«Верую, ибо говорю правду…»

"Вірую, бо ж кажу правду…"

«Люди, которые голосуют за неудачников, воров, предателей и мошенников,,
не являются их жертвами. Они соучастники…»
Джордж Оруэлл

ZN.UA

"Вірую, бо ж кажу правду…"

@zn_ua

Читайте @zn_ua

Я уже с ZN.ua

В издательстве «Пульсары» в этом году вышел сборник «Федерико Гарсия Лорка, Четыре короткие пьесы»: перевод великого поэта и драматурга ХХ века с испанского — на украинском языке.

Богдан Бойчук, Николай Лукаш, Вера Вовк, Михаил Москаленко, Юрий Тарнавский, Игорь Качуровский, Сергей Борщевский… Все эти выдающиеся имена — история переводов произведений (драматических, поэтических, прозаических) титана испанской литературы Федерико Гарсия Лорки (или Льорки — это уже как кому нравится). Теперь в этот бесконечный летопись драгоманського восхищение великим испанцем вписано и имя Дмитрия Дроздовского, главного редактора культового журнала «Вселенная». К сборки, что увидела свет в серии «Классика» издательства «Пульсары», вошли четыре короткие пьесы — «Начальное ауто сентиментальное», «О любви», «Тени» и «Иегова» — переводчик называет «метафизическими».

Благодаря «інтертекстуальному диалогу» между пьесами (что тоже справедливо замечает переводчик в своем предисловии) их можно ставить на сцене как одно целостное произведение. Никто и не заметит, что постановку «скроен» из четырех текстов. Практика нынче модная — взять хотя бы постановку «Гагарин и Барселона», где шесть рассказов пяти разных современных украинских писателей слились в единое представление.

Но вернемся к Лорки. Свинья из «Театра животных» фактически тождественна Иегове с одноименной пьески. Это животное возглавляет так называемую «ассамблею для борьбы с человеком». «…Я давненько живу рядом с этими людьми, поэтому наблюдаю за их грехи. Если бы вы знали, как я страдал! Как я рыдал, спрятавшись в тени! Что же осталось от моих страданий?!», — жалуется Свинья поверхностно-легкомысленной Голубцы. А Иегова, этот суверен над «мертворожденными», ропщет, ведь-ибо «подражание убивает», и ангелы подражают людей, становятся «испорченными», небеса же перенимают худшее из земного мира. Впрочем, и сам Иегова — любитель «сочных янголичків». Гомосексуальность Лорки (о которой у нас не очень любят писать и говорить вслух) проявилась в двух из четырех коротких пьес — в герметичных «Тенях» и в «Иегове». Хотя во втором случае — лишь в намеке на определенные наклонности Бога-Отца.

«Тени», по мнению переводчика, — это пьеса о связь Лорки с Бунюэлем. Однако, искренне говоря, прямо вычитать «что-то такое» из текста не удастся. Все слишком завуалировано, покрыто толстым слоем аллюзий. «Тени» — это, скорее, псевдохристиянський текст, где якобы знеславлюється Бог-Отец и якобы возвеличивается Христос (он же — якобы Любовь). «Якобы» — ключевое слово. Все эти «тени, которые притворяются христианами», живут среди «въедливого запаха серы». И жизнь выглядит как насмешка с самого себя. А каким еще может быть жизнь? Все сомнение, все — смятение, от всего бежать куда глаза глядят. «Я останусь среди толпы, — вякает Тень Сократа, — как билинонька в поле… Это ты поезжай в саду и ищи свое счастье».

Лорчина язык (язык перевода) — удивительно легкая, прозрачная. И это «вытягивает» непростые, полные философии тексты. Философию в «Иегове» Лорка сравнивает с блеклыми цветами: «Я был и в теплице, где растет философия. Цветы яркие, разнообразные. Но все боятся дневного света, поэтому растут в тени». Упомянутая прозрачность языка связана прежде всего с глубокой верой автора — что противопоставляется абстрактной науке, которая воплощает атеистическое сомнение. «Но вечность уцелела, — утверждает Иегова. — Она за этой проклятой потолком, что не дает до нее добраться». Пробить потолок? И без проблем! Но уже не в этой жизни…

Сборник Лорчиних пьес является не только прекрасным языковым и теологическим екзерсисом. (Не удивительно, что переводчик, по его словам, работал над текстом много лет.) Эта сборка очень актуальна и потому, что в ней Лорка высмеивает войну. Нашу вечную страшную соседку. Лорка же, как известно, и сам стал жертвой войны… Война — это всадник апокалипсиса. Война — чисто человеческое творение, не Бог. Война — терапия несовершенна своих травм. И очиститься от скверны войны можно, лишь обратившись ибо Бога-Любви, только попутешествовав Туда. Этот небольшой и целебной экскурс дарят нам четыре Лорчині пьески, переведенные Д. Дроздовським.

Источник

Добавить комментарий