Сорокалетние (пост)

Сорокалітні (пост)

Художник А. Урбановский

Умные имеют
держаться вместе!

ZN.UA

Сорокалітні (пост)

@zn_ua

Читайте @zn_ua

Я уже с ZN.ua

За короткий (осенний) период в двух архаичных общественных структурах — Союзе кинематографистов Украины и Союза театральных деятелей Украины (НСТДУ) — произошли внезапные кадровые изменения. Эти Союзы, что переживали за последние годы, пожалуй, не ренессанс, неожиданно возглавили разные люди, представители одного поколения — сорокалетние. Пост сдал, пост принял. Им и посвящается этот пост.

Съезд НСКУ (Национального Союза кинематографистов Украины) проходил на днях в Доме кино. Под грифом «внеочередной». Формальная причина очередной встречи любителей кино: до конца 2016-го надо внести и зарегистрировать в Министерстве юстиции изменения в Устав кіноспілки, приведя его в соответствие с требованиями действующего законодательства и сохранив для этой же союза статус неприбыльной организации.

Кстати, аналогичный маневр должен осуществить и НСТДУ (театральная), сохранив и свою организацию как некоммерческую, а то будет еще хуже, чем плохо.

По итогам внеочередного съезда кинематографистов — само слово «съезд» новому поколению художников заметно режет слух, — новым главой кіноспілки избран режиссера Тараса Ткаченко. Выдвигался, правда, актер Артур Ли, но, честно говоря, не видел его ни в одной картине, поэтому, извините, ничего дополнительного сообщить не могу.

Тарас Ткаченко заранее опубликовал предвыборную программу. В первых строках которой констатировал: «К сожалению, роль Союза как мощного инструмента социальной и профессиональной защиты неуклонно снижается…»

И вот программные тезисы от нового главы, состоящие из шести пунктов: 1) реализовать идею кіноспілки как объединение профессиональных гильдий; 2) привлечь к кіноспілки продюсерский цех; 3) создать на базе кіноспілки консультационные и учебные центры, а также центр профзахисту; 4) модернизация Дома кино и возвращение ему статуса фестивального центра; 5) работа с молодежью; 6) участие в законотворческих процессах.

Кратко и понятно.

Тарасу Ткаченко — 40. Преподает на кинофакультете университета им. И.Карпенко-Карого. Его короткометражные фильмы отмечены критиками и фестивалями. Не один год он снимал и, слава Богу, все же снял «Гнездо горлицы», в котором свою последнюю главную роль сыграл талантливый Виталий Линецкий. Вид у нового главы — достаточно уверен, даже внушает ощущение надежности растревоженный старшему кінопоколінню: все же всех не разгонит, а, бесспорно, многих пожалеет.

Об этом он, кстати, сам и говорит в программе о проблеме социальной защиты членов союза. Но тут же сам себя одергивает (в документе): «А что же делать, чтобы удержать позиции в социальной защите?»

Действительно, а что же здесь делать, когда, практически, все творческие союзы в Украине — бедные как церковные мыши?

В отдельных, как у кинематографистов, правда, бушевал хотя бы творческий запал, благодаря Сергею Васильевичу. Но вряд ли это сказывалось на масштабах и потребностях социальных гарантий.

И если кіноспілчани имеют хотя бы крышу над головой (в Доме кино), то театралы, как известно, из года в год арендуют скромные апартаменты в популярном доме напротив снесенного Ленина. Справа (в помещении) — вывеска Департамента культуры столицы, а слева — Бюро похоронных услуг. К сожалению, табличка навевает разнообразные метафизические смыслы.

Национальный Союз театральных деятелей, по итогам недавнего съезда в Доме актера (под которым, кстати, тоже периодически ходуном ходит земля), возглавил театральный режиссер Богдан Струтинский. Ему — 46. Он — художественный руководитель и директор Киевской Национальной оперетты. Муж такой непогамованої активности, что не успеваю крутить головой, отслеживая все процессы, связанные с его непосредственной деятельностью. Фестивали, конкурсы, концерты. Международные проекты. Совсем недавно — мастерская молодых режиссеров музыкального театра.

Ну и, в русле старинной поговорки — мол, встречают все же по одежке, он привел одежду своего театра возле стадиона практически в идеальный вид. Позолота, гламур, красный бархат. Я хочу там жить.

Опереттой он руководит с 2003-го. То есть это почти героический период руководства конкретным театром, который состоит, в том числе, из неуловимых мстителей и необузданных строптивых, что съели не одного героя СССР. Этот руководитель, очевидно, вспомнил поговорку Г. Товстоногова, которой тот укротил своего времени аппетиты старого БДТ: «Я — несъедобный!»

Недавний театральный съезд, как и все аналогичные собрания, по словам участников, проходил очень эмоционально. Не удивительно. Средний возраст участников таких заседаний — 70+. И это не предел. Может быть и 90.

Естественно, те и другие союзы, в соответствии с природными циклами, постепенно и заметно — стареют. Обновление и приток свежей крови — «все сложно». Творческую молодежь сегодня тотально интересует другое сообщество — СВС, как будто Союз Производителей Сериалов. И на том «съезде» юных богатеньких Буратино всегда будет неоспоримый кворум.

А нынешние союза, и театральная и концертная, и кинематографическая (и все остальные), в наиболее возвышенном значении следующего словосочетание, — будто клубы чудесных пенсионеров за бывшими профессиональными интересами.

И в этом нет абсолютно ничего плохого или унизительного.

Но и ничего конструктивного и прогрессивного в этом тоже — нет.

Творческие союзы в текущую нашу эпоху переживают настоящий кризис — идей, замыслов, инноваций. О кризисе финансов даже глупо каркать.

И общество украинских театралов (основано 1944-го), и общество украинских кинематографистов (основано в 1958-го) — по сути своей были идеологическими навколосталінськими образованиями. Когда сито кормились из неисчерпаемого источника государственных щедрот, которое кормило-поил идеологию и пропаганду, — в виде таких вот различных, но системно услужливых союзов.

С 90-х ХХ века. эти же союзы переживают не то чтобы драмы идеологические (шапки и вывески стремительно изменились). Именно к смене идеологий приспособиться нетрудно. На первом плане часто здесь была — растерянность. Перед периодом дикого накопления капитала. Перед новыми писаными и неписаными правилами социально-политических игр, в которых таким бывшим союзам отводилось все меньше и меньше места.

Много людей честно и полезно работали внутри таких структур, но за сложное время — время дикого накопления — различные союзы, как известно, «растеряли» столько бывших советских «активов», что даже Шерлок Холмс вкупе с запрещенной у нас телеКаменською не найдут ни крайнего, ни виноватого. Здесь, как говорится, «пропало все». Почти все.

И нынешние 40-летние, что утвердились на украинском художественном горизонте в различных сферах прекрасного, хочешь не хочешь, становятся активными игроками, которым, возможно, и предстоит найти «пропавшее без вести»? И эти относительно молодые люди нужны относительно старым союзам еще и учитывая свой полезный возраст, то есть социальную активность и творческую потенцию.

В том же театральной среде сейчас в основном самые активные и самые успешные именно 40-летние: Андрей Белоус в Молодом театре, Ростислав Держипильский в Ивано-Франковске, Макс Голенко (ему скоро 40, и он повсюду, уже даже в цирке), Сергей Павлюк в Херсоне, Павел Арье в Львове. До 40-летних подтягиваются 30-летние активисты, вроде Станислава Игоревича Жиркова («Золотые Ворота»).

В кинематографе «лупают сю скалу» тоже 40-летние бойцы экранного фронта: Мирослав Слабошпицкий — 42 года, Владимир Тихий — 46, Александр Итыгилов-младший — 42, Ахтем Сеїтаблаєв — 43, многие другие.

Список, естественно, можно продолжать. Ибо необузданные законы природы. А у нее нет плохой погоды, поскольку каждый творческий возраст — прекрасный (исключительно художественными результатами).

Возглавив две несчастные и нищие союза (театральную и кинематографическую), 40-летние— Т.Ткаченко и Бы.Струтинский — уверен, не собираются рыться в как-то идеологических ловушках. Им уготована новая западня — финансовая.

То есть обоим начальникам предстоит решить серьезный и кардинальный вопрос: а как здесь можно работать, чтобы заработать, чтобы этим союзам хотя бы самосохраниться? На госбюджет надежды призрачны.

Если в давно не ремонтированном Доме кино какая-то аренда еще может служить иллюзией средств для прокорма, то театралам можно сдать в аренду только розовую мечту. Больше ничего.

И все последующие спілчанські проблемы (для 40-летних) — не менее тяжелые.

Например, проблема «интеграционная». Так или иначе, но по разным причинам эти союзы, увы, в арьергарде новых модных и передовых творческих процессов-явлений. Студийное, фестивальная жизнь, сотрудничество с богатыми европейскими фондами, советами и институтами (теперь только там и дают деньги) — все это бурлит и пенится часто «без» наших союзов.

Поэтому важно уже не догонять, не манкировать и не подстраиваться, а моделировать и форматировать — свое и новое. Чтобы подтянуть к себе поколение, которое еще не окончательно получил «удостоверение» СВС. То есть важно быть инициатором, а не подпевалой.

Тяжелая, но ответственная миссия союзов — социальная защита пожилых и обездоленных людей творческих, которым в периоды тарифного террора (а также в другие светлые полосы нашего социального рая) особенно больно. Как тут выкрутиться 40-летним, чтобы и молодых подтянуть, и старых не забыть, — опять же, задача не для слабаков.

В плане какого-то немедленного «ренессанса» того или иного союза розовых иллюзий — нет.

Они появятся в том случае, если сами союзы не будут робкими конкурентами (на поле), а лидерами среди общественных организаций. Влиятельными рупорами, горластими адвокатами, неуемными креаторами. Произойдет это, сохранятся и обновятся такие союзы — скоро расскажут и покажут 40-летние. В ближайших числах DT.UA надеюсь на встречи с ними.

Источник

Добавить комментарий