Украина на экспорт: о уязвимые места культурной дипломатии

0
202

Недавний «Книжный Арсенал», который посвятил отдельную программу культурной дипломатии, подчеркнул несколько важных отзывов об Украине. Важнейшие из них прозвучали из уст иностранных интеллектуалов. LB.ua послушал все доклады на Лаборатории культурной дипломатии и сделал тщательный конспект.

Україна на експорт: про вразливі місця культурної дипломатії
Фото: www.prostir.ua
Во время дискуссии

Известный французский философ и политолог Филипп де Лара отметил, что Украина в общественном мнении французов стала независимым и суверенным только после Майдана 2014 года. Даже положительный резонанс Оранжевой революции » десятилетней давности воспринимался в Европе как результат значимых событий, которые все же «происходили где-то в российском регионе».

Кажется, что стереотипное представление о Украину «в составе» или «в орбите» разных империй наконец сломлено. И эта очевидная для независимой уже 26 лет государства политическая рефлексия кристаллизировалась именно за рубежом. Глядя в свое отражение в глазах восторженных европейцев, украинцы и напоминают о себе свой самодостаточный политический и культурный статус.

Україна на експорт: про вразливі місця культурної дипломатії
Фото: www.prostir.ua
Филипп де Лара (в центре)

Директор Польского Института в Киеве Ева Фіґель рекомендует: «Не обращайте внимание на то, ждут вас в Европе, или нет. Та же известно, что Украина является европейским государством. А то, что она еще не интегрирована в европейские структуры не означает, что вы не является частью европейской истории. Просто надо самим себе об этом напомнить и не считать себя хуже».

Польская дипломатка вспоминает опыт собственного народа, который после политической трансформации 1989 года подавленно заглядывался на культурный уровень французов и немцев. Впоследствии полякам удалось осознать себя страной среднего ранга со своей исконно польском аутентикой в Европе. «Украинцам надо полюбить себя такими, какими они есть, и не создавать о себе искусственных представлений», – советует госпожа Ева и говорит, чтобы мы на профессиональном и менеджерском уровне начали определяться относительно собственного образа в мире, а самое главное – осознали себя сами.

Україна на експорт: про вразливі місця культурної дипломатії
Фото: www.korydor.in.ua/Олексій Заклецкий
Ева Фигель(слева) и Оксана Разумная

Выходить из состояния жертвы Украине надо осторожно, чтобы не вскочить в другую крайность – пафосной героизации и современной шароварщины. Украинский симпатик и чешский дипломат

Україна на експорт: про вразливі місця культурної дипломатії
Фото: www.prostir.ua
Міхаел Жантовський
предостерегает: «Есть соблазн строить свой международный имидж на национальном героическом нарративе – это имеет смысл для страны, которая себя развивает, но не всегда будет воспринято другими».

По его мнению, Украине стоит создавать свой собственный образ на критической рефлексии.

В исторической области следует осуществить аудит искусственных мифологем, чтобы не переносить эти проекции в контент внешней культурной политики.

Зато украинскую публичную и культурную дипломатию следует наполнять фактами из современной жизни – безусловно, дискурсом военного подвига, но также и фигурами современного искусства. И на это должны быть направлены усилия украинских представительных институтов за рубежом.

Поэтому транслировать в мир новые украинские парадигмы имеют не лишь неформальные среды, но и современная государственная инфраструктура, а в нашем конкретном случае – это: забалаканий Украинский Институт, нереформированные Культурно-информационные центры, устаревшие европейские украинистики, инертные дипломатические кадры и минимальный бюджет на культуру.

Этим уязвимым местам украинской культурной дипломатии досталось больше всего от собеседниц эксперта Национального института стратегических исследований Оксаны Разумной, которая совместно с кураторкою международной программы Книжного Арсенала (а сейчас руководительницей отдела культурной дипломатии МИД) Ольгой Жук инициировала актуальный дискуссионный проект «Лаборатория культурной дипломатии».

В течение четырех дней на сцене «Кафе Европа» поочередно делились своим опытом и критическими рекомендациями Украине: Луция Ржегоржікова (директор Чешского центра в Киеве), Екатерина Смаглий (директор Киевского офиса Института Кеннана), Анна Пасторе (директор Итальянского института культуры в Киеве), Эва Фіґель (директор Польского Института в Киеве). Но как только фахівчині давили на болевые точки украинской дипломатии, то сразу же давали успокоительное – «мы тоже через это проходили».

Чешский профиль

Создание институтов чешской культурной дипломатии началось в 90-х годах, когда интеллектуалы и культурные деятели оказались вместе с Вацлавом Гавелом в верховной политике постреволюционной Чехии. Сейчас в мире действует сеть двадцати двух Чешских центров, имеющих центральный офис в Праге и подчиняются их МИД. Финансирование деятельности Центров осуществляется из государственного бюджета лишь до 40 % – остаток средств руководители культурных представительств должны находить самостоятельно.

По словам директора Чешского центра в Киеве Луции Ржегоржікової, фандрайзинг и отчетности перед чешским правительством «за каждую потраченную копейку» является одной из самых ответственных задач (все найденные «на стороне» средства становятся сразу государственными). Кроме того, детальный отчет работы Центров с точки зрения пиар-эффективности, то есть посещаемости культурных мероприятий на иностранном аудиторией или медиа резонанса направляется в соответствующий департамент чешского МИД, после чего попадает на его публичную страницу в Интернет. Следовательно, каждый гражданин Чехии имеет право дать свою оценку эффективности государственных расходов, которые формируются из его налогов. Порой случаются жалобы, и этот обратный фидбэк учитывается при ежегодном совещании директоров Центров в Праге.

Україна на експорт: про вразливі місця культурної дипломатії
Фото: kyiv.czechcentres.cz
Луция Ржегоржікова

В своем разговоре с Оксаной Разумной чешская дипломатка Луция Ржегоржікова рассказала о печальном опыте сотрудничества с украинским посольством, который ярко иллюстрирует специфику культурного менеджмента украинской дипломатии.

По ее словам, в Чехии ежегодно проходит фестиваль «Месяц авторских чтений». В этом году в августе планируется уже семнадцатый. С этой целью в города проведения мероприятия (Брно, Острава, Кошице, Вроцлав, а с 2015 года – и украинский Львов) приглашается около тридцати современных писатели из стран так называемой «домашней линии», а также 31 автор «из-за границы». Каждого года зарубежное представительство выступает в статусе почетных гостей фестиваля (в этом году пригласили писателей из Испании). А в 2015 году таким гостем была Украина.

Україна на експорт: про вразливі місця культурної дипломатії

Зато когда чешская сторона обратилась за поддержкой в украинское посольство, то не получила даже информационного благоприятствования: «Работники посольства нам сразу отказали, извиняясь, что не имеют денег и не могут помочь. Это впервые за все 16 лет, когда с нами таким образом сотрудничала государство. Я не хочу говорить о стране в целом, ведь нам удалось очень хорошо поработать с авторами, но ваше государство не дало нам ни копейки», – рассказала Луция Ржегоржікова.

Паралич государственной системы на коммуникационном уровне – это не вопрос бюджета, а исключительно компетентности и общественной инициативы ее служащих.

А пока украинское государство «отдыхает», именно чешская сторона берет на себя организацию низового взаимодействия между филологами, журналистами, писателями и историками стран центральной Европы (а не восточной, как любят повторять наши географические партнеры), такой важной в условиях «гибридной» войны.

Україна на експорт: про вразливі місця культурної дипломатії

Флеш-моб в поддержку украинистики в Чехии на Карловом мосту в Праге

О гастарбайтерство как культурную дипломатию

Вспоминая о наиболее ассоциативный бренд в Чехии, Луция Ржегоржікова апеллирует к украинских заробитчан: «Когда я иду в супермаркет купить молоко, то с большой вероятностью увижу там касиршу-украинку. Когда лежу в больнице, то наверное уборщицей будет украинская учительница литературы – мама троих детей, которая работает в Чехии несколько месяцев на заработках».

Украинское заработок как политический приговор нашей государстве имеет и другой, более позитивный ряд ассоциаций, продолжает чешский дипломатка: «Но в то же время, если я раз в год иду посмотреть балет в Национальный театр, то главная солистка непременно будет украинкой. Если имею проблему с сердцем, то крупнейший специалист в пражской больнице – кардиохирург украинского происхождения. Если меня интересует неонатология или другие исследования в науке – я уверена, что в команде ученых будет украинец».

Несимпатичные украинистики

«Представим, что я современная чешка и выбираю между иностранными філологіями – конечно я выберу немецкую, французскую или американістику», – госпожа Луция закончила две украинистики и до сих пор вспоминает «несимпатичність, патетичность и занудство украинской системы обучения». Она предлагает украинскому государству создавать программы мобильности для современных писателей и творческих людей, давая им возможность интегрироваться в продвижение украинской культуры, в частности в чешских вузах.

Ведь сейчас, по ее словам, украинскую филологию преподают русисты, которые изучали украинистику лишь «для галочки», зато не имеют с ней никакого эмоционального связи: «Когда я хотела узнать о украинскую литературу в магистратуре украинской и русской филологии, то этому способствовали не преподаватели – захватил меня только персональный контакт с людьми с Украины».

Польский профиль

Україна на експорт: про вразливі місця культурної дипломатії
Фото: Предоставлено Тиной Пересунько
Эва Фіґель, директор Польского Института в Киеве

В Польше так же как и в Чехии, большинство сдвигов произошло вследствие общественно-политической трансформации 1989 года, что и привело к становлению институтов культурной дипломатии. Сейчас в мире работает 25 подчиненных МИД Польских Институтов, зато Министерство культуры и национального наследия Польши курирует Институт Адама Мицкевича в Варшаве со штатом в 70 менеджеров. Между прочим, именно с этого заведения Украине стоит брать пример в конструировании запланированного бывшим министром Кириленко «Института Тараса Шевченко», а идею «Украинских Институтов» следует оставить МИД.

Как и украинцам, полякам в начале тоже трудно было отказаться от патетики в публичной дипломатии. Если приближались какие-то государственные торжества, то обязательно готовились большие церемонии с резонансным празднованием в мире. Но со временем они переключились на креативные микро-проекты, которые практикуются на Западе. Директор Польского Института в Киеве Ева Фіґель напомнила о интересен опыт Польши в применении «мягкой силы» дипломатического противостояния с Россией.

«Два года назад мы готовились к Году России в Польше, который пришлось отменить. Вследствие этого были огромные проблемы с экспорта польских яблок на российский рынок. И тогда поняли, что из этого можно сделать интересный элемент нашей культурной дипломатии. В каждой институции раздавались польские яблоки и распространялось лозунг «ешь яблоки на зло Путину», – рассказала Эва Фіґель.

Україна на експорт: про вразливі місця культурної дипломатії

Україна на експорт: про вразливі місця культурної дипломатії

Польская кампания стала очень успешной, даже президент Порошенко съел злобном Путине яблоко. Политический флэш-моб компенсировал репутационные потери польского экспорта, а также умножил имидж польской изобретательности. В этом году Польша планирует скормить публичных лиц и рыбой. Для польского председательства в Совете Балтийской разрабатывается пакет имиджевых проектов с публичной дипломатии, куда определенно войдет кулинария.

Україна на експорт: про вразливі місця культурної дипломатії

Прощание с прошлым

Ева Фигель говорит: «Важно относиться к себе с юмором. Не надо иметь такого серьезного и монументального самовосприятия». Украинская проблема – в тяготении к прошлому, хотя мы и имеем достаточно общественного капитала в настоящем.

«Польские писатели часто пытаются показать Украину экзотической, совсем не такой, как на самом деле. Но это частично и ваша вина – вы задержались на вчерашнем этапе. Много людей хочет рассказывать о прошлом в то время, как европейцев интересует, современная Украина», – сетует госпожа Ева. По ее словам, дух современной Украины европейцы почувствовали во время Майдана. Тогда много кто выяснил, что здесь состоялась не политическая акция, а демонстрация несогласия украинцев на недемократические стандарты жизни. И именно на этом надо строить «ассоциации» Украины в ЕС.

Уязвимым местом украинской дипломатии является также ее формальный бюрократический стиль. Вместо пышности и замкнутости украинские работники государственной службы и культурные дипломаты должны демонстрировать открытость и доступность в общении.

Итальянский профиль

Итальянские институты культуры в современном виде была спроектирована в начале 1990-х, а несколько лет назад всю сеть «подключили» к единому образцу логотипов и представительских сайтов. В 1994 году путем принятия соответствующего закона Италия нормировали правила подбора руководящих кадров – это должны быть специалисты с научными лингвистическими и культурными компетенциями. Сейчас в мире насчитывается 90 очагов итальянской культуры. Они так же, как и предыдущие европейские институты подчиняются итальянскому МИД и финансируются правительством. Обычно культурные центры Италии за рубежом открываются на основании межгосударственных соглашений.

Україна на експорт: про вразливі місця культурної дипломатії

Легендарный основатель трансавангарда Акилле Бонито Олива вместе с Послом Италии в Украине открывает совместную украинско-итальянскую выставку «Коллекция современного искусства», 2013г.

На уровне с поддержкой реноме древнейшей цивилизации в Европе итальянская культурная дипломатия также направлена на продвижение современного искусства.

Директор Итальянского института культуры в Киеве Анна Пасторе рассказывает, что в своей работе должен работать со всеми отраслями искусства: «Нам необходимо представлять свою культуру за рубежом на все 360 градусов. Надо обладать знаниями в полном объеме. Конечно контент, который предлагается, должен стимулироваться изнутри и быть интересным для граждан страны, где мы работаем».

Україна на експорт: про вразливі місця культурної дипломатії
Фото: Предоставлено Тиной Пересунько
Анна Пасторе, директор Итальянского института культуры в Киеве

Итальянская культурная дипломатия имеет экономическую подоплеку – организация языковых курсов, а впоследствии спровадження украинцев в Италию в качестве туристов приносит свои дивиденды государству. Эта простая истина должна быть учтена при калькуляции украинского бюджета на расходы культуры.

Итальянское МИД совместно с их Министерством культуры ежегодно определяет приоритетные направления работы, тогда из Рима поступают рекомендации в зарубежные представительства. К примеру, на этот год в Украине промується оперный дизайн и креативное творчество, под прицелом итальянской дипломатии – Киев, Харьков и Одесса. В прошлом году это была музыка, как универсальный язык, а в позапрошлом – издательское дело. Последние несколько лет директивы итальянского правительства касаются продвижения культурного производства.

Не борщом единым

Когда речь зашла о образ украинца в Италии, то в отличие от наших ближайших европейских соседей, где знают хотя бы Шевченко, здесь единственным представителем Украины является украинский борщ. Наименьшее, что можно сделать – это обеспечить украинскими путеводителями итальянские магазины. Ведь ни в Риме, ни в Венеции печатной информации об Украине не найдешь.

«Я думаю, что Украина по многим аспектам была бы интересна миру – ее природа и культурное достояние достойные представления. Зато надо также презентовать себя в различных сферах – спорта, музыки, кино, современного искусства», – советует Анна Пасторе. А напоследок адресует комплимент кураторці международной программы «Книжного Арсенала» Ольге Жук за качественную организацию мероприятия, отмечая, что киевскому книжной ярмарке она отдает первое место в ряду с такими же мерами в Марокко или Франции, где итальянка участвовала.

Україна на експорт: про вразливі місця культурної дипломатії
Фото: www.korydor.in.ua/Олексій Заклецкий
Ольга Жук и Луция Ржегоржікова

Профиль Киевского офиса Института Кеннана

По его инициативе в партнерстве с украинским МИД в Киеве уже дважды состоялся Форум культурной дипломатии и издано два номера журнала «Агора» с научными публикациями на эту тему. Директор Киевского офиса Института Кеннана Екатерина Смаглий подчеркивает важность активного привлечения иностранных специалистов к выработке стратегических рекомендаций украинскому правительству в осуществлении реформ культурной дипломатии в Украине.

Україна на експорт: про вразливі місця культурної дипломатії
Фото: Предоставлено Тиной Пересунько
Второй Форум культурной дипломатии, Киев, 27 апреля 2016 года

Среди них она видит и бывшего министра иностранных дел Польши Радослава Сикорского: «На своем посту он сделал очень много для того, чтобы Польша получила большую финансовую зарубежную помощь, в том числе в сфере культуры, поэтому мог бы стать консультантом или советником в этих вопросах. Не надо бояться привлекать людей, которые могут подсказать Украине разные кабинеты и программы финансовой поддержки».

Институционализация культурной дипломатии

Сейчас вопросы культурной дипломатии не только в Украине вынесен в плоскость публичной риторики. В структурах ЕС так же ищутся новые формы ее институционализации. Во время апрельского Европейского культурного форума в Брюсселе высокая уполномоченная по вопросам внешней политики ЕС Федерика Могеріні определила культурную дипломатию ключевым в международной политике ЕС. С этой целью планируется создать отдельную институцию – Европейский культурный центр, который выведет на качественно новый уровень усилия стран-членов ЕС в этой области.

Дебаты по его созданию напомнили присутствовавший на том собрании Екатерине Смаглий украинские междоусобицы в среде общественного и государственного сектора. Там так же решается вопрос: кто будет руководить культурной дипломатией – бюрократы или культурные круги? Большее доверие, как и в Украине, имеет незаангажированный художественный сектор.

Об украинских бюрократов за исключением отдельных пассионариев Екатерина Смаглий отзывается без энтузиазма. И советует делать акцент в кадровых реформах не только на компетенциях отдельных лидеров, но и на укреплении институциональных возможностей: «Отрицательные результаты референдума в Нидерландах заставили задуматься не только о нехватке «киборгов в политике», по меткому выражению Славка Вакарчука, но и о нехватке «киборгов» в культуре. И здесь встает вопрос: что случится с нашими институтами, если эти киборги пойдут? Сможет ли, к примеру, МИД в случае, когда Дмитрий Кулеба поедет в Страсбург, успешно реализовать свои проекты?»

Україна на експорт: про вразливі місця культурної дипломатії
Фото: Предоставлено Тиной Пересунько
Екатерина Смаглий

Одними харизматичными лидерами на руководящих должностях культурной дипломатии проблему имиджевой стратегии Украины не решить. Назначение Ирэны Карпы в Париже может и реформирует стилистику украинской дипломатии, зато не решает проблему государственных процедур. Прежде всего речь идет о нехватке государственных программ в области культурного продвижения, а также непрозрачность финансирования дипломатических миссий.

Сеть Культурно-информационных центров при украинских посольствах, которые сегодня являются альтернативой Украинским Институтам, нужно не просто реформировать – по мнению Екатерины Смаглий эти очаги подлежат полной реанимации. По результатам недавнего общественного аудита эффективности проектов культурной дипломатии Украины в Бельгии, осуществленного по заказу Киевского офиса Института Кеннана, оказалось, что такой центр в Брюсселе стал новостью для местных украинских активистов. А его представители на прямой запрос от общественности не смогли предоставить даже данных относительно бюджета на свои культурные программы. Зато именно прозрачность государственных процедур, по мнению Екатерины Смаглий, должно стать ключевым признаком реформ, которые вводит МИД в области культурной дипломатии: «Департамент публичной дипломатии может стать новым знаком качества МИД и, вроде новой полиции, свежей визуализацией и наглядными пособиями изменений и реформ, которые бы демонстрировали уход от коррупции, патрон-клиентарных связей, неэффективного менеджмента и движения по кругу».

Верхушка власти – самое уязвимое место культурной дипломатии

Общественность должна знать, каким является бюджет публичной дипломатии, каким образом определяются проекты на поддержку культурного продвижения Украины в мире, и иметь возможность контролировать публичные расходы. И проанализировав паспорт бюджетной программы МИД на 2016 год (который находится в свободном доступе в Интернет) должны констатировать, что нам приходится контролировать не много.

Государственная программа МИД с поддержки позитивного имиджа Украины и связей с диаспорой имеет лишь две статьи расходов, которые касаются непосредственного воздействия на зарубежные аудитории: співраця с иностранными СМИ (на 2016 год запланировано полтора миллиона гривен: 8 публикаций по 200 тысяч гривен) и организация круглых столов, форумов и пресс-мероприятий (14 «столов» по 113 тысяч гривен – это еще полтора миллиона). Поэтому имеем три миллиона гривен из задекларированных семи на всю публичную и культурную дипломатию Украины от МИД. На фоне нескольких миллионов гривен, которые находит самостоятельно на культурную рекламу Чехии Луция Ржегоржікова и около 100 мероприятий культурной дипломатии в год, которые она организовывает в Украине, украинские показатели являются печальным свидетельством пассивности нашего государства в отстаивании своих культурных границ.

Ротация руководящих кадров в профильных министерствах является скорее имитацией реформ. Имея в арсенале репутационный капитал Майдана ни один министр не смог основать хотя бы стипендию для иностранных исследователей, как недорогой, но стратегическое средство имиджевой рекламы Украины. Во многих европейский странах студийные визиты и стипендиальные программы является мощной частью бюджета публичной дипломатии. Зато власть даже музей Майдана не способна профинансировать. Трагическая, но богатая на информационный ресурс украинская современность, даже без взгляда в наше ресурсное прошлое, является мощным «методическим материалом» для государственного брендинга.

Было бы только понимание у политической элиты, что способности культуры в третьем тысячелетии значительно мощнее индустриальный сектор. Что культура является оружием Украины в гибридной войне с Россией, а ее «мягкая сила» – это наименее затратный, однако наиболее стратегическое направление национальной безопасности и обороны. Зато финансовые показатели на культурную дипломатию свидетельствуют о том, что именно верхушка украинской власти – является ее уязвимым местом. С такой системой координат мы скорее будем долго бродить по европейской объездной, чем строить Европу в Украине.

Источник