СУКові дети и наше новое кино

СУКові діти і наше нове кіно

Обзоров новых украинских фильмов — немало. И в рамках фестивальных форумов, и просто «в рамках». Недавно, опять-таки, «в рамках» ГогольFest состоялся показ фильмов-лауреатов премии «Золотой СУК», что позиционируется как наиболее демократическая и открытая.

Сегодня, пожалуй, это единственный из немногих киноконкурсов, которые дают характеристику не только фильмам, но и зрителю.

На участие в конкурсе было подано более 200 фильмов, из них отобрали четыре десятка. И путем зрительского голосования определили пятерку лучших в различных категориях.

В подборке были фильмы режиссеров, которые побеждали на главных украинских кинофестивалях, принимали участие в престижных кінооглядах мира. Отдельные критики отметили, что этот конкурс стал «одной из сильнейших программ украинского кино за все годы».

Такая пафосная характеристика, однако, не вылилось в соответствующие результаты голосования.

В категории лучший видео-арт победил Денис Сполитак с работой «Десерт». Герои — три колоритные персонажи, играющие в русскую рулетку. Фильм густо декорирован, насыщенный деталями и интенсивной музыкой. Он напоминает роскошно тюнингованный автомобиль, который поразительно газует на старте и глохнет где-то на середине дистанции.

Развязка сюжета так и осталась недодуманою или недознятою. Складывается впечатление, что изначально это задумывалось как игровое сюжетное кино. По крайней мере до кульминации сюжет фильма движется по всем законам драматургии.

Однако, провалив финал, лента, словно чтобы оправдаться, была крещена видео-артом. До которого, правда, она причастна так же условно, как и до игрового кино. Ведь концепция в арт-кино — то же самое, что развязка в игровом. Она определяет.

Одно слово, если лет 10 назад недоведенный до ума фильм маскировали под определение «артхаус», то сегодня ему на смену пришло слово «видеоарт».

Следующим в программе был показан клип Indytronics — Clone Fight, признан лучшим музыкальным видео. Клипмейкерство — единственный жанр украинской киноиндустрии, что развит не хуже, чем в других странах. Отечественных клипмейкеров ценят за рубежом, а стоимость музыкального видео у нас нередко превосходит бюджет короткометражного фильма. Поэтому победа Indytronics — Clone Fight в этой категории воспринимается, минимум, как недоразумение. Включив наугад любой музыкальный канал, уже в течение первого часа увидишь несколько более достойных украинских клипов.

После двух слабых работ творение Саши Даниленко «Велопортрети» становится весомым контраргументом желанию уйти посреди сеанса. Хотя ленту было признано «лучшей» анимацией.

Берлин, Киев, Харьков, Нью-Йорк и ряд других городов показаны особенности велосипедов, которые попадаются на их улицах. Например, для немецкой столицы характерны велосипеды, пышно украшенные всевозможными безделушками и звонками. А в Париже безопаснее иметь старый, грязный велосипед, — такого не украдут.

Красочный Уэс Андерсон в этом фильме встречает схематического Питера Гринуэя. Эстетикой картина напоминает лихой пролет по ленте новостей социальной сети, так если бы в друзьях у вас были сами велолюбители, живущих в разных странах.

Даниленко прославился благодаря мультяшным клипам на песни «Дахи Брахи», ТНМК, «Камышового кота» и других групп. Сегодня он — один из эксклюзивных украинских кинематографистов, которые совершенно справедливо имеют статус «свободный художник». Каждый его фильм появляется, словно из ниоткуда, становясь событием. Стили и жанры он меняет так же часто, как покрышки на своем велосипеде. А места проживания — как диски с любимой музыкой в плеере. Каждый такой диск обычно заслушивается до дыр и выливается в очередное музыкальное видео.

Мечтательный драйв «Велопортретів» изменился в программе сухой, рутинной картиной Ксении Марченко «Там внизу тихо», отмеченной призом за лучший документальный фильм.

Лента открывает закулисье киевского метрополитена. Она фиксирует монотонное патрулирование дежурных по станции, медитативное скольжение машинистов темными тоннелями, тяжелый труд уборщиков, механиков и монтеров, которые незаметно работают по ночам.

«Там внизу тихо» захватывает прежде всего темой. Ведь многим пассажирам интересно заглянуть за двери, на которых висит табличка «Посторонним вход воспрещен».

Несмотря на то, что по своей структуре лента путаная и размашистая, в ней ясно прочитывается олицетворение театра в метрополитене. Здесь есть и своя вешалка в виде Бюро находок, и завеса — противопожарная стена, которая каждую ночь поднимается перед входом на станцию.

Чтобы каждый из здешних повседневных спектаклей заканчивался хорошо, в метро трудится 7,5 тыс. специалистов. А зрителем есть каждый из полутора миллионов пассажиров, которые ежедневно пользуются этим транспортом.

К сожалению, тысячи метро-сюжетов, которые бы могли кристаллизоваться в захватывающие фильмы, так и остаются погребенными под землей.

Лучшим игровым фильмом назвали комедию Павла Острікова «Голден лав» (фильм недавно был отмечен и на «Открытой ночи»). В нем показана провинциальная вечеринка одиноких сердец, где каждый персонаж получает возможность выбрать «вторую половинку», несколько минут пообщавшись друг с другом. Ход событий зритель видит глазами застенчивого Виктора, которому приходится общаться с очень разными представительницами прекрасного пола. Каждый разговор становится для него настоящим испытанием.

Все персонажи нарочито комические и банально эксцентричные, как в развлекательных шоу. Режиссером и автором сценария картины выступил Павел Остріков, с недавних пор известен как юморист. «Его сольный концерт напомнит вам ливерную колбасу, ведь чего там только не будет», — говорится в анонсах его выступлений.

Несмотря на то, что режиссеру всего 26 лет, благочестивый юмор этой картины вращается вокруг среднего возраста и местами напоминает «хохмачество» советских комедий. Даже в безобидной голливудской анимации этот юмор смелее и резче. Если бы у нас был объективный киномир, указанную ленту обвинили бы в «консерватизме» и заигрывании с «татусевим кино». А так — отдают главные призы. Весной лента удостоилась еще и главной награды конкурса «Украина: путь к миру».

Каждый из победителей получил статуэтку в виде сучка, окрашенного золотой краской. Что кроется под этим ловким символом? Аллюзия на новые ростки украинского кино? Карикатура на «Золотую пальмовую ветвь»? Или на полено папы Карло, из которого наш бедняга-кинематографист производит собственный шедевр, часто оставаясь с носом?

Конкурс проводила организация СУК (Современное Украинское Кино). Проект дал возможность взглянуть на наше кино под «массовым» ракурсом. Он диагностирует состояние дел и в кино, и в головах зрителя. И, как оказалось, за его любознательностью нет ни капли требовательности.

Источник

Добавить комментарий