Тоска по Гилельсом

Туга за Гілельсом

 

Шестой международный конкурс пианистов памяти Эмиля Гилельса, который проходил в Одессе в течение десяти дней, показал очевидное: нет на свете второго «гения клавиш», как называли знаменитого одессита народного артиста СССР Эмиля Гилельса, обладателя многих высоких для деятеля искусств званий и премий, почетного члена Лондонской королевской академии и Будапештской музыкальной академии.

16-летним студентом Одесской консерватории он впервые покорил музыкальный мир, и с тех пор его имя знает мир.

Время вундеркиндов истек. Второго Гилельса нет. И, очевидно, не будет. Но есть лауреаты прошлых лет — Лев Терсков, Павел Колесников, Диана Гульцова и другие, чье творчество подтверждает, что в Одессе их отметили не зря.

Участники конкурса — молодые музыканты из 13 стран Европы, Азии и Америки. В состав жюри вошли профессионалы из США, Великобритании, Франции и Украины.

Председателем жюри стал Владимир Винницкий (США), который вместе с Михаилом Яковицьким (США) и Грэмом Скоттом (Великобритания) также планировал дать в Одессе мастер-классы, которые в последний момент отменили без объяснения причин. Что, конечно же, обидно: ведь их хотело посетить много профессионалов, преподавателей и студентов, в частности Училища искусств и культуры им. К.Данькевича. Но такой профессиональный конкурс сейчас стал в Украине единственным, помня это, легко почувствовать гордость и за то, что имеем.

Очень непросто на базе конкретного музыкального вуза провести такое соревнование. Понятно, что бюджет конкурса не стал солиднее по сравнению с 2013 г. Хотелось увеличить призовой фонд Гран-при заявили в 15 тыс. долл. (в 2013-м заявляли 10 тыс., но и тогда его не присуждали, не присудили и теперь, зато были четыре первые премии, плюс золотые медали). И теперь, как выяснилось, есть у организаторов партнеры, участие которых сделала проведении конкурса возможным.

Церемонии открытия и закрытия конкурса, весь третий тур участники проходили вместе с Национальным одесским филармоническим оркестром под управлением Хобарта Эрла. Гран-при жюри решило не присуждать (в кулуарах поговаривали, что не нашли призовых 15 тыс. долл.).

Две третьи премии (3 тыс. долл. США) получили представительница РФ Ольга Кудрякова и одессит Андрей Турбинський. Японец Рутаро Сузуки (студент Национальной консерватории музыки и танца Парижа, класс Ортанс Картье-Брессон), китаянка Чженьюй Лян (студентка ОНМА им. А.Неждановой) и киевлянка Виктория Швец (НМАУ ім. П.Чайковского, класс Ольги Ліфоренко) — три вторые (5 тыс. долл.).

Наконец, четыре первые премии (7 тыс. долл.) добрались Жібек Кожахметовій (Казахстан), Татьяне Шафран (украинцы, студентке фортепианной академии Оксаны Яблонской в Болонье), ученик Киевской средней специальной музыкальной школы им. М.Лысенко Алексей Канке и студенту ОНМА им. А.Неждановой Владимиру Кочневу (класс Игоря Сухомлинова). Одну призовую сумму делили на несколько участников, что, конечно, конкурсантов немного расстроило, но они отнеслись к этому с пониманием.

Туга за Гілельсом

Жібек Кожахметова

Необходимость делить одну премию на двоих, а то и трех лауреатов Александр Сокол объясняет высоким уровнем конкурсантов — невозможно не отметить каждого достойного, а призовой фонд все-таки ограничен, хоть и есть в конкурса верные друзья-меценаты. В том же 2013-м конкурса обещали финансовую поддержку государства, но, судя по тому, что на церемонии закрытия Александр Сокол отсутствовал в Одессе, потому что был вынужден спешно уехать в Киев, здесь не все гладко происходило.

Вот скажут: не стоит так много внимания уделять финансовой стороне, конкурсанты ищут не этого. Это пока, а в дальнейшем начнут искать именно «этого», оставляя город, страну, где нет для них достойных условий. Ибо, как говорят в Одессе, «пусть привыкают» к тому, что поддерживать талантливых академических музыкантов престижно, что хорошим пиаром может быть даже именная премия. Почему бы и нет?

Фавориткой публики была яркая и темпераментная Жібек Кожахметова, которая блестяще финишировала Вторым концертом для фортепиано с оркестром Прокофьева, ей прочили Гран-при. Овацию с криками «Браво!», нарушая все правила, устроили Владимиру Кочневу на третьем туре, как только отзвучал в его исполнении Третий концерт Рахманинова.

А 17-летний Алексей Канке, возможно, не по возрасту нацелился на Первый концерт Чайковского, но был убедителен и вошел в четверку лучших. Татьяна Шафран, которая исполнила в финале Третий концерт Рахманинова, также не могла остаться за бортом призового лодки.

Туга за Гілельсом

Алексей Канке

Приз городского головы «Надежда» (10 тыс. грн) получили одесситы Александр Лойко и Амина Чобанзаде. К сожалению, в этот раз не вручали специального приза памяти профессора Александра Бугаевского, что его, помнится, на Пятом конкурсе получил молодой китайский пианист Зіжун Ву. Не присуждали и приза памяти Берты Рейнгбальд » за лучшее исполнение фортепианной транскрипции (на прошлом конкурсе эту награду получила москвичка Татьяна Сидорова), хотя в репертуаре конкурсантов они, конечно же, были, и отметить можно было не одного даже пианиста.

Не было и специально написанного для конкурса обязательного произведения украинского композитора (хотя каждый ту или другую украинскую пьесу представил).

Тут вот какой казус. На прошлом конкурсе предложенная пианистам в обязательном исполнении рапсодия Владимира Птушкина оказалась такой сложной, что ее разрешили играть по нотам, не заучивая наизусть, причем победила тогда японка Шіно Хідака, пожалуй, лучше всего подготовлена к интерпретаций новой академической музыки.

Но и Гилельс такого не исполнял, поэтому этот пробел, может, и к лучшему, в память о нем стоит выполнять и слушать Скарлатти, Скрябина, Шумана, Листа.

Источник.

Добавить комментарий