Украинская культура vs карантинная кризис: кто победит? Дискуссия в студии Шустера

В последнем пятничном эфире программы «Свобода слова Савика Шустера» обсуждали вопросы культуры и культурной политики. Нечастое явление для украинского телевидения, тем более, его топовых площадок. Ввиду важности темы, Theater-light.ru представляет конспект этого эфира. Организаторы программы провели опрос в выборке 600 человек – о массовые эмоции, которые люди испытывают. Согласно результатам, 48,4% – испытывают надежду, 29,4% – страх, 22,2% – «унижение через условия, в которых живут».

***

Савик Шустер: Цифры очень плохие. Примерно такие были перед выборами и мы получили совершенно неожиданный результат: не то, что победил Зеленский, а то, с каким отрывом. Практически переворот. Эти цифры могут говорит о том, что что-то может произойти в стране.

Українська культура vs карантинна криза: хто переможе? Дискусія в студії Шустера

Гости:

  • Святослав Вакарчук, лидер группы «Океан Эльзы»;
  • Оля Полякова, певица, актриса;
  • Юлия Санина, фронтвумен группы «The Hardkiss»;
  • Тарас Тополя, лидер группы «АНТИТЕЛА»;
  • Олег Собчук, лидер группы «СКАЙ»;
  • Сергей Кузин, радиоведущий, продюсер;
  • Александр Роднянский, кинопродюсер, кинорежиссер;
  • Ахтем Сеітаблаєв, заслуженный артист Автономной Республики Крым, режиссер;
  • Остап Ступка, народный артист Украины;
  • Владимир Горянский, народный артист Украины;
  • Ирма Витовская, заслуженная артистка Украины;
  • Влад Троицкий, театральный режиссер;
  • Ольга Харлан, олимпийская чемпионка (2008);
  • Элина Свитолина, первая ракетка Украины, пятая ракетка мира в рейтинге WTA (2017, 2018, 2019);
  • Александр Ткаченко, народный депутат, «СЛУГА НАРОДА», председатель комитета ВРУ по вопросам гуманитарной и информационной политики.

Культура vs коронавирус

Юлия Санина: Я живу с надеждой и немного с тревожностью за то, что будет с нами и с нашей индустрией. Онлайн-концерты для меня не выход. Это момент, когда можно подарить слушателям эмоции, но живые концерты заменить невозможно из-за их эмоциональный взрыв.

Українська культура vs карантинна криза: хто переможе? Дискусія в студії Шустера

Ирма Витовская: Моя юность была в 90-х, мы прошли много. Поэтому я всегда с надеждой. Я думаю над, что делать, если это продолжится на год-два, чтобы не выпасть из профессии полностью. Я немножко преподаю и у меня коммуникация со студентами. Я урбанистический экстраверт, и раньше думала, что хочу какой-то изоляции, но я ошибалась. Возможно, это одиночество и нужна для работы над собой.

Александр Роднянский: Есть страх. Голливуд испугался. В индустрии перезагрузка. Кинотеатры не работают. Когда закончится пандемия, неизвестно, откроют ли кинотеатры, пойдут ли туда люди, будут ли у них деньги на кино. Производство тоже приостановлено. Страхование – ключевой элемент запуска фильмов, но финасовые фонды сейчас не хотят страховать.

30 млрд долларов в мировом масштабе – объем киноиндустрии в час, где 10 млрд – США, 10 – Китай. Но сейчас индустрия остановилась. Считается, что урон составит 20 млрд.

Вместе с тем, Нетфликс, Амазон и другие стриминги растут.

Українська культура vs карантинна криза: хто переможе? Дискусія в студії Шустера

Объем денег на их производство – 50 млрд. Происходит движение аудитории от больших экранов к малым. Это повлияет на то, что надо производить, и то, на что будут идти люди.

Marvel, DC, «Звездные войны» – им кризис не помешает, потому что они аттракционные. Но их производство дорогое, и таких фильмов не может быть много. [Вопрос в том], что делать кинотеатрам, для которых невозможен показ исключительно этих фильмов. Кроме Диснея и Warner, кинокомпании не справляются с вызовами.

Единственная хорошая новость – контент необходим, аудитории нужны истории, там есть эмоции, опыт, который можно прожить, измениться внутренне, сделать для себя выбор. Эти вещи никуда не уйдут. Изменятся платформы.

Святослав Вакарчук: Как политик я живу с тревогой, как творческий человек – с надеждой.

Все знают, что произошло с бюджетом в сфере культуры. При том, что расходы увеличились, даже к помощи фонда борьбы с короновірусом. А на культуру сняли почти половину, 40%. Расходы там и так были небольшие. Сейчас важно, чтобы государство посмотрела на тех, кто представляет киноиндустрию, театральную, музыкальную, библиотеки, музеи.

Если мы позволим себе налоговые льготы, это не очень отразится на общей ситуации]. Эти льготы позволят [креативной индустрии] хоть как-то продержаться в это непростое время.

Українська культура vs карантинна криза: хто переможе? Дискусія в студії Шустера

С надеждой я живу потому, что мне много пишется и в связи с печальными событиями в моей жизни, и с тем, что происходит вокруг. Весь тот белый шум, который есть в повседневной жизни – это деятельность тех, для кого творчество – это просто ремесло, а не призвание. А сейчас на первый план выйдут те, кто не может жить иначе, без творчества. После кризисов – всегда взрыв творчества. Сколько было творчества после первой мировой пандемии испанки, Второй мировой? После 2014-го года? Сколько фильмов мы сняли за эти годы, сколько возникло украинских групп и музыкантов.

Александр Ткаченко: С надеждой. То, что произошло за последние несколько недель, все же изменило отношение чиновников к креативных индустрий.

Креативные индустрии составляют 4% ВВП, то есть там работают более 1 млн человек, а их доходы лишь во втором квартале упали на 75%.

Українська культура vs карантинна криза: хто переможе? Дискусія в студії Шустера

Сейчас зарегистрировали законопроект для прямое дополнительное финансирование для креативных индустрий (№3377). Создана рабочая группа для этого, идет дискуссия с правительством. Рассчитываем, что все фракции парламента это поддержат: прямое государственное финансирование, введение понятия гранта, 5% ПДФ на культуру, услуги и много других вещей, которые помогут преодолеть кризис.

Культура во времена пандемии: как европейские страны спасают креативный сектор (в отличие от Украины)

Ольга Полякова: Смотрю с тревогой, потому что мне страшно, куда все это катится. За спинами артистов – большой пласт людей, которые остались без работы. Для нас карантин не закончится так быстро, как для других сфер. Мы откатимся назад лет на 15 именно сейчас, когда научились делать конкурентный продукт, потому что люди массово будут менять профессии.

Українська культура vs карантинна криза: хто переможе? Дискусія в студії Шустера

Я прочла поэтапный план выхода из карантина. О шоу-бизнес и культурно-массовые мероприятия там не сказано ни слова. Мы страдаем не только из-за отсутствия зрителей, а и от того, что у нас отняли единственный способ заработка. У нас никогда не было помощи, мы развивавшемся вопреки, а не благодаря чему-то. Я призываю весь культурный пласт объединяться в профсоюзы, чтобы как-то влиять и обращать на себя внимание.

Владимир Горянский: Всегда во всем нужно искать что-то положительное. Вот нас же ничего не зависит в ситуации с коронавирусом. Я ушел в творческий отпуск, перестал думать о театре, начал заниматься садом. Я должен наполниться. Что мы делали до коронавируса? Бесконечные гастроли, зрители, гостиницы, по 20 спектаклей в месяц. Меня уже ничего не радовало.

Да, надо зарабатывать деньги. Но что мы сейчас можем сделать?

Да, обрезали деньги на кино, давайте снимать не 125 фильмов, а 3-5. Давайте отдадим деньги, например, Ахтему [Сеитаблаеву], который доказал, что может снимать хорошее кино. А с экспериментами подождем.

Ахтем Сеитаблаев: Опасений у меня очень много. Я шесть лет не бываю в Крыму. Кино и театр для меня – с одной стороны, способ просто зарабатывать, чтобы поддерживать семью.

С другой стороны, это мой дом. У меня ощущение, что я живу в определенном оксюмороні, когда подавляющее большинство людей, которые пришли к власти, сделали это, благодаря ТВ, созданию контента, пропаганде общечеловеческих ценностей. Они как раз должны понимать, что культура – это то, что отличает нас от животных. У нас есть память, чувство стыда, надежды на будущее. И этого будущего не будет, если ребенок будет видеть не природу и красивую картину, а соревнования за проценты, которые отобрали у культуры, у Института книги и так далее. У меня нет шанса жить без надежды. Ведь вся история моего рода происходила с надеждой.

Українська культура vs карантинна криза: хто переможе? Дискусія в студії Шустера

Но я злой. Потому что с 2014-го года бываю там, где люди делают все, чтобы я мог пить кофе, целовать детей. Я не знаю вообще, была бы возможность существования нашего ТВ, кино, культуры, если бы не те ребята и девушки.

Культура – составляющая каждого из нас.

Александр Ткаченко: Хочу прояснить. Расходы на культуру и спорт были увеличены в этом году процентов на 20. Их уменьшили, из-за непонимания чиновников (не хочу никого обижать), что везде в Европе это важная сфера. Но надо быть осторожными. Уменьшили расходы на программу «сшивания» страны, на Олимпиаду – то, что стало невозможным из-за пандемии. Считаю, что мы сохранили то, что смогли.

Александр Ткаченко: «Кличко – великий спортсмен, но хреновый менеджер города»

Почему украинские артисты не получают роялти?

Тарас Тополя: Хочу обратиться к господину Ткаченко относительно законопроекта о поддержке креативных индустрий относительно выплаты роялти. Внесите определенные изменения. Многие авторы ждут, что все же разблокируются выплаты авторского вознаграждения. Один из инструментов обеспечения создателей в сложные времена – эти выплаты. У нас в течение двух лет заблокирована комиссия по аккредитации и не происходит аккредитация того органа, который должен собирать авторские. Мы, очевидно, все думаем, что именно Авторская союз должен это делать. Это должно стать подушкой для создателей Украины, условным профсоюзом для авторов, когда мы выйдем с карантина.

Українська культура vs карантинна криза: хто переможе? Дискусія в студії Шустера

Думаю, многие из зрителей расценивает развлечения и культуру как вещи третьго порядка после целого ряда базовых. Но контент фильмов, музыки и так далее в украинском нарративе идентифицирует нас как народ. Чтобы поколения через 5-7 лет не предали нас просто потому, что с ютуба и ТВ им не рассказали, что такое быть украинцем.

Владимир Горянский: Для меня, ситуация, когда доктор едет на работу на самокате, потому что нет денег на такси – важнее, чем отсрочка проката фильма.

Ахтем Сеїтаблаєв: Хочу внести один нюанс. Что произошло за последний год? Закодування сигнала телеканалов, за что оккупированные территории не могут смотреть украинский контент. Почему не строятся сети, вышки? Почему те, которые были построены, не работают? Экономический кризис в Украине начался еще задолго до пандемии. Уже был дефицит бюджета. Откуда? Если военных действий не было, и никаких масштабных явлений. Дети, воспитанные врагом, – такого я никому не пожелаю. Почему в парламенте не возникает мысли о том, что это первоочередная обязанность?

Владимир Горянский: Это диверсия – убрать каналы. Кто принял этот закон?

Українська культура vs карантинна криза: хто переможе? Дискусія в студії Шустера

Александр Ткаченко: Это не закон, а решение частных каналов, к которому они готовились три года. Спутник – одна часть приема сигнала.

Телеканалы должны учитывать авторские права, на некоторые продукты у них нет прав на территории Украины, а спутник выходит за территорию Украины, поэтому они должны их закодировать. Телеканалы выслушали ответную реакцию, устроили международные версии каналов в свободном доступе, которые любой может получить в любой другой способ не только через спутник. Это обычный режим, когда телеканалам также нужно выживать.

Такого кризиса не было не в 80-х, ни в 90-е, ни в 20000-нет. Мир не будет таким же, как к вирусу. Изменятся формы. И об этом стоит говорить. Нужно объединяться.

Остап Ступка: Я живу, как будто в зазеркалье. Как Украинки: без надіїї надеюсь. Но я по натуре оптимист и все же надеюсь, что это рано или поздно закончится. Все, что касается вопросов культурного развития, – мы об этом говорим из года в год. Пока такие решения будут принимать чиновники низкого уровня, которые не понимают важность культуры как стратегической сферы. Мы два месяца не можем назначить министра культуры.

Українська культура vs карантинна криза: хто переможе? Дискусія в студії Шустера

Когда отец был министром культуры, он очень продвигал закон о меценатстве. И еще одна система, о которых упомянула Ольга – профсоюзы. Нет защиты актеров, певцов, книгоиздателей, любого.

Министерство в руинах. Интервью с т.в.а. министра культуры Светланой Фоменко

Тарас Тополя: Профсоюзы не заработают без защиты авторского права.

Сергей Кузин: Радио является незримой паутиной, которая связывает людей. Для меня жизнь не особо изменилась. Главное, что осталось общение с людьми.

Радиовещание тоже испытывает кризис, и я верю в то, что это закончится. Я как часть индустрии не нуждаюсь ни в поддержке, ни в льготах. Единственное, что у нас упали продажи в этих условиях и, к сожалению, многие представители власти при наших попытках объявить каникулы только отчасти поняли, что это общие проблемы, а часть сказала, что это только наши проблемы.

Украинское кино

По данным Госкино, с 2014-2019 на большие экраны вышло 133 украинские фильмы. Лидер среди украинских проектов – «Я, ты, он, она». По 2019-й год – «Захар Беркут», но полностью не окупился. 1 млрд 800 тыс – за пять лет было выделено государством на создание и продвижение украинского кино.

Українська культура vs карантинна криза: хто переможе? Дискусія в студії Шустера

Александр Роднянский: Проблема украинского кинематографа в том, что главный финансист кино в Украине – это государство.

Крупнейшая индустрия во всем мире, и в советские времена тоже, которая являлась кормилицей нескольких затратных отраслей экономики (и то же происходит в огромном количестве странах сегодня) – дотационна.

В 2018-м году судьба украинского кино в прокате – чуть больше 8%. В больших европейских странах это 30%.

Главный вопрос – как используют деньги. Я за то, чтобы в кризис деньги раздавали тем, кто в сложном положении из культурной индустрии. Другой вопрос, почему огромный пласт денег дается проектам, которые не то чтобы не окупаются, но никому и не нужны. Почему налогоплательщики должны оплачивать то, что кто-то назвал культурой, но что на самом деле культурой не является.

90% проката в Украине – американское кино.

Вариант один – научиться делать контент, способный заинтересовать международные платформы. Делать его понятным для всех языком. У нас есть единственный ресурс – талантливые люди. Или же обратить внимание на фестивальное кино.

Нужно сесть и подумать, как это небольшое количество денег использовать для развития, а не для красивой отчетности через несколько лет: сколько фильмов вышло и сколько они собрали, кстати, неправдивой.

Во Франции после Второй мировой, после разрушения и прихода в прокат голливудских картин, министры культуры Мальро, а потом Жак Ланг обеспечили систему законодательных актов, которые предоставили возможность французскому кино не просто выжить, а и не отдать страну полностью американском кино: сначала жесткие квоты, потом их начали снимать, потом была продуман система, которая предусматривается финансирование кино, вот исходя покупаемых билетов: зрители покупают билеты, и вот этих доходов идут проценты на производство кино.

Українська культура vs карантинна криза: хто переможе? Дискусія в студії Шустера

Более того, французские телеканалы подписали обязательства поддержки французского кино. В Украине мне кажется важным такое: во Франции кино, как литература – предмет в школе. Там люди понимают разницу между большим кино и ширпотребом. Большие художники вызывают интерес своим уникальным языком и т.д.

Французская кинематография является доминирующим фактом для поддержки авторского кино во всем мире. Автор кино любой страны выходит там в прокате, собирает залы. И это все последствия деятельности тех министров культуры.

Ахтем Сеитаблаев: Это не происходит в момент и я надеюсь, что когда появится человек, который сможет это сделать у нас. Которая будет иметь стратегический план.

Ирма Витовская: Украинская культура находится в плоскости традиции. Мы привыкли к тому, что долгое время воспринимали культуру по каким-то визуальным контекстом: глечики, вышиванки. Это лишь элемент традиции, которые составляют эту культуру.

Но культура – процесс не постоянный, а динамический. Авторское кино, например, поддерживается бизнес — и политической элитой, которая идет впереди «обывателя». Назавтра обыватель підтянеться и воспринимать авторский контент. Так формируется стиль.

А так бизнес-элита понимает, что на культуре нельзя экономить. Это же не собрали представителей индустрии и спросили, какие статьи они могут сэкономить, нас просто нагибают.

Александр Ткаченко: Хочу напомнить, как в украинском бюджете появились деньги на кино – украинские теле — и кинопродюсеры пытались убедить государство, что нужно запустить массовое производство фильмов и сериалов. Вместо выработки критериев, установление kpi, средства начались раздаваться направо и налево. И хорошо, что есть успешные проекты Ахтема, «Бешеный Свадьба», «Свингеры», успешные артхаузные работы.

Одно дело, когда Ирма участвует в «Мои мысли тихие», который очень успешен, и другое дело, когда много проектов идут на помойку.

Українська культура vs карантинна криза: хто переможе? Дискусія в студії Шустера

Савик Шустер: Ахтем, как так получается, что самый популярный фильм в стране не окупается?

Ахтем Сеитаблаев: Особым способом устроен бокс-офис. Например, государство дало 10 грн на производство фильма, и, чтобы сказать, что он окупился, нужно, чтобы в прокате он собрал 30 грн.

Казус «Дзидзьо»: может ли украинский фильм заработать в прокате

Даже самый успешный с точки зрения бокс-офиса «Я, ты, он, она» собрали, если я не ошибаюсь, порядка 75 млн грн. Господдержка составила была 30 с чем-то млн. То есть, нужно, чтобы он собрал больше 100 млн, чтобы выйти в ноль.

Здесь полифония вопросов: и отсутствие достаточного количества кинотеатров, и законодательной базы и инструментария, нет школы, которая бы поддержала заинтересованных инвесторов, которые из талантливых ребят сделали бы индустрию.

Мы сделали важный шаг, увеличив финансирование с помощью государства. Но не сделали школы и инструментариев для развития.

Мы опять возвращаемся к тому, что с ранних лет ребенок должен быть окружен произведениями искусства, чтобы он мог отличать подтвержденное столетиями вечное от преходящего.

На чем зарабатывают артисты

Українська культура vs карантинна криза: хто переможе? Дискусія в студії Шустера

Українська культура vs карантинна криза: хто переможе? Дискусія в студії Шустера

Индустрия от этого теряет до 8 млн грн. По факту, выгоднее заведениям платить:

Договор на мес – 1000-2000 грн, а штраф – около 150 тыс.

Хотя исполнители заработают также и на спонсорстве, рекламе и т.д. А за время карантина даже новая форма – например онлайн-поздравление от звезды.

Ольга Полякова: Это неправда. Наши артисты зарабатывают концертами. Плюс ютуб, instagram и тд. И продажа лицензий намного меньше.

Тарас Тополя: Я думаю, 80% – концерты: корпоративы, фестивали, сольники. У нас поставлена эта система. Потому мировые туры артистов – лишь промо. А шоу даже могут быть убыточными. Почему? Потому что не работает законодательная база. Есть Ассоциация радиоречевиков, например, они не могут передать собранные средства авторские к ГО УАС, потому что не проведена аккредитация и уже два года нет органа, который может собирать эти средства.

Сергей Кузин: У меня вообще интересная ситуация: я и плачу, и получаю. Например, на нашей радиостанции ставят мою песню, мы платим 2% доход, и я поставил песню в эфир, сделав ее предметом авторского права, через какое-то время ничего от этого не получаю.

Українська культура vs карантинна криза: хто переможе? Дискусія в студії Шустера

Тарас Тополя: Потому что нет такого закона, который аккредитует ту самую организацию, которая будет собирать эти средства.

Александр Ткаченко: Это была государственная организация, которая стала ГО. На нее были переписаны права СІЗАКа и артистов. Сейчас дело в суде, она заблокирована. Проблема не только в регистрации, а в истории вопроса. Мы готовы помочь, но для начала стоит. Чтобы объединились все артисты и нам в этом помогли.

Олег Собчук: Мы готовы объединяться. Украинский артист – пример героизма и альтруизма, особенно украинский рокер. Если американский или европейский артист по роялти может выжить, то украинский артист на 80% живет за помощью концертов. И что сейчас делать?

Ольга Полякова: Важно, чтобы мы также в своем сообществе не делились по стилям.

Украинский театр

Остап Ступка: Нас в театре Франко отправили в оплачиваемый отпуск, это очень мудрое решение. Плановая отпуск, обычно, месяц – в августе. Руководство решило перенести ее на сейчас. Если ситуация изменится к лучшему, в августе будем работать.

Українська культура vs карантинна криза: хто переможе? Дискусія в студії Шустера

Владимир Горянский: У нас в театре иначе. Мы подписали контракты на 60%. Цеха не понятно как строят на эти деньги концы с концами.

Александр Ткаченко: Театрам сохранено почти 100% финансирования. Спасибо за эту дискуссию, потому что любое объединение помогут донести важность культуры для правительства.

Остап Ступка: Вопрос о роялти для киноактеров

Ахтем Сеітаблаєв: Мне кажется, нужно начинать с электронного билета в кинотеатрах, чтобы было понятно, сколько людей посмотрели ленту, чтобы эти данные были открыты.

Александр Ткаченко: Роялти киноактера зависит от того, какими были условия контрактных отношений с продюсером. Относительно электронных билетов – они действительно существуют.

Из этого кризиса есть уникальный шанс выйти с другим отношением к креативных индустрий, и перестаньте называть среди них только культуру.

Много людей, кто работает в этой индустрии, создает экономику.