Ровенская мастерица вышила «Лесную песню»

Рівненська майстриня вишила "Лісову пісню"

Ровенчанка Елена Медведева вышила «Лесную песню» Леси Украинки. Аналогов такой книге на сегодня нет. Работа над арт-буком длилась в течение двух лет. Мастерица стала автором коллекции креативных книг, среди которых есть кружевные, резные, фетровые, соломенные, кожаные, янтарные и, конечно же, вышитые. Один из ее арт-буков попал в Книгу рекордов Украины. Елена Медведева вышивает как книги-миниатюры, так и фолианты. Собственно, «Лесная песня» стала восьмым из них. Книга имеет размеры 60 на 42 сантиметра, насчитывает 48 страниц, весит 7 килограммов и содержит 68 560 вышитых знаков. На сегодня это один из самых объемных арт-буков в коллекции, ведь текст драмы-феерии вышивался без сокращений.

«В работе над «Лесной песней» все удавалось с самого начала. Так, не было колебаний относительно выбора узора. Ведь у меня есть альбом Елены Пчилки с образцами вышивки. Собственно, я выбрала узор, который украшает обложку альбома. Он узнаваемый. Ему сотни лет. Его творили наши прапрабабушки на домотканом полотне. Вышивали в перерыве между работой по хозяйству, не имея художественного образования, специальных знаний о композиции. На самом деле это чудо. В таких орнаментах – душа украинской женщины, — объясняет Елена Медведева. – Узор сине-красный, как в оригинале. Книга имеет 7 рисунков. Вообще именно к «Лесной песни» есть много иллюстраций. Но мне больше всего нравятся работы Софии Караффа-Корбут. Собственно, их и можно увидеть в фолианте. Салюнки выполняла ровенская художница Наталья Серветник».

Вообще же вышитая «Лесная песня» — это концептуально. Ведь Леся Украинка искусно вышивала. Так, в 6 лет она вышила рубашку и передала в подарок семье своего дяди Михаила Драгоманова, которая на то время жила в Болгарии. Тетя была крайне удивлена хорошей работой маленькой девочки.

«Это была даже не салфетка, а рубашка. Сегодня большинство детей в возрасте 6 лет и иголочку не всегда умеют держать, — говорит мастерица. – Когда я вышивала «Лесную песню», то чувствовала движение слов и движение мыслей. Держать дистанцию с текстом было невозможно. Я в нем растворялась».