В Одессе прозвучала «Песня песен»

 

На Одесском международном кинофестивале, как всегда, многоплановая и разновекторная программа. Но в нынешнем году особое внимание приковано к двух отечественных фильмов — «Плен» режиссера Анатолия Матешко (главную роль сыграл Владимир Горянский, который попытался сломать свой привычный сериальный имидж), а также «Песня песен» режиссера Евы Нейман, — эту картину многие критики рассматривают как одну из главных кинособытий 2015 г.

Кинопоказы в Одессе — на любой вкус. Параллельная программа художественных выставок, подборка документальных и художественных фильмов, посвященных немецко-румынской оккупации Одессы (среди них есть лента, снятая румынским офицером и до сих пор не введена в научный оборот).

Зал фестивального дворца (театр музкомедии) в первый вечер погрузился в герметичный мир потешного и одновременно страхаючого фильма Квентина Дюп’є «Реальность» (двойственность содержится в названии, ведь героиней второго плана является девочка по имени Реалити). Жизнь есть сон. Но есть сон параллельной жизнью? И сколько параллельных существований нам доступны? Зритель удивляется, оказываясь то в пространстве телешоу, где скромный оператор третьей камеры Джейсон (Ален Шаба), то в спальне Реалити, чей сон фиксируется сумасшедшим режиссером Зогом.

На двух режиссеров здесь один продюсер. И за его внимание стоит побороться. Замысел идиотского хоррора «Волны» — о телевизорах, которые уничтожают людей, нравится продюсеру Бобу Маршалу. Хоть то и трудно проникает в замысел. Ведь его внимание патологически рассеянная то розкурюванням сигары, то мнимым необходимостью выйти на балкон, вернуться в кабинет, отчистить чернильное пятно на ковре и даже ответить на звонок… Джейсона (хотя Джейсон уже сидит перед ним).

Мир-оборотень такой захватывающий, что оторваться от просмотра невозможно. И зал облегченно хохочет, когда решена основная загадка: Реалити пересмотрела таинственную кассету и возвращает ее туда, где ей и место, откуда она была извлечена, — в мусорный бак.

К счастью, на фестивале оказалось немного кинопродукции, с которой хотелось бы поступить, как Реалити с кассетой.

Вечерний опен-эйр на Потемкинской лестнице, показ немого экспериментального документального фильма Дзиги Вертова «Человек с киноаппаратом» (в живом сопровождении камерного оркестра Майкла Наймана) собрал огромную аудиторию. За несколько часов до того на одном из пролетов лестницы состоялось торжественное открытие памятного знака Европейской киноакадемии «Сокровище европейской кинокультуры» в виде стеклянной таблички, на вид — низкой вандалоопірності.

Уже сейчас только ленивый прохожий не коснулся ее руками, упиваясь причастностью к европейской культуре.

Фестивальные просмотры на нескольких площадках организованы в Одессе так, что можно найти новинку на любой вкус. Вовлечены все жанры, «кроме скучного» (за редкими исключениями).

На полюсах зрительского интереса — ожидаемо — оказались два полнометражных фильма, которые одновременно участвуют и в международном конкурсе, и в национальной конкурсной программе.

Один из них претендует на отражение событий, происходящих здесь и теперь. Второй, обращаясь вроде бы к седой древности, повествует о вечном. В одном много актуальности, во втором — даже рукотворный винтаж смахивает на настоящий.

Речь идет о фильме Анатолия Матешко «Плен» и Евы Нейман «Песня песен».

Первая картина провоцирует оскомину мнимым многозначностью на уровне названия, которое полностью формулируется так: «Captum (lat. плен)». Часто ли мы обращаемся к латыни? Тем более в пограничных ситуациях? И действительно втирала слезы в Каннах Катрин Денев после просмотра, как об этом рассказывала группа на пресс-конференции? Создатели говорят, что в одном из каннских зрителей во время показа якобы едва не пришлось вызывать врача, настолько достоверные сцены насилия. Фильм предлагает достаточно жесткий сюжет, черно-белое изображение, цитаты из Евангелия. Предлагает эта картина и попытку замечательного актера Владимира Горянского «сломать» свой имидж, свое амплуа (к которому зрители привыкли после многих сериалов) — неожиданной ролью Химика… Который становится воплощением зла.

«Плен»

— Нельзя привыкать к войне! — справедливо говорит артист. — Убийства — это ненормально для цивилизованного общества. И мы пытались доказать некоторые мизансцены и диалоги до такой степени, чтобы людям стало не по себе.

В фильме Химик бьет невинного кота мордой об стену (попробуйте повторить этот трюк — любой кот, уважающий себя, мигом вас без рук оставит), зритель зевает, понимая, что «во время съемок ни одно животное не пострадало». Понять, кто кому кем приходится, кто кого пленил и зачем террор, трудно, и до уровня философского обобщения все это, увы, не дотягивает. Посмаковать жестокость того или иного персонажа явно не было целью авторов, но, к сожалению или к счастью, о жизни в плену известно мало. Как и о медицинской стороне дела. Иначе бы в напівобгорілого персонажа не было столько реплик и объятий по ходу действия, а художественный вымысел — тоже не их конек.

Задано хорошим оказался новый фильм Евы Нейман «Песня песен» (фильм производства «1+1»). Каждый кадр (оператор — Рімвідас Лейпус) можно помещать в рамочку и вешать на стену. Поэтический сюжет Шолом-Алейхема о дружбе маленьких жителей еврейского местечка Шимека и Буге, которая могла бы стать основой для создания семьи, а осталась только сказочной мечтой, очень понравился режиссеру. В отличие от других произведений этого автора, режиссер прочитала «Песню песен» уже взрослой. И при первой же возможности превратила свое видение на сценарий. А потом — в трогательный, тонкий и необыкновенно красивый фильм.

Такие фильмы нам сегодня очень нужны.

Ева Нейман, режиссер сформировалась под влиянием, с одной стороны, Киры Муратовой, с другой — немецкой киношколы. Но превалирует ее авторский голос. Ее видение, ее почерк. Хотя историческая достоверность в изображении еврейского штетла, что канул в Лету, и не была самоцелью, режиссер консультировалась у днепропетровского раввина Шмуэля Каменецкого, питерского ученого Семена Якерсона (доктор исторический наук, профессор, заведующей кафедрой семитологии и гебраїстики Восточного факультета Спбгу), использовала музыку Аль Джонсона, Яши Хейфеца, Йосселя Розенблатта, Йосефа Хассіда.

Ева Нейман

«Песня песен», чье авторство приписывается царю Соломону, вдохновляла Шолом-Алейхема. Знания, от которых «папы и мамы» в этой истории что происходит, позволяет режиссеру-сценаристу и добиться правдоподобности и достоверности, и художественных вершин.

Ева Нейман, создавая сценарий, воспользовалась прижизненным переводом Шолом-Алейхема с идиш на русском языке. Стремясь говорить о вечном, а не об актуальном (а разве не актуален предчувствие Катастрофы, которая нависла над всеми героями «Песни песен» и их средой обитания?), режиссер вынуждена абстрагироваться от того, что происходило вокруг. Оказывается, первым съемочным днем было 3 мая 2014 г., накануне произошла трагедия в одесском Доме профсоюзов. По негласным правилам, группа не говорила о том, что произошло, стараясь не розхлюпати чувство городка-рая, обреченного, но бессмертного в человеческой памяти поэтического еврейского штетла. Съемки проводились в Одессе и Вілкові.

В значительной мере обеспечил фильма стильную «картинку» художник по костюмам Руслан Хвастов. Непросто оказалось надеть жителей городка, использовались подходящие скатерти, шторы, которым умелыми руками дизайнера предоставлялся вид винтажных, а то и элитных тканей. Остальное дорабатывал покрой, который соответствовал эпохе.

Киевская актриса Виталина Библив, которая сыграла одну из главных ролей, говорит: «Роль заботливой еврейской мамы помогла мне сделать тяжелая чалма, созданная Русланом, она заставляла держать осанку, придавала образу царственности».

Виталина Библив

Добротность и художественная отличают основательность «Песню песен» даже на уровне кастинга. Герои, повзрослев, поразительно похожи на детских персонажей. И гримеры довели работу природы до совершенства. В хорошую историю с финалом «я второму отдана и буду век ему верна» хочется всматриваться. И не случайно картину «Песня песен» уже ждут много международных кинофестивалей.

Источник.

Добавить комментарий