Шевченко, Шекспир и украинская художественная песня В

0
100

Шевченко, Шекспір та українська мистецька пісня   В

Умные имеют
держаться вместе!

ZN.UA

Шевченко, Шекспір та українська мистецька пісня   В

@zn_ua

Читайте @zn_ua

Я уже с ZN.ua

Известный британский украинец по-новому открывает Кобзаря и великого барда

Украинец Павел Гунько (бас-баритон) — всемирно известный оперный певец, к сожалению, раньше не выступал в Украине. Впрочем, совместно с германо-британским пианистом Ричардом Уайлдсом они озвучат тексты Тараса Шевченко и Уильяма Шекспира в украинской художественной песни в рамках концертной программы «Шевченко и Шекспир. Мечты. Отчаяние. Стремление». Этот проект артисты с успехом представили за рубежом. В год, когда мир отмечает 400-летие со дня смерти.Шекспира, программа прозвучит и в Украине. Камерно-вокальные произведения Н. Лысенко, Я. Степного, С. Туркевич на поэзию Т. Шевченко и цикл «12 сонетов Уильяма Шекспира» В. Яковчука в исполнении П.Гуньки и Г.Уайлдса прозвучат на следующей неделе в зале Национальной филармонии и в концертном зале им.С.Людкевича Львовской филармонии (уже 9 июня).

В интервью DT.UA, которое состоялось в Мюнхене во время репетиции концерта, Павел Гунько поделился секретами собственной интерпретации украинской классики и новыми идеями сочетание украинской вокальной интонации и театральной игры.

Этот оперный певец посвятил свою жизнь изучению, записи и популяризации в мире вокального творчества («художественных песен» — именно на таком определении настаивает художник) украинских профессиональных композиторов. Авторский проект Ukrainian Art Song (Канада), Павел Гунько основал вместе с Украинско-канадским обществом любителей классического искусства, был неоднократно анонсирован в украинских медиа.

До сих пор украинско-канадская диаспора активно поддерживает певца в реализации высокой цели Ukrainian Art Song — исполнения и записи более 1000 художественных песен, по меньшей мере, 26-ти украинских композиторов, а также открытие «мировой библиотеки», включающий полное собрание нотных источников (клавиров, оригинальных текстов с латинской транслитерацией, переводов, электронного Playback песен с возможностями выбора тональности) украинских художественных песен. Для создания исчерпывающей Антологии украинской
вокальной миниатюры Павел приглашает к сотворчеству современных украинских композиторов, вокалистов, музыковедов.

— Господин Павел, концертная программа украинской художественной песни, которую вы представляете на концертах в Киеве и Львове, — ваш первый проект в Украине?

— Да, это первый проект. Меня уже приглашали, но плотный график выступлений по всему миру стоял на пути. Для осуществления украинского проекта я специально освободил себе время. Чтобы подготовить такую важную программу (полтора часа пения), я на три месяца освободился от оперы. Я хочу показать всему миру произведения, которыми Украина может гордиться.

— Кому принадлежит идея проведения тематического концерта Шевченко — Шекспир? Кто был инициатором проекта?

— Это моя идея. Она вызревала долго и окончательно определилась три года назад. Я должен был петь в Нью-Йорке, в Бостоне при Гарвардском университете, в Торонто и Эдмонтоне. Это был 2011 г., приближался 200-летний юбилей Тараса Шевченко, и я решил отобрать вокальные произведения на его стихи.

— Из тех произведений, которые уже были записаны на авторских компакт-дисках в рамках вашего проекта Ukrainian Art Song?

— Тогда еще не все те произведения были записаны, теперь записано больше образцов. Но в концерте прозвучат произведения, которые еще не исполнялись в Украине. Первое отделение концерта открывает фрагмент-дума «В воскресенье утром рано» из поэмы Шевченко «Невольник» Николая Лысенко. Это фантастическое произведение, чистая опера, колоссальная декламация! Через эту думу у меня родилась целая концепция концерта. Я хочу донести миру мое ощущение украинского гения Шевченко. Я украинец, но одновременно и британец.

— Поэтому и возникла идея совместить произведения на стихи Шевченко и Шекспира в одном концерте?

— На самом деле эта идея возникла позже. Сначала я заказал вокальное произведение украинскому композитору Александру Яковчуку, еще не имея конкретной идеи. Я высказал лишь пожелания композитору, чтобы музыку было создано на стихи неукраинских поэтов. Это было в 2008—
2009 гг. К моему приятному удивлению, композитор избрал именно Шекспира. Возможно, я что-то передал подсознательно? Возможно, вспомнил, что живу возле Стратфорду-на-Эйвоне? С уверенностью могу сейчас сказать только одно: слава Богу, что Александр выбрал сонеты Шекспира, имеем теперь украинско-британский раритет, очень важен для презентации украинской художественной песни в мировом контексте.

— Возможно, подсознательно вы очень хотели, чтобы именно так произошло, а композитор на ментальном уровне почувствовал ваш импульс…

— Очевидно (смеется). Ведь когда я готовил концерты для Нью-Йорка, Бостона, Торонто, Эдмонтона, мне было достаточно легко определиться с программой. Потом прошло некоторое время, и меня пригласили в Киев. Однако не подумайте, что я специально планировал концерт в Киеве на 2016 г., когда весь мир отмечает 400-летие со дня смерти Шекспира. Это — абсолютная случайность.

— Мне кажется, этот энергетический знак стал результатом ваших идей и многолетней работы с проектом Ukrainian Art Song. Колоссальный объем вашей деятельности теперь вышел на уровень украинско-британской культурной кооперации.

— Воплотить в жизнь эту идею очень помогают канадцы, в частности Украинско-канадское общество любителей классики, включительно с организационными вопросами, финансированием и тому подобное. Кстати, к концерту готовится издание хорошего буклета, который должны получить все слушатели. В буклете собрано всю необходимую информация, а также тексты песен, которые будут исполняться. Не понадобится ведущий. Зал остается освещенным, тексты можно просматривать не только в перерыве, но и во время концерта. Брошюра публикуется на двух языках — украинском и английском. Публика должна ориентироваться в текстах, чтобы лучше воспринимать музыку художественных песен.

— Итак, вы предлагаете форму проведения концерта, как на Западе.

— Да, я хочу активизировать публику, добиться атмосферы взаимопонимания. Слушатели должны присутствовать на концерте активно, что означает участвовать в событиях. А это требует подготовки. Прежде всего — знания текстов, содержания стихов. Это необходимо для понимания моей интерпретации произведений. Без понимания слова мелодия воспринимается поверхностно. Подача текста очень влияет на интонирование и на восприятие концерта слушателями.

— Во время репетиции я открыла для себя новые грани вашей творческой личности (кроме тех, с которыми ознакомлена с опыта оперной практики)… Вы показали себя настоящим мастером інтонованого украинского слова, уникальным интерпретатором украинской вокального творчества, а также и основателем нового термина «художественная песня».

— Спасибо, это всегда было моей
мечтой. А вообще, я имею четыре мечты, которые постепенно осуществляю. Три мечты осуществляются через проект Ukrainian Art Song — передать мой профессиональный опыт в записях на компакт-диски полной Антологии украинской художественной песни, сделать мировую библиотеку на нашем сайте (www.ukrainianartsong.ca), включающий полное собрание нотных источников, работать со студентами, чтобы дальше передавать свой опыт. Четвертая мечта, которая стоит уже за пределами проекта, — открыть в учебном заведении где-то в мире кафедру украинской художественной песни, которую я возглавлял.

Но я всю жизнь занимаюсь оперой и украинской художественной песней параллельно, поэтому остро чувствую взаимосвязь между ними. Для меня важно показать слушателям, какую силу и еще не до конца раскрытое богатство имеет украинская художественная песня. Ее значение не меньше, чем значение оперы. Опера — песня, песня — то опера. Вспомню слова моих оперных коллег, которые записывают со мной художественные песни (они не являются украинскими певцами): «…Почему же я не знаю о эти прекрасные песни! Они принадлежат мировой сцене!»

Я сам себя часто ввожу в воображаемую ситуацию драмы с помощью текстов. Знаете, что я делаю в метро? Мне всегда в метро становится скучно, и я записываю в тетрадь тексты. Я всегда имею при себе мой тетрадь (показывает страницы, расписанные от руки красивым почерком). Главное — не то, что так я лучше запоминаю тексты (я пишу по памяти), а то, что я каждый раз создаю для себя эту ситуацию…

— … из которой рождается конфликт и начинает раскручиваться драма. Очевидно, вы не только пишете, но и проговорюєте «про себя» тексты. Влияет такая ментальная артикуляция текстов на вашу трактовку песни?

— Представьте себе, что я записываю одни и те же тексты много раз! Постепенно замечаю, как мы сближаемся, тексты будто растут, обогащаются содержательно, образно, фонічно. Результаты я вижу во время репетиций. Когда я пою одни и те же тексты, замечаю, как постепенно меняется мое отношение к произношения, дыхания, динамики, акцентов, кульминаций, спадов. От этого петь становится гораздо легче, приходится меньше петь, чем произносить, вещать, колорировать, шлифовать интонационные детали. Что самое интересное — на следующий день моя интерпретация снова меняется. Все время возникают новые идеи, пока не обнаружу, что эта песня — настоящий шедевр!

— Ваш концерт мне хотелось бы назвать театром украинской художественной песни. Если сначала было слово, потом был театр?

— Вы правильно почувствовали корень и этос моего труда. Я пою как музыкант-актер. Важно добавить, что я хочу привлечь к сотрудничеству музыкантов не украинцев. Им эта музыка неизвестна, их исполнение лишено исполнительских штампов. Мой концертмейстер Ричард Уайлдс не только пианист, но и композитор, аранжировщик, титулованный немецкими премиями. Я умышленно не объяснял ему свою концепцию и не хотел, чтобы он над ней слишком задумывался. Для меня важно было непосредственное музыкальное восприятие украинской художественной песни из опыта европейца. Я хотел, чтобы наша музыка, интерпретированная иностранцами, раскрылась в сочетании новых оригинальных идей. И действительно, это дало свои результаты. В процессе работы и с песнями на стихи Шевченко, и с сонетами Шекспира он обращал мое внимание на оригинальные мелодические обороты, гармонические и артикуляционные находки. Мы часто дискутировали и обменивались мнениями.

Ричард однажды высказал мнение, что лучшими певцами концертов есть оперные певцы, потому что они умеют сквозь детали видеть явление целиком, умеют мыслить масштабно. Концерт никогда не распадается на отдельные песни, если они объединены единой драматургией, идеей, общим концептом. Неправильный подход к концерта, когда певец выбирает одну, вторую, третью песню потому, что она ему нравится. Я прежде всего думаю, что и как хочу сказать этой песней, какой образ хочу создать.

Источник