Театр, ложи. Сцена № 2669-Д

Театр, ложі. Сцена № 2669-Д

 

В Украине радостно завершился медийный скандал вокруг возможных радикальных реформ в театральной сфере. Медийный, поскольку спикеры этого скандала обменивались преимущественно открытыми письмами, эмоциональными блогами, аргументированными комментариями. Страсти были спровоцированы принятым в первом чтении законопроектом «О внесении изменений в некоторые Законы Украины относительно внедрения контрактной формы работы в области культуры и конкурсной процедуры назначения руководителя государственного или коммунального заведения культуры» (законопроект 2669-Д). Итак, скандал начался весело — так же весело и закончился. Есть смысл вспомнить отдельные мизансцены — ради «истории» театра.

Пролог

Все началось с законодательной инициативы Минкульта о введении в сфере прекрасного (в театрах, в частности) контрактной системы.

Такая идея, выпестованная революционными ветрами возможных гениальных реформ, в начале этой «пьесы» пришлась по душе абсолютно всем.

Контракт, как безболезненная форма дальнейшей работы для того или иного руководителя, по мнению того же руководителя, предусматривал лишь определенную форму грима. Такой себе косметики — для реконструкции театрального фасада.

Дальнейшая кропотливая работа над законопроектом обострил ключевые моменты дискурса. Представителями парламентского комитета по вопросам культуры и духовности до того же документа были предложены отдельные смелые дополнения.

В частности. Руководитель учреждения культуры (театра в том числе) должен был бы иметь на своем веку лишь два руководящих сроки (по пять лет). Согласно первой версии законопроекта, в театре усиливалась роль директора. (Серьезные преимущества над художественным руководителем, которого, собственно, и нанимал на службу).

Еще один эпизод, который вызвал возражения и одобрения, — определенное расширение рынка театральных кадров. Эти кадры могли бы в будущем прийти на руководящую работу в театр — после трех лет работы в культурной сфере. Необязательно только с «профессиональным» документом об образовании. Образование, конечно, высшее, но без крепостного права быть выпускником вузов ім.М.Поплавского или И.Карпенко-Карого (а также регионального культпросвиту). Ведь эффективным директором-менеджером, по мнению авторов законопроекта, мог бы быть и культуролог, и менеджер, и историк, и экономист, которые доказали реальными делами свою способность управлять и создавать новый театр. По прогрессивной логике, мог бы быть таким театральным руководителем и иностранный приглашенный специалист, как это практикуется в лучших театрах Европы и РФ.

Еще один эпизод — конкурсная комиссия. Ее создание — через трудовой коллектив, уполномоченный орган, общественный сектор. Якобы унеможливлювалися попытки «ручного управления».

Разумеется, не все позиции документа в первом чтении всех устраивают и всех осчастливливают.

К тому же не все позиции находились в гармонии с Кодексом законов о труде, с позицией профсоюзов и другими лакомствами.

Итак, пасторальные мотивы, которые предшествовали дискуссии о контрактах, на определенном этапе изменились жестким позиционированием и даже антагонизмом между сторонниками и противниками 2669-Д.

Хор

Оппонентами законопроекта 2669-Д (в первом чтении) в публичной сфере выступили руководители национальных заведений культуры. Среди них — Анатолий Авдиевский (хор ім.Веревки), Мирослав Вантух (ансамбль танца им.П.Вирского), Михаил Резникович (Национальный театр имени Леси Украинки).

Театр, ложі. Сцена № 2669-Д

хор ім.Веревки

Собственно, неверно определять именно трех единственными оппонентами. За ними — настоящий хор. Кадровые штаты и трудовые коллективы, почувствовали тревогу относительно своего дальнейшего существования, когда законопроект из духа превратится в букву.

Горячо поддержаны профсоюзами, деятели государственных театров направляют письма с просьбой приостановить активное движение неправильного законопроекта 2669-Д. Такие обращения идут в адрес президента, премьера, Верховной Рады.

Ниже — цитаты из «обращения трех» (по каким — хор).

«В нашем искусстве есть живые творческие традиции, на которых украинский театр не только держался, но и получал большие творческие победы на протяжении всего ХХ века…

И эти традиции прежде всего заключаются в том, что в ХХ веке руководитель творческого коллектива (любого театра, хора, танца), который является действительно настоящий лидер, специалист высокого уровня, возглавлял этот коллектив долгие годы. Ведь только при этом условии можно было не только поставить несколько прекрасных спектаклей или программ танца и пения, но — и это главное — воспитать новые поколения художников, способных продлить творческую жизнь коллектива в последующее время.

В проекте Закона «О театральное дело», который высветился на сайте Верховной Рады, сказано, что пребывание руководителя любого театрального заведения не может превышать двух сроков. И один этот строка может разрушить всю эту живую традицию, которая, без преувеличения, подняла украинское искусство на достаточно высокий уровень.

Надо дотошно разобраться в шевченковском завещании «свого не цурайтесь…» нельзя выбрасывать на свалку те живые традиции, которые сделали нашу театральную дело по-настоящему большой в масштабе Европы. Мы имеем в виду воспитание лидером творческого заведения следующего поколения художников — это то, чему завидуют нам сегодня в Европе, — и в многочисленных гастролях по миру мы в этом убедились, это и в танце, и в пении, и в драме.

И одна строка в законе (два срока), неверно сформулированном, все это перечеркнет. Это будет огромная вина наша перед поколениями, которые будут жить после нас.

К разрушению может привести и другая строка — тот, в котором говорится о преимуществе директора над художественным руководителем.

В советские времена власть ставила «красного» директора, чтобы тот идеологически «подправлял» художественного руководителя, и между ними всегда велась ожесточенная тайная борьба за качество спектаклей. Именно поэтому за время независимости президент Украины Л.Кучма объединил должности руководителей учреждений культуры, таким образом образовав новую — генеральный директор — художественный руководитель, и это в основном пошло на пользу театральному делу Украины.

По нашему мнению, контрактная система, о которой говорится в вышеупомянутом законопроекте, обязательно должна быть осуществлена. И она, кстати, уже эффективно работает в Театре им. Леси Украинки. Но в масштабах страны она должна быть весьма гибкой… Она, во-первых, не должна ограничивать срок руководства лишь двумя сроками, а во-вторых, должен предусматривать различные должности руководителей: — генеральный директор — художественный руководитель, и отдельно — директор и художественный руководитель (в таком случае министерство заключает контракт с обоими), а где — то- только директор, а где — то- только художественный руководитель и директор-распорядитель (приоритетность руководства театра, по нашему мнению, должен решать министр).

Нам кажется, сначала эту систему следует внедрять в качестве эксперимента в семи, восьми, десяти театрах с тем, чтобы в дальнейшем учесть все особенности, исправить недостатки. Ведь, в отличие от Запада, мы не имеем тех социальных гарантий для работников отрасли, которые являются там. На сегодняшний день заработная плата у нас не дает возможности сделать серьезные сбережения, которые позволили бы освобожденной человеку некоторое время продержаться, а переехать в поисках нового места работы в другой город в нашей стране почти невозможно…»

Антигона

Движущая сила пьесы «2669-Д» —

Театр, ложі. Сцена № 2669-Д

Ростислав Карандеев

. «Кто такая госпожа Подоляк? Кто она такая, чтобы, не посоветовавшись с президиумом академии искусств, не собрав всех руководителей национальных коллективов страны, выносить этот законопроект на голосование? Какие интересные спектакли, танцевальные, вокальные программы она поставила в Украине? Какие книжки, что двигают вперед театральное дело, она написала? Какие поколения новых театральных звезд она воспитала?»

Об этом переспрашивают трое (из хора), внося отдельную интригу в эту же пьесу.

Солидным мужчинам можно было бы ответить просто: не знаете «кто» — задайте поиск в Гугл, а там напишут, что она работала руководителем культурной сферы в Львове: болела за европейский театр, теперь — народный депутат (а не «кто это такая?»).

В этой пьесе, к сюжету которой приложили руки Подоляк и ее оппоненты, сама героиня чем-то напоминает Антигону. Древнегреческий пассионарной героиню. Женщину, которая хочет «отдать земли» — в нашем случае — отдельные части «несвежего тела» родного театра.

«Живой труп» — одноименная пьеса, а отечественный театр должен быть не «трупом», а живым.

С этой целью она инициирует жесткую схему ограниченного срока руководства театрами. Настаивает на том, что возглавлять театральное дело должен успешный менеджер и творческий человек. Говорит о давно назревшую ротацию кадров. Дальше — диалог, который сложился еще «до» the end в этом деле.

— Госпожа Ирина, как просчитано и учтено европейскую практику в той версии законопроекта, что вызывает сопротивление представителей национальных коллективов? В Европе есть разные формы театрального менеджмента.

Театр, ложі. Сцена № 2669-Д

Ирина Подоляк

— Европейская практика — это динамичность, открытость и прозрачность. А также равные возможности для всех. Именно такую модель и предлагает законопроект 2669-Д. Именно это и вызывает наибольшее возмущение. Потому что много должностей воспринимаются как статусные отличия по умолчанию, а это неправильно.

— Если воспользоваться таким определением как «кадровый резерв», то есть, на ваш взгляд, в Украине именно тот резерв, который завтра может прийти в театры, в частности на руководящие должности, и начать качественные изменения?

— Во-первых, речь не идет о полной замене руководящего состава театров. Никто не выгоняет и не планирует выгонять нынешних директоров. Речь идет об изменении условий игры.

Речь идет о том, чтобы люди, которые приходят на руководящие должности, имели четкое видение развития учреждения и представили его перед экспертной комиссией и широкой публикой.

По моему мнению, сегодня в Украине есть много руководителей и молодых профессионалов, которые умеют и способны внедрить качественные изменения.

Этот законопроект не ставит целью полностью убрать «старых» и назначить «новых» (это тоталитарная советская практика смены элит).

Наоборот, законопроект имеет целью создать комфортные и безопасные условия для тех профессионалов, которые уже сегодня работают в театре или планируют работать там завтра, исключить угрозу коррупции и создать открытые и честные условия работы.

— Что делать с таким метафизическим и реальным явлением как «авторский театр»? Таким, например, как театр Владимира Кучинского во Львове. Когда Автор создает вокруг себя художественный мир, но, отбыв два срока (согласно закону, если его примут), он будет вынужден преждевременно оставить свое дело, оставить безотцовщиной учеников, а на смену ему придет невежда, который «обработал» общественное мнение, экспертный совет и чиновников?

— А почему «кто-то» должен оставлять свое дело? Законопроект вызывает такое сопротивление, поскольку сегодня у людей в сознании зафиксирована советская модель управления театром.

В ней действительно такой законопроект не сработает. Мы ориентированы на создание новой театральной модели, где директор театра — это не «хозяйственник», «бюрократ» или «винтик государственной машины», а хороший управленец, чувствительный к художественной деятельности возглавляемого театра.

Человек, подаваемая на конкурс, должна четко понимать, какой театр она планирует возглавить и создать условия для его развития, а также минимизировать риски для творческого процесса.

Если речь идет о авторский театр, что важный для города, региона или страны в целом, то задача экспертной комиссии — оценить, насколько потенциальный директор сумеет создать условия для развития такого авторского театра, для художников, привлечь широкую зрительскую аудиторию, найти соответствующие театральные фестивали по всему миру, чтобы этот театр мог себя презентовать.

Ведь при назначении новых директоров не говорится о «перепрофилировании» театра или создание из него «машины для зарабатывания денег». Речь идет об умении раскрыть потенциал, создать комфортные условия для работы и признания на национальном или международном уровне.

Поэтому, возвращаясь к вашему вопросу, этот законопроект поддерживать тех, кто не только творит «действительно уникальный художественный мир», но и создает почву для прихода человека, который разделит это видение и усилит театр с управленческой точки зрения, оставляя возможности всем художникам для развития.

По моему мнению, современный директор — высокопрофессиональный и творческий человек. Только ее творчество оказывается не в постановках, а в умении создать гармоничную структуру и стоимостной культурный продукт.

— Как думаете, есть риски возможной «євроуніфікації», хотя бы в том, что административно и идеологически украинский театр больше терять свою национальную составляющую (то есть опыт предшественников, традиции украинских классиков), иногда сканируя чужой опыт? Хотя это и опыт прогрессивных соседей.

— Что такое «євроуніфікація»? По моему мнению, ее не существует. Когда вас спросят, что такое «европейский театр», то, уверена, вы потратите довольно много времени, чтобы перечислить все виды, названия и жанры, от больших классических оперных, балетных и драматических сцен — в community theatre, devised theatre, site-specific theatre и тому подобное. Как вы знаете, в Украине даже нет современной терминологии для обозначения определенных видов современного театра.

О потере «национальной» составляющей, что бы вы под ней не подразумевали, не говорится. Наоборот, речь идет о создании условий для вхождения украинского театра в мировой контекст.

Однако если под «євроуніфікацією» понимать театральные здания, создание таких условий, чтобы на художников не падала потолок и чтобы они имели комфортные условия для труда (например, адекватного размера гримерки); чтобы в театр могли прийти и увидеть спектакль люди с ограниченными возможностями, то да — я поддерживаю такую «унификацию».

— Сможет ли реформа помочь преодолеть финансовую пропасть (даже на уровне зарплат), которая сегодня существует между высокобюджетными национальными и местными (муниципальными) театрами?

— Любая реформа бессильна без людей. Но я уверена, что приход руководителей через открытые публичные конкурсы, на которых будут представлены программы развития, действительно сможет помочь украинскому театру выйти на качественно новый уровень. Задача законопроекта 2669-Д— создать условия для профессионалов и позволить им делать свое дело.

На этом диалог пока не исчерпан. Как один из аргументов «Антигона» приводит текст-отзыв своего корреспондента, что также болеет за светлое будущее театра. Это Павел Босый. По мнению Ирины, он «крутой интернациональный человек, театральный художник и не только, работает в Кировоградском театре и за рубежом». Следовательно, его эмоции и аргументы:

«Современный украинский театр как культурный феномен считать живым не приходится. Всегда есть исключения, но они существуют, скорее, в отрицании мейнстрима, а не благодаря.

Умер государственный театр в Украине, умер. Модель репертуарного театра на службе и содержании государства придумали большевики. Но по крайней мере они контролировали хотя бы количество работы. Расцвет этой модели приходится на 1950-1960-е годы. Тогда рядовой областной театр выпускал 10-11 новых спектаклей в год, а театр оперы и балета — 5-6 спектаклей, и залы были переполнены, несмотря на конкуренцию с телевидением, которое быстро распространялось.

Количество, спросите скептически? Количество обычно переходило в качество. Конечно, советскую качество. Но какой же еще тогда было ждать? Разруха и бедность 1990-х привели к тому, что театры сами себя лишили обязанности работать. Если бы некий преподаватель заявил, что теперь будет читать наполовину меньше лекций за ту же зарплату, а врач начал принимать наполовину меньше пациентов, — уволили бы сразу. В театрах такое «прокатило», поэтому теперь не редкость областные театры, которые выпускают 1-3 спектакля в год, и оперы, что, в лучшем случае, ставят одну.

В театральных помещениях обычно мероприятий на аренде больше, чем собственных спектаклей, на которых залы полупустые. Театральные труппы переполнены творческим балластом. Актеры не загружены работой. Они и понятия не имеют — да и не поощрены узнать, как развивается современный театр, в лучшем случае — смотрят на «ютюбе» спектакли российских театров.

Пьянство процветает. Кумовство под соусом «творческих династий».

Это цементирует. Жалкое, душороздирюче зрелище. И это все удерживает общество с городских, областных и государственного бюджетов.

Наконец уже надо навести порядок. Перевод всех работников и творческих профессий, и обслуживающего персонала — на однолетний контракт может помочь. Контракт с директором и художественным руководителем — не дольше трех лет, не более двух контрактов подряд. Каждый контракт — исключительно по конкурсу. Никаких автоматических продлений. Но и это проблему не решит. Как на меня, необходимо установить, что муниципальное или государственное финансирование идет исключительно на новые постановки и реставрацию помещений. На зарплату и коммунальные услуги театры должны зарабатывать сами. Ведь эти аренды — источник спецдоплат начальству и подхалимам за «тяжкий труд»… На сумму, заработанную арендой, — уменьшать госсубсидию. И не надо бояться, что директора и художественные руководители будут драться и подсиживать друг друга. Если придется по-настоящему зарабатывать на хлеб насущный — не до того будет. А как не сработаются — контракт короткий, до свидания обоим…»

Голос с неба

Ожидаемый и неожиданный финальный реверанс в пьесе (о возможных радикальные реформы в сфере украинского театра) внезапно поставили Комитет и Минкульт. Устами заместителя министра культуры Ростислава Карандеева гласит — истина, такая, какая она есть.

Театр, ложі. Сцена № 2669-Д

Ростислав Карандеев

«Комитет Верховной Рады Украины по вопросам культуры и духовности на своем заседании единогласно проголосовал за вынесение на рассмотрение ВР во втором чтении законопроекта о введении конкурсного отбора руководителей государственных и коммунальных заведений культуры и артистического персонала театров, а также контрактной формы трудовых отношений в отрасли культуры, — констатирует Ростислав Владимирович в FB. — Благодаря конструктивной позиции каждого из членов Комитета, учтены ВСЕ правки, предложенные Минкультуры после принятия законопроекта в первом чтении. В частности исключена норма об ограничении двумя сроками пребывания одного лица в должности руководителя учреждения культуры, определено в качестве единственного руководителя театра художественного руководителя-директора, увеличено количество жителей в населенном пункте с 3 до 5 тыс., которая позволяет учредителю учреждения культуры не применять конкурсную процедуру отбора руководителей коммунальных учреждений культуры в этом пункте. Надеюсь и искренне верю в одобрении парламентом законопроекта в целом. Это действительно будет решительный шаг в сторону обновления и осовременивания системы управления государственными и коммунальными учреждениями культуры. Особая благодарность за сотрудничество первому заместителю председателя Комитета Ирине Подоляк…»

Ремарка

Все радостно аплодируют.

Источник.

Добавить комментарий