Светлана Алексиевич о добре и зле

0
83

Світлана Алексієвич про добро і зло

В этом году Нобелевская премия по литературе присуждена уроженке Станислава белорусской писательницы, которая работает в Германии и пишет на русском, Светлане Алексиевич.

Наверное, нобелевское жюри поддалось на то, что Алексиевич поднимает вечные темы – человечности и различения добра и зла. Сейчас во время передышки в войне, зажал в себе боль от потери, обиду и растерянность самое время над этим подумать.

Представитель Русской Православной Церкви Чаплин радуется: «Слава богу, закончились тучные годы, надо людям пострадать». Страдания в некотором смысле цементируют душу и ограничивают ее развитие. У нас были свои недоразумения с беженцами из Донбасса, порой, они давали для этого основания, хотя Украина с этим справляется и остается человечным.

В первом номере журнала «Контрапункт» российский ученый Кирилл Рогов анализирует, каким образом авторитарный путинский режим мобилизовал население до состояния всенародного одобрямса, «Кримнашизму» и абсолютной поддержки действий Путина. За последние 10 лет средствами пропаганды на телевидении путинский режим создал «чудо», когда равнодушный, растерянный от потери былого «советского величия» российский обыватель, что в 90-е был открыт до либеральных идей, вдруг начал думать националистически-шовинистическими категориями и «сплотился под знаменем осажденной крепости». Особенно опасным становится то, что пропаганда своим действием затронул не только низшие, плохо образованные, не думающие слои общества, но и людей с высоким уровнем образования, которые имели бы критически относиться к этому шабашу.

Общество проглатывало убийства Хлебникова, Политковской, Магнитского, Эстемировой, Немцова, приговаривая: «Сами виноваты». И это сплочение ускорился в последние годы, когда уже ясно, что российская экономика падает в пропасть и это чувствуют все русские на собственной шкуре.

И снова ассоциации с Алексиевич, которая вспоминала книжку К.Кунц «Совесть нацыстов». Немцы не были антисемитской нацией, но за десять лет превратились в страну лагерей смерти. Надо было только нажымать на простейшие, примитивные кнопки. Простые, примитивные вещи лучше всего усваиваются.

Больше: Рассуждения над Нобелевской премией по литературе

Источник.