Слава Виталины

Слава Віталіни

«Люди, которые голосуют за неудачников, воров, предателей и мошенников,,
не являются их жертвами. Они соучастники…»
Джордж Оруэлл

ZN.UA

Слава Віталіни

@zn_ua

Читайте @zn_ua

Я уже с ZN.ua

Виталина Библив, которая недавно стала открытием для многих театралов, в этот уик-энд играет в премьере «Цвета» по пьесе Павла Арье (на сцене «Золотых ворот»). А осенью в прокат выходит фильм «Брама» по популярной пьесе «Баба Прися» того же автора: там она играет Славу.

Слава — дочь бабы Фриси, 90-летней чернобыльской нимфы. Эта дочка — как дичь — розбитна босячка в застиранных штанах и растаманському берете. Бабу-мать она то жалеет, то третирует, то регулярно посылает на всем известную адрес: «Да пошла ты…»

Когда она ее туда посылает в спектакле «Сталкеры», то в глядачевій зале никто не морщится и не возится. Потому что так должно быть. И потому что адрес известен. И потому что взрослая дикая дочь Слава высказывается так, как и должно быть в глуши, в Чернобыльской зоне, в кругу немного одичавшей семьи.

Сколько ей лет, этой Славе? 40, 50, 60? Паспорт утерян, время не властно. Да и важно это и в модном спектакле, и, думаю, в будущем фильме (под названием «Врата»)? Живет и живет себе эта Слава в обнимку с позором, с потерями. Не считая лет. Оторвавшись от цивилизации. Лишившись мужского тепла. Воспитывая сына-дебила. Третируя вездесущем мать свою.

Слава Віталіни

Виталине Библив драматургом и режиссером четко предложено воплощать на сцене очередное потерянное поколение. Поколения советских матерей, которые родили не очень здоровых детей. Поколение женщин, которые как бы «профукали» настоящую жизнь и настоящих мужчин.

Мама назвала ее «Славой» в честь «Слава КПСС!». Но «слава» КПСС обернулась позором, крахом и прахом. А эта — поздравительная Слава в радиационном лесу — вечный женский тип в разнообразных украинских поселениях (причем не только чернобыльских).

Это нагловатая женщина. Где сядешь, там и слезешь. Это чорнорота сорвиголова. По слово в карман не лезет. Это одинокая душа. Приросла сердцем к своей родне в беде.

Некоторые наши известные актрисы воплощают на сцене, скажем так, глобальные темы и магистральные (в зависимости от пьес, конечно). В этом ряду, например, Н.Сумская или.Витовская: их главные роли в их главных спектаклях медленно проявляют темы национальной почвы, национального характера, великой родины.

А в этой, в суетливой Виталины, абсолютно нет никаких претензий что-то «обобщать», суммировать. Ее разбитные девки, конечно, тоже родина. Но имела. Со всеми ее сельскими репеями или райцентрівськими выбоинами. Возвышенными или безстидними проявлениями локальной женского нрава.

Малая родина — еще не означает мелкая душа.

Слава Віталіни

Малая родина — вовсе не синоним приблуды безрідної.

Здесь у Виталины, в ее ролях, как раз все четко и ясно. Многие ее героинь (на сцене «Золотых ворот», на сцене Молодого театра, в добром десятке сериалов про «соседей» и «женских врачей») — коренастый відземки. Узнаваемы в конкретной местности и в определенной области.

Они — «общие». Их должно быть много. Им всегда есть что сказать. Они должны выходить победителями из обстоятельств. И если не силой воли (судьбы) их побеждать, то хотя бы матерным словом.

Ей самой и ее героиням свойственны самоирония, гострохарактерність, комедийные выкрутасы.

Обычно эти разные-разные женщины с «малой земли» никем не согретые. Кем-то оставленные или кем-то посланы. За внешней бравадой скрывают внутренний грусть. Трагедию подают на наглой улыбке. А комедия в них — через горькую складку на губах.

В театре часто мужчина интересен на сцене своим будущим, а женщина —прошлым. Мужчина в театре удерживает внимание своей способностью (или неспособностью) к победам, а женщина чаще волнует зал своими настоящими или мнимыми поражениями.

В разных-разных женщин, сыгранных Библив, кажется, вообще никогда не было поражений! Сама — как молния, может поразить кого угодно на пути. Виматюкати, відхльостати по щекам, выставить дураком самого умного.

Например, в спектакле «Слава героям» (еще одна пьеса любимого автора) она торжественно выезжает на сцену как мерседес в роли блатной медсестры. Рот не стуляється. Из уст — регулярно — репертуар радио «Шансон». Разумеется, это не женщина с прошлым, а женщина с будущим. Которое для многих уже наступило.

***

— Віталіно, а кто она, твоя героиня, с премьерных «Цветов»? Вас же в спектакле таких несколько — степенных и разноцветных женщин?

— Так, пять женщин. Моя героиня — вдова. Она любила мужа, вместе прожили 13 лет. С ним чувствовала себя невероятно счастливой. Оставшись без мужа, она тоже очень хочет счастья. Хочет хотя бы «приспособиться» к счастью в меняющемся мире.

Получится ли? Вот придите и посмотрите. В спектакле, кстати, каждая из женщин существует в нескольких измерениях. От абсурда к реальности. Который из них важнее? Сама не знаю.

Слава Віталіни

— Между прочим, и твоя Слава в «Сталкерах» тоже хочет быть счастливой. Но «может» она быть такой?

— В том мире, с которым она уже смирилась, моя Слава по-своему счастлива. Потому что у нее нет выбора. Солнце взошло, травка проклюнулася, сын Вовчик не кашляет — вот в этом и счастье ее! Бабка Прися из опасных болот невредимой домой вернулась, — и это тоже огромное счастье для Славы. Играем «Сталкеров» третий сезон. А счастливые — все — как на премьере.

— То есть в каждом спектакле все-таки открывается что-то новое-новое-новое в этой героине?

— Есть же каркас спектакля и пьесы. И есть внутренний ресурс — мой и моих коллег на сцене. Совсем не хочу выпендриваться и говорить, что каждый спектакль играю «по-новому», поскольку это было бы неправдой! Но в жизни разное случается: с кем-то поссорился, кому-то не дозвонился, колготки порвались. И все «это» накладывается перед спектаклем. И, естественно, «по-новому» уже играешь на сцене. То есть підкладаєш под эту Славу или под другую героиню что-то личное, что произошло даже в последнюю минуту.

В тех же «Сталкерах» бывают моменты, когда в одной и той же сцене я иногда кричу, а иногда этот же текст шепчу, и это звучит глубже.

— Как драматург воспринял Славу? Ты же участвуешь сразу в трех его пьесах. «Муза», можно сказать.

— Дружба дружбой, а служба службой. В театре я это разграничиваю. Когда Павел Арье посмотрел «Сталкеры», то обратил внимание, что одна фраза моей героини куда-то исчезла. Слава говорит: «А что, в церквях не такие же люди, как везде?». А вот следующую фразу я «сократила»: «У них нет Бога, их Бог — это деньги!». Драматург посмотрел и сразу понял, чего не хватает. Впоследствии фраза вернулась. Вот вам и «муза»!

…А потом она меня потрясла.

Слава Віталіни

***

— Я вообще никогда не хотела быть актрисой! Я всегда хотела быть клоуном и работать в цирке.

— О Боже… Конечно, цирка нам хватает в жизни, но все-таки…

— Я и в театральный пошла только для того, чтобы получить высшее образование, поскольку на тот момент она еще была бесплатной. А так меня всегда влекло на манеж!

— Откуда такая потребность у юной девушки «быть клоуном», точнее — клоунессой? Все же тогда, в 90-е, мечтали стать или моделями, или поп-дивами. А из женщин-клоунов в памятку, пожалуй, только Ириска с телевизионной «АБВГДейки».

— Сама не знаю. Учительница спрашивала: «Дети, а кем вы хотите стать?» Дети отвечают: «Космонавтами! Пожарными! Хирургами!». А я, как скала, стою на своем: «Клоуном!»

Меня никто не понимал. А мне так нравилось все из серии «цирк зажигает огни»… Когда мама впервые привела меня на цирковое представление, и я увидела на манеже клоуна — влюбилась в него моментально. И решила: я смогу!

— С другой стороны, есть же актрисы в мировом искусстве, склонны, скажем так, до клоунады. Как Джульетта Мазина в фильмах Феллини. Как Фаина Раневская в фильме «Подкидыш» и многих других.

— О чем вы? О Раневскую и о других великих актрис я узнала только «потом». Понятие в детстве о них не имела. Видимо, в раннем детстве хотела быть похожей не на известных актрис, а на худеньких девочек с огромными глазами. Ведь тогда меня дразнили обидно — «корова жирная». А так хотелось, чтобы называли «Алисой Селезневой», которая спасет мир (как в фильме). Худенькая такая, эти плечики и глазки.

Поэтому, когда смотрела даже такие популярные фильмы, как «За двумя зайцами», то имена знаменитых украинских актрис Нонны Копержинської и Маргариты Кринициної — мне ни о чем не говорили. И я не собирала о них вырезки из журналов.

Зато, кстати, я была (и остаюсь) фанаткой Клары Новиковой.

Слава Віталіни

— А эта страсть откуда?

— С детства ходила на все ее концерты, смотрела во всех «сміхопанорамах» и «аншлагах». Клара же тоже умеет представить на эстраде женщину-клоуна, которой не страшно показаться смешным в образе тети Сони, в других образах.

С Кларой Новиковой судьба меня свела благодаря одной замечательной женщине — Фаине Соломонівні Ковалевской. Это потрясающий преподаватель сценической речи. У нее учились Игорь Славинский, Лариса Трояновская, другие актеры. Когда Фаина Соломоновна вела театральную студию в Киеве. И в той студии в свое время училась Новикова. Однажды Софии Соломонівні сказали: мол, есть одна девочка из Василькова, она на аккордеоне играет, обратите внимание… И так получилось, что я стала последней ее ученицей. И через этого педагога у меня творческий связь с Кларой Новиковой.

***

Еще спрашиваю у нее: какие первые важные роли на театральной сцене убедили тебя в том, что ты — актриса, ты попала именно туда? Что это не передвижной цирк, а именно серьезная сцена?

Она называет только две свои роли, между которыми длинная дистанция. Первая, конечно, наша добрая знакомая Слава (ее недавний успех в «Сталкерах»). А вторая — ранняя Лаура, это период первых шагов в профессиональном театре, который, к сожалению, исчез, — «Ателье 16».

Лаура — несчастная дочь Аманды Вінгфілд и сестра Тома Вінгфілда из пьесы «Стеклянный зверинец», которую в середине прошлого века написал Томас Ланир Уильямс, по прозвищу Теннесси. Это была его первая успешная пьеса, еще «до» мирового триумфа «Трамвая «Желание». Пьеса личностная, откровенно автобиографическая. Что проявляла хитросплетения родственных уз в его же складнопідрядній семье.

Прочная и поздравительная Виталина в том давнем спектакле, казалось бы, должна была играть мать. То есть Аманду, жизнелюбивой и цепкую американскую тетку. Но Виталина сыграла Лауру. В пьесе эта тварь уязвима и ранима. Это хромая мечтательница, придумала себе игру в стеклянных зверушек как избавление от мучительной действительности.

Так вот, когда эту роль играла Виталина, то на сцене не было игрушек, зверушек и любого стекла. Не было предметных образов на материале Уильямса. Потому стеклянный зверинец жил только в ее голове! Все это было вымыслом, ее фантазией. Мечтой, в которую она хотела втянуть и маму, и брата. И даже неожиданного жениха по имени Джим.

Я видел разных Лаур на сценах разных городов. И все они обычно смахивали на пленников Освенцима: худые, нервозны, качаются от ветра. У Виталины была Лаура земная и плотская. Сильная снаружи, но слабая внутренне. Что воспринимал весь мир как стеклянный зверинец, а каждого жителя этого мира — как капризную игрушку, потерянную Хозяином.

Пожалуй, впервые в знаковой и очень любимой самим Уильямсом сестре Лауре пульсировал и пыталось вырваться наружу нереализованное материнство, ее плоть жаждала встречи с плотью. Бедная сестра, сыгранная Виталиной, была готова разбить вдребезги мир осклянілого быта, лишь бы быть счастливой, и вот ни с кем. Вот вам какое трактовки.

Слава Віталіни

* * *

Тема заблудшего детства и сложного материнства неожиданно вернется к ней при встречи с Кирой Муратовой. В 2008-м именно снимали «Мелодию для шарманки», сюрреалистический фильм о упитанных сирот, которые ищут фантомных родителей. И сама Муратова, чистый гений, утвердила Виталину на выгодный эпизод.

Уже впоследствии, когда ученица Киры Ева Нейман искала актеров для фильма «Дом с башенкой» (по мотивам произведений Фридриха Горенштейна), то Муратова и посоветовала ей обратить внимание на девочку из Василькова.

Ее вызвали на пробы. Без разговоров утвердили. Фильм получил много наград.

Ну, а потом Ева Нейман начала работать над лентой «Песня песен» (по мотивам Шолом-Алейхема). И сбилась с ног в поисках актрисы на важную роль еврейской мамы. Таких актрис искали в Прибалтике, в России, в Украине, конечно. Подходящей кандидатуры не находили.

Это раньше, возможно, не было бы проблем в кино с качественными еврейскими мамами, — когда еще на полную катушку творила Галина Волчек. Когда была Римма Быкова, другие актрисы.

Одно слово, не находили еврейской мамы в «Песню». Тогда Ева вспомнила: «Позовите мне Виталину!» — «И какая же она еврейская мать?»

Режиссер настаивает, актриса приезжает.

«Ну вы же понимаете, что совершенно не подходите на эту роль, но все-таки имеете попробуватися!».

Много репетиций, сложные пробы грима и костюмов.

Все знают, что она будет сниматься, но «утверждение» длительное, как песня песен.

Сама картина — о праздниках детства и будни взросления (прозрение). В еврейском местечке в начале ХХ века. живут Шимик и Бузя, десятилетние влюбленные, принцесса и принц. Жизнь летит, время властный. И только с годами приходит понимание, что настоящая любовь осталось именно там — в их сказочном вчера.

Кто видел «Песнь песней», то, конечно, запомнил и Виталину, и ее еврейскую маму: раз — женщину без определенного возраста.

Слава Віталіни

Собственно, возраст ее героини сдвоенный: вечная молодость и вечная зрелость. И тут уж ничего не поделаешь: ни один грим не поможет, если лицо актрисы соврет о честный возраст.

Ее лицо не солгало. И даже тело было брошено в дело: актрисе пришлось то худеть, то толстеть ради еврейской мамы. Неделями сидела на рисе и на овощах, пока не отощала. Надо было ради фильма «распухнуть» — сразу в ход шли булочки с маком.

В конце концов, образ получился символическим и реалистическим, полнокровной и авторским.

В связи с картиной «Песня песен», как мне показалось, артистка Библив затаила в душе тихую обиду. Не на режиссера, Боже упаси. И не на продюсеров, храни Всевышний (среди них, кстати, Игорь Коломойский).

Это тихая обида гучноголосої актрисы на то, что зрители и критики должным образом «не распробовали», видимо, ее главную роль в искусстве кино. В адскую жару эту картину показали в Одессе на фестивале. Потом где-то еще. Даже не на все премьеры ее приглашали…

Вот она, солнечная мечта клоунессы: блестяще сыграю еврейскую маму и утром проснусь такой знаменитой, как Анна Маньяни!

Маму сыграно, роль прекрасная. Уже и утро наступило. И песня рассеялась в тумане.

Но — снова на манеж. Грудь вперед, улыбка победительницы. Ладно, с евреями в кино публичного паблисити не сложилось, зато ее украинская чернобыльская Слава (на сцене) — признак честной и заслуженной славы. А дальше — увидим.

***

— Что чувствуют по поводу твоей, скажем так, нынешней славы (в сериалах, на сцене) родители, которые живут в Василькове?

— К такому я их готовила. Когда-то снялась в клипе Ирины Билык. И накануне премьеры этого клипа в «Мелорамі» вся наша семья накрыла на стол, позвала родственников, соседей. Ждали моего бенефиса! А когда показали клип, то меня там даже не нашли. Только какая-то крапинка, на меня похожа, мелькнула в массовке. Я объяснила так: в этом — концепция!

— Не упрекают тебя родители «рублем», мол, что ты все за копейки в маленьком театре работаешь и не стремишься на «дорогу» национальную сцену?

— А меня не интересует ни один другой театр, кроме того, в котором работаю. Была бы моя воля, играла бы только у одного режиссера, у Стаса Жиркова. Хотя есть и другие очень талантливые, даже выдающиеся. Но такого репетиционного запала, как здесь, у него, я нигде не видела. У нас со Стасом несколько спектаклей: «Сталкеры», «Слава героям», «Ощущения за стеной», «Иллюзии».

Слава Віталіни

— Недавно один твой коллега, замечательный артист, я его очень ценю, сообщил в СМИ, что наш украинский театр находится в ж… то Есть ниже пояса. Я всегда считал, что украинский театр находится не в с…, а в сердце. Но это такая вещь. Так вот, на твой взгляд, «где» все же находится наш театр?

— Украинский театр, его новейший период, находится в процессе обновления, переосмысления. Многое надо заново поднимать, новые пьесы надо открывать. Современный украинский театр для меня — как подросток, который резво хочет доказать, что он может сделать сегодня что-то серьезное, ценное. Важно!

Конечно, несправедливо, что артист в Национальном по три спектакля в месяц получает «тысячи», а другой по 20 спектаклей в месяц получает копейки. Плохо, что в некоторых наших театрах вода замерла и никуда не движется. Даже боятся ведро с этой водой перевернуть: очевидно, им приятно, когда стоит и воняет! И театральный университет на «чебуречную» превратился: жарят партиями эти чебуреки, что их называют «актерами».

Какими еще актерами? Папа заплатил деньги, а ей вручили диплом. А потом она будет ходить на телевизионные шоу и рассказывать, что у нее есть актерское образование.

— В актерской среде возможно такое паранормальное явление как «женская дружба»?

— Конечно, возможно. Я — живой пример. Дружу с Ирмой Витовской, Олесей Жураковською, Инной Мирошниченко. Дружбу невозможно спланировать. Тут уже как судьба сложится. Но с каждой из этих актрис судьба сводила меня в разных работах. Судьба испытывала. Испытания мы прошли. Очень люблю и ценю их.

— Давайте поговорим наконец о мечтах. Потому что о планах говорить опасно. Вот о чем ты мечтаешь — в стране, в своей частной жизни, в своем творчестве?

— Мечты каждый день разные. Они меняются, в зависимости от того, как сама страна меняется. Конечно, хотелось бы, чтобы все мы начали жить как нормальные люди, чтобы я не видела, как в супермаркете бедная бабушка прячет втихаря луковицу в карман, потому что ей нечего есть.

Героиня Ирмы Витовской в «Сталкерах» потрясающе читает молитву бабы Фриси, в которой есть такое обращение: мол, сжалься, Всевышний, над нами, несчастными… И, если можно, накажи тех, кто приносит нам беды…

Слава Віталіни

По христианским законам, нельзя никому желать зла. Я и не делаю этого. Но мечтаю, чтобы справедливость все-таки была, чтобы жизнь наладилась!

А о своей жизни что мне говорить? Счастье любит тишину. Поэтому и не буду говорить о нем вслух. Но одну мечту скажу. Давно собираю камни из разных уголков земли. Вот будете, например, в Средней Азии — в каком-то ауле, увидите там камешек на пути, то и возьмите его в карман — и привезите для Виталины! Все мои друзья так делают.

Мне привозят различные камешки — отовсюду. Даже с Антрактиди есть. Со временем хочу построить дом. И когда заливатиму фундамент, все камни — туда. Вырастет дом — и весь мир будет у моих ног. Вот она, слава!

 

Слава Віталіни

С досье. Виталина Библив — актриса Киевского театра «Золотые ворота». Родилась в Василькове. Закончила Киевский театральный университет (2003, мастерская Леся Танюка). Работала в театрах «Вольная сцена», «Ателье 16». Театральный успех пришел после премьеры спектакля «Сталкеры» на сцене Молодого театра. Снималась в фильмах: «Мелодия для шарманки», «Дом с башенкой», «Песня песен», «Слуга народа». В телевизионных фильмах: «Шеф полиции», «Бабочки», «Женский доктор», «Одесса-мама», «Лист ожидания», «Соседи», «Когда закончилась война» (всего более 90 кинопроектов).

Источник

Добавить комментарий