Шерлок Холмс, иллюзия обмана

Шерлок Холмс, ілюзія обману

«1+1» анонсирует очередную кіноманію XXI века. — «Шерлока» от ВВС. Судя по всему, премьерным прицепом до предыдущих серий станет «Безобразная невеста», новогодний бонус к знаменитой франшизы.

Премьеру «Невесты» прогрессивное шерлокоманське человечество увидело в новогоднюю и последующие ночи (на иностранных каналах и в Сети). В Британии премьера собрала у экранов более 8 млн телезрителей, уступив рейтинговой пальмой только праздничном фейерверке. Споры вокруг фильма не только не утихли, а вспыхнули с новой силой.

Как не поспорить? Любимого детектива всех времен и народов представили конченным наркоманом…

(В связи с этим нижеследующий отзыв — не рецензия, не спойлер, а, скорее, «инструкция по применению»: как следовало бы понимать коварство замысла Марка Гетісса и Стивена Моффата (создатели) и как его применять, отталкиваясь от Конан Дойла.)

Но сначала — слово герою.

Шерлок Холмс, ілюзія обману

«Мне представляется, что человеческий мозг похож на маленький пустой чердак, который вы можете обставить, как захотите. Дурак натягивает туда всякого хлама, который попадется под руку. А человек толковый тщательно отбирает то, что он поместит в свое мозговое чердак. Она не примет ничего, кроме инструментов, которые понадобятся ей в работе, зато их будет много, и разложит их в образцовом порядке».

Пассаж принадлежит Шерлоку (см. текст Конан Дойла). Такой спич прямо отражает концепцию скандальной «Безобразной невесты».

Создатели проекта, вышеупомянутые Гетісс и Моффат (вместе с режиссером Дугласом Маккінноном), перенесли действие из обжитой современной квартиры на Бейкер-стрит, 221-б — на маленький, захламленный «чердак».

Собственно, в мозг Холмса. В «чертоги разума», как уточняет сам герой.

Здесь минутка внимания: чертоги разума обычно размещаются на одной улице, рядом с «чертогами безумия».

Внешний антураж премьерной «Невесты» — густые лондонские туманы XIX века. Можно сказать, здесь же колыбель истории Холмса. Когда он только появился на свет в повести «Этюд в багровых тонах» на страницах «Рождественский ежегодник Битона» (1887 г.).

Вот он появился — там и тогда. И вскоре (уже в «Невесте») взялся за расследование одного небанальной преступления.

В туманах Лондона бродит странная женщина с окровавленным ртом. И с диким визгом «YOU!» убивает наповал плохих мужчин, бывших обидчиков.

Фокус в том, что сама она давно убита. Но ее бесноватый призрак держит в оцепенении всю Британскую империю.

И только умный Шерлок, педантично разложив инструменты на своем «чердаке», не верит в призраков. Он знает, что мотив всех совершенных в мире злодеяний — любовь и деньги. А значит — человеческое «эго». Без всяких чучел и бесноватых фантомов.

Шерлок Холмс, ілюзія обману

Поклонник «Шерлока», который ранее облюбовал его нрав и профдеятельность в XXI веке. (благодаря трем предыдущим сезонам), теперь настраивается на викторианскую эпоху. С ее готикой, экзотикой. И прочими прелестями.

Этот зритель смакует терпкий лондонский туман позапрошлого века.

И тут же- жестокий облом. Премьерная «Невеста» — оказывается многослойным пудингом, а не строго линейной сказочкой-детективом. И в таком английском пудинга викторианский позаминулостолітній снег — лишь один из слоев атмосферы. Потребляя который, зритель должен заректися: не верь тому, что видишь, и не слушай того, что слышишь! Все зримое и слышанное — обман, подвох, иллюзия, подмена. То есть: наркоманская бред и кошмарный сон популярного детектива.

Викторианский художественный «фильм» существует исключительно в его голове. В тот момент, когда он, превысив дозу, сладко заснул в самолете, а уже приземлившись, нечаянно оборвал финал своего же наркоманського викторианского произведения.

«Безобразная невеста», как отметили поклонники и противники, использует прием а-ля Кристофер Нолан («Начало»), который предусматривает следующее: основная матрица жизни — прогулки по сновидениям, а явь и реальность, простите, это все относительное.

Таким образом, Шерлоку в его новейшем «кино» дано полную свободу действий. Для него не существует реального мира, есть только любимое персональное «чердак», наполненное инструментами и наркотическими препаратами. И исключительно от дозы зависит, в какую степь заведет его холодный ум с дедуктивным методом вкупе.

Всем своим наркоманским фильмом Шерлок отрицает нечто очевидное и подтверждает что-то невероятное. А его системное безумие разбрасывает, где хочет, коварные силки — чтобы удержать в нужной форме его же расплавленный разум.

Поэтому мир Шерлока — биполярный. (О чем мечтает, например, один известный российский политик.) Что касается Холмса, биполярность — ум и безумие, гений и злодейство. Полюса в его мире, на персональном «чердаке», постоянно варьируются. Сам Шерлок — гений и безумец, а его оппонент Мориарти — безумец и гений.

По настоянию Моффата—Гетісса, биполярный мир в модном сериале становится еще и бисексуален. Темные подводные течения будто толкают безумца и гения друг к другу. Причем так толкают, что у одного из них прямо-таки едет крыша. И призрак Мориарти уже нагло появляется на «чердак» Шерлока. Дразнит его висолопленим языком и игривыми гримасами. По ходу приговаривая: «Смерть — это так сексуально!».

Мориарти превращается на его демона-мучителя. На часть силы, которая регулярно продуцирует Зло, но без нее не ощутимое Благо.

Шерлок Холмс, ілюзія обману

В этом же постмодернистскому поп-пудинга (в «Безобразной невесте» то есть) намешано-замешано и «это», и многое другое. От ребуса — до анекдота. От готики — до феминизма (несколькими годами ранее Г.Ибсен написал «Кукольный дом», будто предвидя страшную месть мужчинам со стороны нынешней Невесты). Естественно, здесь заметен Фрейд. Здесь же- слэш.

Последний ингредиент, как известно, — особый «жанр» фанатских произведений, которые описывают надуманные романтические приключения известных персонажей. Слэш продуцирует целую субкультуру! Бесспорно, некоторые сюжетные повороты на «чердаке» порождены именно миллионами постов фанатов-шерлокоманів. В представлении которых герои Бенедикта Камбербэтча, Эндрю Скотта и Мартина Фримана давно и радостно живут друг с другом параллельными и очень интересными жизнями. В общем, имеем очень яркий пример того, как зритель-болельщик нагло поворачивает русло киносюжете — в нужную ему сторону.

Они мечтают, чтобы Мориарти страдал за Шерлоком (или наоборот) — наслаждайтесь. Они мечтают о воскрешении ранее убитого злодея, обвиняя создателей ультимативными требованиями, — и надежда на вечную жизнь Мориарти не умрет, пока сценаристы не устанут водить за нос поклонников (и не устанут от самого Шерлока).

Мориарти в этой франшизе — как вирус, взламывает защищенные программы. А Шерлок — как несгибаемый винчестер, в котором тоже иногда находятся слабые места.

Расследование преступлений уродливых невест (или опасных террористов) — только дополнительный повод прояснить и укрупнить настоящий конфликт многосерийной шерлоковатсономоріартідрами. Она — в противостоянии вирусу и винчестера. И сама драма эта данная зрителю не как детективный сюжет, а как повод — понять (или придумать): кто же на самом деле этот загадочный человек, чьи приключения отражены в 260 экранизациях.

Поэтому не верим тому, что видим, слышим или читаем о нем.

Шерлок, естественно, лишь плод литературной фантазии Ватсона, его желанная модель человека-интеллектуала (сам Ватсон раскололся на эту тему в «Невесте»).

Ватсон описал человека, которого хотел бы видеть, а не ту, которой Шерлок был на самом деле (отшельником? наркоманом? социопатом?)

Шерлок Холмс, ілюзія обману

Было — не было? И в этом тоже ребус от создателей «Холмса». Потому что настоящий Шерлок, как известно, не носил дирстокера; не был харизматичным, как Камбербэтч; не повторял «элементарно, Ватсон!», использовал метод абдукции, а не дедукции. И тому подобное.

Так что «не верь глазам своим». В этом — концепция не только премьеры, а, пожалуй, и всей шерлокіани. Многосерийного кроссворда, где каждый пытается угадать нужные слова и знаки, хитро спрятанные в интерьерах или доказательствах.

Был — не был? В любом случае, хочется верить, что все-таки был. И жил (или живет) на Бейкер-стрит толковый человек, который, наконец, завязал с наркотиками и различает грани бытия: добра и зла, гения и злодейства, разума и безумия. Поскольку остальные — не что иное, как лирическая паутина:

О, этот лондонский туман,

Лукавых замыслов арена,

Игра, иллюзия, подмена,

Обворожительный обман!

Источник.

Добавить комментарий