«Праздник приближается»: кое-что о перспективах Общественного вещания и Евровидение

"Свято наближається": дещо про перспективи Суспільного мовлення і Євробачення

С 1 января 2017-го НТКУ (Национальная телекомпания Украины) прекращает существование. И путем для многих долгожданного превращения она же, компания, медленно превращается в ПАО НСТУ (Публичное Акционерное Общество Национальная общественная телерадиокомпания Украины). То есть «праздник приближается»: Общественное вещание, о котором говорили годами, с 2017-го будет наконец законодательно аранжоване и презентовано. Первый заместитель генерального директора НТКУ Александр ХАРЕБИН в интервью DT.UA рассказал о сложностях и перспективах переходного периода — от НТКУ в Общественного, а также поведал, что уже сделано Украиной в преддверии Евровидения-2017.

Итак, уже в начале нового года имеет звершитися священный акт передачи всех активов, пассивов и т. п. от старой компании — новой. Несколько дней назад Госкомтелерадио как орган управления НТКУ подал в Кабмин согласованный Минюстом проект устава ПАО «НСТУ» (на специализированных порталах этот документ можно изучить досконально). И уже совсем недавно парламент утвердил «цифру денег» на будущие потребности Общественного. Этих денег дали на 20% меньше, чем положено по закону для полноценного развития Общественной (в целом же недодали свыше 200 млн грн).

Тем временем в хозяйстве НТКУ нынешнего переходного периода — разноликая структура управления. После отставки Зураба Аласании председателем комиссии с преобразования НТКУ на ПАО НСТУ назначен Олег Наливайко (председателя Госкомтелерадио). Он же назначил двух новых заместителей — Олега Мельничука и Павла Грицака. А вот генеральный директор в НТКУ так и не появился. В структуре компании также остались прежние менеджеры. Среди них — Александр ХАРЕБИН, все еще первый заместитель председателя НТКУ.

В течение года п. Харебин публично и достаточно критически высказывался в СМИ о тактике и стратегии преобразований в рамках НТКУ. В частности говорил, что сама реформа Общественного вещания неэффективна; она не приведет к коренным изменениям, а всего лишь — до косметических. Он же заявлял, что с самого начала следовало ликвидировать имеющуюся систему, создав новое юридическое лицо, а потом все ликвидные активы передать на баланс этой компании уже с прицелом на развитие новой структуры.

Стоит напомнить, что огромный обоз «переходного периода» НТКУ охватывает не только роковой «карандаш» на вул. Мельникова (с полутора тысячами людей на придачу), а еще и 28 региональных телекомпаний, телеканал «Культура», Национальную радиокомпанию. Это в целом свыше 7 тыс. людей, доля которых в контурах нового Общественного очень интересная.

Александр, обычном телеспоживачу, возможно, все равно, как будет называться новая телеплатформа — УТ-1, УТ-2 и УТ-22. Или «Общественное ТВ». Выбор у зрителя сегодня есть — в том числе и в нише информационных каналов, общественно-политических программ. Интересно, какими вы видите не только потенциальные возможности будущего Общественного ТВ, но и его конкурентную позицию в уже устоявшихся медийных реалиях?

Правильный ответ на этот вопрос и определит успех или неудачу общественного телевидения в Украине. Мы так долго ждали его прихода и так долго видели в нем панацею для развития украинского общества, что по ходу растеряли или забыли базовые основы медиа-менеджмента.

Общественный вещатель должен быть влиятельным, независимым от власти и востребованным обществом. Естественно, эти принципы должны быть полностью интегрированы в технические платформы и технологии, которые позволят доносить позицию и контент аудитории. Кто и как это сделает, будет понятно уже в следующем году по итогам выбора руководителя Общественного телевидения.

Какие сегодня рейтинговые показатели UA:Первого, если рассматривать хотя бы вторую половину декабря 2016-го?

—Вы знаете, извечного вопроса, что телевидение должно соблюдать запросов аудитории или формировать эти запросы, мы, к сожалению, не обсуждали. Мы сразу попытались формировать и изменять. Не имея технической базы, не имея денег…

Желание новой команды говорить о какие-то важные ценности и общественный интерес натолкнулось на понятное желание общества выбирать популярный коммерческий телепродукт на других каналах. Поэтому мы так стремительно потеряли рейтинг. Программы-локомотивы, преимущественно развлекательные, с нашей сетки вещания ушли. Другие же на их месте не появились. Поэтому, согласно последним рейтинговым данным, канал уверенно находится в конце второй десятки телепросмотров. Мягко говоря, у нас достаточно скромные показатели.

То есть можно говорить о рейтинговое банкротстве? И с таких низких исходных позиций не так-то легко «вербовать» нового зрителя и обрастать дальнейшими успешными показателями уже в формате Общественного?

—Конечно. Но это уже задача будущего. Так сказать, «до основанья, а затем»… Если ты хочешь быть влиятельным, тебя должны смотреть и слушать. Когда только начинались реформы на НТКУ, к сожалению, не было проведено соответствующих фокус-групп, не было должным образом изучено социологию. То есть трагедия ситуации в том, что, фактически, на голом энтузиазме, на своих предпочтениях и вере в справедливость, не имея при этом соответствующей базы, начали реализовывать идею Общественного вещания. Без соответствующих финансовых вливаний, без необходимых технических мощностей.

Напомню, что уже в апреле 2015-го канал официально представили как Общественный. Хотя на самом деле таким он не был и до сих пор не стал. За принципами и подходами — так, общественный, по сути — государственный, со всеми ограничениями и обязательствами. Важной заслугой этого периода стало то, что в общество запустили новый бренд — бренд «Общественное телевидение». Насколько он получился качественным, это уже не так важно, главное, что он есть и состоялся. Гораздо важнее будет ответ на вопрос, как он будет развиваться и что с ним будет дальше.

Вы, как первый заместитель гендиректора НТКУ, разрабатывали стратегию переходного периода (от НТКУ в Общественного). И, очевидно, изучали и предлагали какой-то ценный опыт европейских телевизионщиков. Понимаю, что с их бюджетами нам не тягаться, но, возможно, хотя бы появилось осознание, что нам ближе — опыт общественного ТВ Польши, Франции, других стран?

—Общественное вещание в той или иной стране адаптируется к запросам своего общества. И вряд ли здесь возможны какие-то кальки. В разных странах уровень доверия и рейтинги общественного вещания могут быть диаметрально противоположными.

Например, в той же Польше общественный вещатель фактически превратился снова на государственного, а в скандинавских странах коммерческие каналы не производят новостей, потому что новости общественного вещания имеют рейтинги под 70%. Что касается украинских реалий, то, на мой взгляд, должны быть дискуссии относительно перспектив Общественного ТВ — должен здесь быть развлекательный контент? И если должен, то какой, в каком формате? На что сегодня у общества есть главный телевизионный запрос, что привлекает к каналу рекламодателя?

Возможно, через незнайдену ответ на некоторые из этих вопросов проблема падения рейтингов и привела к катастрофической потере наших доходов от рекламы.

Если можно, цифры.

—Практически трехкратное уменьшение таких доходов. За последние три года — со 100 млн грн до 30 млн грн. Это кошмарное падение.

Какие программы в этот переходный период все-таки оставались рейтинговыми локомотивами?

—Новости и спорт. Специализированные организации проводили свои исследования нашего новостного контента и признали, что у нас наименее заангажированные новости, хотя и «самые медленные». Ну, а спорт — это, например, та же Олимпиада или биатлон — всегда привлекал к нашему каналу зрителей. В отдельные месяцы RU:Первый только за счет спорта резко возвращался в топ-10 телесмотрения. Поэтому я полностью уверен, что вернуть на канал зрителя абсолютно реально.

По инерции, зритель воспринимает бывший УТ-1 как канал государственной пропаганды и агитации. И с такой инерцией восприятия при переходе на рельсы Общественного ТВ, очевидно, не так просто бороться?

—Абсолютно точно. И в этой ситуации, учитывая имеющиеся реалии, возможно, было бы правильно сделать в будущем один канал полностью новостным, с Live-трансляциями, а второй канал (на основе канала «Культура») — культурологическим и социально-просветительским, с соответствующим контентом и аудиторией.

Все-таки вы считаете, что светлое и автономное будущее для «Культуры» когда-нибудь наступит?

—К сожалению, до последнего времени канал «Культура» существовал как нищий. Имея только спутниковую лицензию и совсем смешные, как на нынешние времена, деньги на свое развитие, трудно нести культуру, добро и свет в каждый дом. С появлением канала в цифровой лицензии и возможности появиться в каждом цифровом тюнере у канала точно возник шанс. Конечно, очень хотелось бы для «Культуры» радужных перспектив, но подождем пока с выводами о будущем.

Какой вы пессимистичный в отношении перспектив. С чем это связано?

—Не совсем так. Хотя, как вы знаете, пессимист — это хорошо информированный оптимист. Собственно, сама нынешняя реформа общественного ТВ, на мой взгляд, пока больше нужна довольно ограниченному кругу людей, которые понимают важность, собственно, реформы и ее возможную кумулятивную силу для будущего изменения общества и страны в целом.

А вот в самом обществе идея «Общественного ТВ» пока не востребована. Хочется верить, что пока. Мир меняется. Новые форматы, новые технологии, новая культура телевизионного просмотра, а точнее — непересмотра. Количество активных медианосителей заметно возросла. Интернет-ресурсы, с их онлайн-активностью и скоростью обновления информации, буквально обнажили вопрос эффективности и целесообразности существования общественного ТВ в том виде, в котором его кто-то воспринимает или продвигает. То есть в архаическом и анахронічному. Мы так часто говорили: «Нам нужно общественное ТВ», но когда оно вроде бы уже вот-вот появится, вот-вот перережут красную ленточку, — важности и необходимости такой реформы общество пока не воспринимает, то ли не понимает, то ли должным образом не оценивает. В конце концов, именно общество сейчас живет своими запросами и потребностями, часто весьма далекими от общественного интереса, в широком его смысле.

— Вернемся к реформе. Во сколько оценено уставный капитал будущего ПАО НСТУ? И что входит в его оценочную стоимость?

—Чуть больше 2,5 млрд грн. В оценку входят активы всех объединенных нами компаний, в том числе и 28 областных ТРК, Национальной радиокомпании и канала «Культура». Все это имущество оценивали независимые оценщики на протяжении последнего года, пока шла реформа.

Однако в эту оценку не вошли так называемые нематериальные активы. Например, программы, фильмы, аудиозаписи. То есть настоящие ценности, которые имеют неоспоримую художественную ценность. А это, фактически, национальное достояние нации, которым 25 лет никто не занимался. Контрольные органы неоднократно об этом говорили и писали, однако ничего так и не было сделано, причем не только чтобы оценить и поставить на баланс, а чтобы хотя бы сохранить все это физически. Ведь в некоторых компаниях такие архивы просто уничтожались, иногда за глупость и халатность, иногда и целенаправленно.

Поэтому говорить теперь о какой-то целостный архив таких аудиовизуальных ценностей невозможно. Приходится только хвататься за голову: я неоднократно говорил и буду повторять: систему государственного телерадиовещания полностью разрушен! Как морально, так и физически. И все, что осталось — это осколки советского прошлого.

В вопросах перехода НТКУ на общественные рельсы как будут решаться вопросы собственности или, например, права владения землей? Я не говорю про регионы, хотя уверен и знаю, что там тоже есть ряд вопросов. Ну вот хотя бы что у вас с землей на Мельникова, на которой стоит «карандаш»?

—Зачем ходить далеко в регионы… Здесь и в Киеве таких вопросов достаточно. На землях, принадлежащих прежней системе Госкомтелерадио, много чего хотят построить, и если про все рассказывать и все показывать документы, то вопросов, как такое стало возможным и при ком такое стало возможным, будет много. Тот же дом, как вы говорите — «карандаш», на улице Мельникова стоит на 19 га земли. И эту землю до сих пор не отвели под НТКУ. Ни один руководитель компании или отрасли за все время независимости Украины ничего не сделал, чтобы решить этот вопрос. Мы первые, кто им занялся, и я практически уверен, что доведем его до конца.

Причина?

—Безалаберность.

В таком случае, есть ли уверенность, что землю под «карандашом» уже не записано в е-декларации какого-нибудь олигарха или депутата?

—Не записано, мы проверяли. Есть земля, есть объекты недвижимости на ней. Разные объекты, один из них мы, например, судимся, поскольку его построили на нашей земле с нарушением всех мыслимых законов. Надеюсь, к середине следующего года вопрос с землей будет решен и закрыт.

Но, естественно, это не единственная проблема. Возможно, вы не знаете, однако само здание на Мельникова, 42 до сих пор не сдан в эксплуатацию и не достроен в соответствии с проектом. Три пусковых комплекса, 24 этажа, 97 метров высоты. Аппаратные, студии, офисные помещения, киноконцертный комплекс… Начали строить в 1983 г. Периодически строительные работы замораживали. Следовательно, строительство относительно завершили уже в независимой Украине в 1992 г. Однако все эти годы Национальная телекомпания ходит на работу через черный ход. С момента строительства. Это сложная и долгая история, эффективность этого дома для нужд телепроизводства в современных условиях равна нулю. Здесь и стоимость коммунальных услуг, и энергоресурсы, и технический персонал, который обслуживает этот дом, — все за пределами добра и зла. Колоссальные деньги уходят в никуда.

Сколько этажей в доме сейчас стоят пустыми?

—Пять. Получается, что отапливаем воздух. И отключить отопление тоже нельзя. Кстати, когда мы говорим о ту же оценочную стоимость будущего ПАО, то не следует забывать, что в последний раз полная модернизация НТКУ осуществлялась почти 20 лет назад, в рамках японского кредита, по которому НТКУ все еще должна деньги Минфина. Как вы понимаете, работать на оборудовании 1996 г. и выдавать в эфир современную и качественную картинку не всегда получается.

Нынешний период перехода приведет к следующему решению наблюдательного совета, которая выберет руководителя общественного ТВ. Примерно когда это произойдет?

—Наблюдательный совет НСТУ вступит в свои права с момента регистрации ОАО, а она, по заверениям государственных органов, состоится во второй декаде января. 45 дней будет длиться конкурс, потом выборы. Потом выборы правления. Думаю, уже в апреле полноценный председатель правления ПАО НСТУ и его команда начнут управлять компанией. По статусу, это публичная компания, но 100% акций будут у Кабинета министров.

По ощущениям и в соответствии с представленным на регистрацию проектом Устава, органом управления НСТУ от имени государства останется Госкомтелерадио. Фактически, мы получим юридически переименовано государственное телевидение.

Согласно новому бюджету, Общественному ТВ на 2017-й недодали 250 млн грн. Насколько эта цифра скажется на будущей работе, собственно, на перезапуска?

—Наша команда подавала в Минфин запрос на 2,2 млрд грн. Дали чуть более 970 млн. По закону, нужно было дать чуть больше 1,2 млрд. Понимаете, тут сама модернизация требует больше миллиарда.

Несмотря на все, не стоит слишком завидовать человеку, который в апреле-мае придет на Общественное. Я так понимаю, это будет или камикадзе, или государственный чиновник, который знает больше других и знает, как там продержаться.

—Вы знаете, время покажет. Многое будет зависеть от того, кого и как выберет наблюдательный совет, а также от программы развития, которую утвердят. Выбранный председатель правления или попытается что-то сдвинуть с мертвой точки, или законсервирует уже существующее положение вещей. Никто же не отменял интереса государства сохранить контроль над первой кнопкой страны. Все нынешние назначения менеджмента и попытки контролировать канал со стороны государства наталкивают на мысль о именно такой сценарий развития.

Общественное ТВ, по своему смыслу, может появиться и может реализоваться только с новой командой, которая придет на канал и определит его приоритеты: контент, сетку, продакшен, технологии.

Получается, что на протяжении последних лет мы постоянно пытаемся догнать коммерческие каналы, информационные каналы. Но с теми темпами развития технологий, которые ныне ощутимы во всем мире, боюсь, наше эфирное ТВ со временем для многих окажется архаикой. Малоинтересным.

Вы входите в продюсерской группы UA:Первого, что занимается Евровидением-2017. Что за это время реально сделано? И в каком направлении есть, скажем так, критическое отставание от запланированного срока?

— Сделали практически все, чтобы Евровидение в Украине состоялось. Сменили множество постановлений правительства, изменили Закон о публичных закупках. Разблокировали все процессы, необходимые для успешной работы. Бери и делай, так сказать. Есть команда профессионалов, проведены все конкурсы на выбор креатива, дизайна сцены, оснащение зала. Выбрали туристического и билетного операторов.

Ни у нас, ни у наших коллег из Европейского вещательного союза больше нет никаких сомнений, что Украина справится и покажет миру качественное музыкальное шоу мирового класса.

Сегодня UA:Первый раз под Евровидение получил нового (старого) куратора этого же музыкального мероприятия — Павла Грицака. Его назначили одним из заместителей главы НТКУ. Сохранится ли при этой рокировке предыдущая продюсерская группа?

—У меня сейчас нет ответа на этот вопрос. У этого назначения явно есть своя логика, нам вполне понятна. Мы так часто говорили стране, что нам нужна помощь в преодолении бюрократических процедур, помощь в изменении законов, что на каком-то этапе страна устала помогать. И не нашла ничего лучшего, точнее — никого лучшего, чем нашла. Мы с Викторией Романовой остаемся исполнительными продюсерами конкурса. А как будет построено наше дальнейшее работу, покажет время.

Уже сейчас появилось много вопросов к нового менеджера и его команды. По моим ощущениям, этих людей ничего не учит опыт 2005-го и 2013 гг., точнее — полная безнаказанность за нарушения, которые были допущены в тот период и которые зафиксированы в актах КРУ.

Вы неоднократно ездили в Европу в связи с подготовкой Евровидения в Украине. Насколько реальными или мнимыми были опасения европейских партнеров относительно рисков проведения этого конкурса именно в нашей стране?

— Их опасения были реальными. Заявления наших руководителей, начиная от чиновников и заканчивая отставкой Зураба Аласании, очевидно нам не помогли. Проделана колоссальная работа, чтобы доказать институциональную способность НТКУ и команды провести этот конкурс. Эту работу мало видно снаружи, ее слабо оценили внутри страны. Но нам достаточно было получить на Генеральной ассамблеи EBU подтверждение, что мы справились. Конкурс состоится в Украине, и в этом 100-процентная заслуга украинской команды.

Ваш прогноз: сохранится предыдущая обойма стран — участниц Евровидения 2017-го? Или, может, на кого-то повлияет место проведения? Или разные политические и другие фобии?

— Количество участников точно сохранится, уже на сегодня подали заявки 43 страны. Такой рекордный показатель за всю историю Евровидения был лишь дважды.

Источник

Добавить комментарий