, но лучшего проекта так и не назвали. И вопрос остается открытым. В течение ближайших пяти лет такой конкурс, судя по всему, будет продолжаться. И, естественно, до возможного результата будет приковано особое общественное внимание.

Свой взгляд на эту тему и на проблему мемориального комплекса в Бабьем Яру — у известного скульптора Анатолия Гайдамаки, лауреата Национальной премии им. Т.Шевченко, заслуженного деятеля искусств.

— Тема Бабьего Яра для меня как скульптора началась почти 6 лет назад, накануне 70-летия этой трагедии, — говорит Анатолий Гайдамака. — Ко мне с предложением разработать проект мемориального комплекса в Бабьем Яру обратились представители еврейских общин, что приехали из Нью-Йорка. На мой вопрос, почему именно я, они ответили: «Мы знаем ваше творчество, и нам нравится ваш способ мышления». Мы встретились в посольстве Израиля и долго говорили о том, что нынешнее состояние территории Бабьего Яра, заброшенного, превращенного в место для пикников, — это позор прежде всего для Украины и Киева.

После встречи я специально поехал в Бабий Яр, все там обошел. Честно говоря, мне было очень стыдно за то, что я там увидел. Несколько дней назад я получил сообщение: «Работайте. Альтернативы вам нет». Я очень гордился таким признанием и начал работать.

Мой проект охватывает всю территорию урочища и нынешнего парка, одновременно оставляя его как мемориальную ландшафтную зону. Мне кажется, сегодня надо максимально сохранить то, что осталось на этой территории, ту землю, которая помнит все, что на ней произошло.

Одна из частей проекта — «Аллея мучеников» и «Аллея праведников», которые ведут к поставленной еще в 1991 г. памятного знака «Менора»…

— И что же происходило дальше?

— Мы снова встретились. Я показал свой проект. Он понравился. Потом я много раз показывал его в Киеве представителям многочисленных еврейских организаций. В частности, одна из встреч происходила в офисе.Рабиновича. Все голосовали «за». Но дальше разговоров дело не двигалось. Я отложил свой проект в стопку нереализованных идей, а их накопилось немало.

Нынешнего года мы подошли к новой дате — теперь уже 75-летия трагедии. Как известно, еще в начале 2016 г. был создан многочисленный комитет (около 80 человек) для подготовки мероприятий по ее ознаменование. Снова стало очевидно: на территории Бабьего Яра все, как и раньше, — запустение, пустые бутылки, шашлыки. О моем проекте вспомнили. Встреча состоялась в Кабинете министров, от руководства страны присутствовали А.Яценюк и Бы.Ложкин. Проект приняли единогласно. Подписали Протокольное решение оргкомитета по вопросам ознаменование 75-летия трагедии Бабьего Яра от 17 марта
2016 г. И хотя некоторые члены комитета, например В.Вятрович, И.Зисельс и В.Нахманович, предлагали «не спешить», подождать результатов конкурса, тогдашний премьер-министр настоял на том, чтобы до конца сентября, когда в Киев приедут многочисленные делегации, «Аллея праведников» и «Аллея мучеников» были созданы.

Важно, что проект «Аллеи» не требует больших затрат. Его основой служит тамошняя дорога от сохранившегося исторического здания конторы бывшего еврейского кладбища до «Меноры». Я снова начал работать, подготовил проектную документацию, нашел материалы.

И происходит смена правительства. И проект откладывается в сторону.

— Вы хотите сказать, что нынешний Кабмин вас не поддержал?

— События разворачивались по Гоголю. В.Гройсман подтвердил, что ему проект нравится, но предложил «не спешить и придерживаться министра культуры Есть.Нищука». На этом все кончилось.

Больше меня «не беспокоили».

Известно, что после той встречи в Бабий Яр поехала вся компания — и министр культуры, и активисты комитета, и заместитель мэра.Кличко п. А.Спасибко, что появился неожиданно, и другие. О какие-то художественные решения речь не шла. Они постановили просто снять с аллеи покрытие и застелить все вокруг… новой тротуарной плиткой, чтобы «было красиво».

Вы представляете себе «красивую» дорогу на Голгофу?

Вы представляете себе мышление этих людей?

Мне непонятно, почему до мемориальных зон такого масштаба и значения, как Бабий Яр, допускают людей, чьи представления ограничиваются парком отдыха.

Ужасно, что после их «земляных работ» переделать что-либо будет уже невозможно.

Эффект «перекладывания» покрытие будет скорее отрицательный. Теперь дорога к «Меноры» превращается в удобное место для катания на роликах: гладко, ровно, по бокам установлены скамейки. Художественные идеи заменили тротуарной плиткой!

— Чем это можно объяснить?

— За всеми манипуляциями стоят только деньги. Известно, что ремонтные и строительные работы — наиболее удобный способ «закопать» деньги в землю.

— Но в этом случае это уже как-то слишком цинично…

— Конечно, в этой ситуации думать о деньгах — позорно и стыдно. Бабий Яр — место, в котором земля пропитана кровью, там лежат тысячи людей: и киевских евреев, и военнопленных и партизан, участников украинского освободительного движения.

Эта земля буквально стонет. О какой «красоте» здесь может идти речь?

И, знаете, есть проблемы «использование» пятисот тысяч долларов, выделенных на проведение конкурса идей «Дорогожицький некрополь — Бабий Яр» гражданином Канады п. Джеймсом Темертеем. Вот и ответ на все вопросы.

— Так что же, по-вашему, все эти средства уйдут в никуда?

— Вопрос риторический… Но, увы, к 75-летней дате трагедии Бабьего Яра мы, то есть Украина и Киев, не сделали практически ничего значимого.

Советская власть всегда замалчивала эту страницу нашей истории. Мы помним, каких огромных усилий стоила простое упоминание о ней, сколько лет понадобилось на то, чтобы на этом месте появились хоть какие-то памятники.

Вспомним известный конкурс 1965 г. и выдающийся своим образным решением проект В.Мельниченко и А.Рыбачук, который тогда не был реализован. Но это была советская власть.

Сейчас существует утопическая идея создания некоего «огромного» музея в Бабьем Яру. Когда его построят, неизвестно. Но у меня сама идея вызывает сомнения.

Представьте себе музей в Освенциме или в Бухенвальде, возможно ли это? Музеем является сама территория Бабьего Яра, место памяти и покаяния…

— На мой взгляд, сама тема заслуживает широкого общественного обсуждения.

— Конечно. Но дискуссии не проводятся. Ведь все происходит без нашего ведома, у граждан никто ничего не спрашивает.

Сейчас ситуация вокруг Бабьего Яра напоминает мне танк с задраєними люками, в котором сидит сліпоглухонімий экипаж: танк мчится, а мы бежим за ним и пытаемся достучаться сквозь броню…

 

От редакции DT.UA. Поскольку тема создания мемориального комплекса в Бабьем Яру очень важная и для многих болезненная, приглашаем заинтересованные стороны продолжить дискуссию на наших страницах.

Источник

Добавить комментарий