Появится ли на карте Киева улица братьев Стругацких?

Чи з’явиться на мапі Києва вулиця братів Стругацьких?

Сергей Грабовский

Переименование улиц, переулков и площадей украинской столицы в рамках декоммунизации и деколонизации медленно продвигается вперед. Уже понятно, что в этом деле отброшено как вузькоетнічний, так и местечковый принципы. Если руководствоваться первым, то увековечивания достойны только стопроцентные этнические украинцы (хотя кто это такие, точно никто не знает, потому что диаспорная «Энциклопедия украиноведения» насчитывает среди этнических украинцев и представителей около десяти так называемых «малых рас»); если руководствоваться вторым, то главное – родиться в Киеве, а идейные наставления кандидата на топонимическое увековечения не имеют большого значения.

Самое сложное – и это понятно, почему именно, – с названиями в честь известных представителей российской культуры. С одной стороны, слишком много среди этих представителей воинственных или едва скрытых империалистов. Даже Пушкин отдал немалую дань самодержавному шовинизму. А вместе с тем, кто, как не он, одобрил переводы своих стихов Львом Боровиковским на украинский язык? И кто, как не он, писал «в Украину» и афористически точно сформулировал политическую программу гетмана Мазепы? Вчитайтесь-ка:

Без милой вольности и славы

Склоняли долго мы главы

Под покровительством Варшавы,

Под самовластием Москвы.

Но независимой державой

Украйне быть уже пора:

И знамя вольности кровавой

Я подымаю на Петра.

Выбросить имена всех россиян с карты Киева? А как же тогда быть с Герценом и Сахаровым? Оставить только очевидных демократов? А какие здесь критерії? С Новодворской и Немцовым проще всего, они, собственно, отдали свою жизнь, рассказывая россиянам правду об агрессии против Украины – а как с другими?

Попробую сформулировать – хотя бы примерно – эти критерії, обратившись к примеру хорошо известных старшему и среднему (а отчасти и младшему) поколению русских писателей, мыслителей и громадських деятелей братьев Стругацких. 28 августа исполняется 90 лет с рождения старшего из них, Аркадия, поэтому имеем лишнюю возможность для такого разговора.

Чи з’явиться на мапі Києва вулиця братів Стругацьких?Итак: Аркадий Стругацкий, место рождения – Батуми, родители – Натан Стругацкий (родился в Херсоне) и Александра Литвинчева (городок Середина-Буда, ныне – Сумская область). В 16 лет принимал участие в обороне Ленинграда. Эвакуирован по «дорогое жизни» в начале февраля 1942 года, из всего вагона с ленинградцами, доставленного в Вологду остался живым один, все остальные замерзли). Высшее военное образование, переводчик с японского и английского, служил в советской армии с 1943 по 1955 годы. В середине 1950-х начинает публиковаться с конца 1950-х вместе с братом Борисом получает популярность не только в СССР, но и за его пределами. Братья работали почти исключительно в области фантастики, занимающихся публицистикой и работой с молодыми авторами. По их сценария Андрей Тарковский снял фильм «Сталкер». Дочь Аркадия – Мария Стругацька – была женой российского политика-реформатора Егора Гайдара. Умер старший из братьев Стругацких в 1991 году; их произведения переведены на 42 языках народов мира.

Но это лишь общая канва. Главное – другое.

Главное в творчестве братьев Стругацких – преданность идеям человечности и свободы, ответственности и гуманистически ориентированного прогресса. В этом смысле они подхватили эстафету, заложенную в русской культуре своего времени Александром Герценом. Как и он, Стругацкие прошли путь от восхищения коммунистической утопией, вот надежд на близкий во времени скачек человечества к «царству свободы», где Россия будет играть одну из ведущих ролей, — и до приоритета эволюции над революцией, приоритета общечеловеческих ценностей, к идее понимания ценности второго и иного, с потребностью духовно-культурного сопротивления тоталитаризму. Стругацкие вот восхищения людьми умственного труда как такими перешли к сокрушительной критики тех черт русской интеллигенции, которые мешают ей выполнять свою общественно значимую миссию. Им принадлежит меткое и актуальное как никогда формулировки, сделанное еще более полувека назад: «Там, где торжествует серость, к власти всегда приходят черные». А их последним совместным произведением стала направленная против российского фашизма пьеса «Жиды города Питера, или Невеселые беседы при свечах» (1990).

Борис Стругацкий продолжал общественную и публицистическую деятельность почти до последнего (он ушел от нас в конце 2012 года). Стругацкий-младший предупреждал об угрозе победы российского фашизма (и в 1995 году предсказал, что его цветами будут оранжево-черные, «колорадские»), он дал уничтожающие характеристики диктатуре Путина и самому этому деятелю. А «Россию, что стала с колен» он считал похожей на планету Саракш из их романа «Обитаемый остров» — с подчиненной башням-излучателям, которые не выключаются ни на минуту, массовым сознанием…

Ну, а теперь – об их отношении к Украине. Аркадий хорошо знал украинский язык (проведя в раннем детстве некоторое время в Середине-Будет, у родственников матери), любил, по воспоминаниям знакомых, поэзию Шевченко и украинские песни, и постоянно вставлял украинизмы в переписку с братом. Женой Бориса была его однокурсница, украинка по происхождению Аделаида Карпелюк, и у него тоже в письмах есть немало украинизмов. Поэтому не случайно в Харькове ХХІІ века (роман «Волны гасят ветер») разговаривают на украинском языке…

Итак, вырисовываются три критерия, которые могут быть общими в отношении деятелей русской культуры, чьи имена сегодня или завтра могут добиться увековечивания в киевской топонимике. Первый – отношение к общим проблемам политики, философии и культуры, гуманистических ориентиров человечества. Второй – отношение к российскому империализму и тоталитаризму. И третий – связь с Украиной и отношения к ней.

Конечно, это не исчерпывающий список и не окончательные формулировки, но основой для обсуждения, которое будет касаться всех выдающихся россиян, достойных увековечения в киевской топонимике, он может пол.

Чи з’явиться на мапі Києва вулиця братів Стругацьких?

Кстати

В 1960-х повествования и фрагменты из повестей братьев Стругацких в переводе на русский печатались в журнале «Знание и труд». Ленты по их сценариям были сниматься в Киеве (и на студии Довженко, и на студии научно-популярных фильмов), но здесь кремлевский ґауляйтером СССР стал Щербицкий, а идеологическим цербером при этом – Маланчук…

Источник.

Добавить комментарий