Последняя симфония для Арлекина

Остання симфонія для Арлекіна

Под величественными сводами залов «Мистецького Арсенала» еще слышать чарующие звуки белого рояля и эхо шагов проказника Арлекина – персонажа комедии дель арте. Этот оптимистичный и наивный театральный герой эпохи Возрождения был очень близким Игорю Диченку – известному искусствоведу, коллекционеру и художнику.

Недавно в «Художественном Арсенале» завершилась выставка уникальной частной коллекции Игоря Диченко. «Арлекин идет…» – не просто выставка, а в первую очередь дань памяти человеку, который оставил после себя самую большую коллекцию произведений украинских авангардистов.

«Киев 1» перед закрытием выставки пообщался с Игорем Оксаметним, ведущим специалистом музейного отдела Мыстецкого Арсенала» и сокуратором «Арлекина…».

Остання симфонія для Арлекіна

Интересные факты о маэстро

Коллекция Игоря Диченко овеяна легендами. Господин Диченко любил мистификации, много чего не договаривал, никто не знает точного количества произведений и истории их бытования. Ходили разные слухи про эту коллекцию, потому что отдельные работы уже видели, а что она представляет собой в целом – никто не видел. «Некоторые картины не рассказывал, где брал, мол, это не актуально. В конце жизни Диченко говорил, вы знаете, я ни разу не видел свою коллекцию в целом. То есть то, что мы выставляем в «Мистецьком Арсенале» – это впервые», – отметил Игорь Оксаметний.

Игорь Диченко – многогранная личность. Как говорят, талантливый человек талантлив во всем. Он был коллекционером, искусствоведом, блестящим интеллектуалом, художником, страстно любил путешествовать. Именно путешествия, новые места побудили его к творческих экспериментов, поиска и создания новых смыслов. Диченко делал коллажи, графику. Свои работы не продавал, дарил друзьям, иногда устраивал выставки, скажем, в 1992 году в офис или магазин бортничи дворце экспонировал серию «Ангел и Арлекин».

Игорь Диченко писал о театр, балет, был исследователем творчества Сержа Лифаря, Рудольфа Нуреева и др. В его коллекции много уникальных сценографий 1910-1920-х годов. Диченко исследовал творчество Анатолия Петрицкого и Михаила Бойчука, Леся Лозовского и Василия Седляра, Александра Богомазова и Василия Ермилова, Татьяны Яблонской и Александра Данченко и многих других.

Также Диченко мог по праву гордится огромной коллекцией автографов выдающихся деятелей ХХ века. Этот клад еще ждет своих исследователей.

Остання симфонія для Арлекіна

Игорь Оксаметний рассказал о еще один талант коллекционера. «Однажды вечером в 2002 году, накануне Рождества, мы встретились в художественной галерее на Андреевском спуске. Игорь Диченко был в центре внимания, читал стихи, рассказывал разные истории. Вдруг он предложил сыграть в такую игру: присутствовали 12-13 людей из разных кругов, были и художники, и сотрудники посольств, которые друг друга даже не знали. Диченко попросил написать одно-два предложения, но не подписывая их. Потом вслух читал написанное, каждый узнавал себя, дальше Игорь характеризовал этого человека. Это были чрезвычайно точные и меткие характеристики, так я познал Диченко как талантливого графолога», – говорит Игорь Оксаметний.

Остання симфонія для Арлекіна

Общеизвестный факт: Диченкові не верили, что такую коллекцию можно собрать на стипендию и небольшие гонорары от публикаций о художниках в «Молодой гвардии». Как оказалось – невозможного не бывает, если есть цель и упорство. Некоторые произведения господину Игорю дарили. Начал собирать коллекцию в середине 1960-х годов, первые экспонаты Диченко находил на помойке, куда свои работы в порыве гнева выбрасывали молодые художники. Собирал работы украинских националистов, репрессированных художников, формалистов. В те времена авангардное искусство не признавалось и стоило дешево. Картины не покупали ни музеи, ни коллекционеры. Музеи эго не экспонировали, критики не писали, опасаясь репрессий со стороны советской власти. Украинские авангардисты мирового уровня – Василий Ермилов и Александр Богомазов, Казимир Малевич, основатель украинской школы конструктивистской сценографии Александра Экстер и ряд других на десятилетия были вычеркнуты из художественного контекста ХХ века.

Остання симфонія для Арлекіна

Коллекция сформировалась в середине 80-х годов. Игорь Диченко дебютировал на выставке «Москва-Париж, Париж-Москва» (выставочно-информационный центр Жоржа Помпиду в столице Франции). Затем произведения из коллекции «путешествовали» по разным городам, побывали в Лондоне, Виннипеге, Москве, Париже, Токио, Тулузе, Братиславе, Одессе. В Украине коллекция Игоря Диченко выставлялась в начале 1990-го года.
Однако уже в 1980-х годах слава Игоря Диченко была такой, что художники считали за честь подарить ему свои картины. Например, на рисунке Сергея Григорьева «Студентка» (1937 год) есть авторская надпись: «Еще живом коллекционеру вот не авангардиста, но вот классика. С любовью». Это говорит о том, что Диченко сразу же проявил себя как талантливый критик и получил признание тогдашних мэтров, которые очень тепло к нему относились и дарили свои работы.

Маэстро гордился тем, что в его коллекции – 12 работ кинорежиссера Сергея Эйзенштейна, лучшие картины Александра Тышлера, Александра Бенуа, Павла Кузнецова, Александра Богомазова, Виктора Пальмова, рисунки Рустама Хамдамова.

Остання симфонія для Арлекіна

Игорь Диченко встречался с Анной Ахматовой, Марией Синяковою, Александром Тишлером, был знаком с вдовами Александра Богомазова, Василия Ермилова, с бойчукістами. В 1960-1970-х годах коллекционер общался с Оксаной Павленко, последовательницей Михаила Бойчука. Оксана подарила Диченкові несколько работ. Позже художница призналась исследователю Дмитрию Горбачеву, что «именно этот юноша Игорь вернул мне уверенность в правильности бойчукізму».

У Диченко был «нюх» на молодые таланты. Его интуиция безошибочно указывала на художников, которых мы сейчас очень хорошо знаем. Диченко будто знал, у кого из сотен юных начинающих художников есть «божья искорка», которая не должна погаснут. Одним из любимых авторов коллекционера был Александр Животков.

Диченко и Арлекин

Выставку назвали «Арлекин идет…» не случайно. Дело в том, что этот персонаж комедии масок был очень близок Диченку. В коллекции господина Игоря насчитывается с десяток Арлекинов разных авторов. Среди наиболее известных – Арлекины Михаила Соколова, Александра Бенуа, Василия Ермилова, Александра Тышлера, Виктора Володька, самого Диченко. Возможно, Игорь Диченко отождествлял себя с этим трагикомическим персонажем. В конце концов, Арлекин мог олицетворять и сам театр, сакральную тайну театрального действа. Вечный образ Арлекина, который блуждает вне времени и месту, является своеобразной константой коллекции.

Эстетика итальянской комедии дель арте, что является неисчерпаемым источником для художников всех веков и стран, была близка Диченку своей карнавальністю, когда трагическое можно спрятать под насмешливой маской, когда дурак оказывается самым умным, а негодяй пошивається в дураках. Поэтому образы арлекинов и ангелов – постоянный сюжет для художественных импровизаций самого художника.

В 1990-х годах он провел много выставок своей коллекции. Иногда выставки назывались «Ангелы и Арлекины», «Арлекины и Ангелы». Не забывайте, что Диченко увлекался перио-дом Серебряного века (особенно поэзией), европейским искусством начала ХХ века. Пикассо, Сезана тоже вдохновлял образ Арлекина.

Художественными тропами «Арлекина»

Всего коллекция Игоря Диченко насчитывает 517 произведений. Это не только графика и живопись, но и предметы прикладного искусства, мелкая археология, что требует дальнейшего изучения. В каталог коллекции вошел 451 экземпляр книги, только графика и живопись. Сама же экспозиция состояла из 175 произведений. Интересными являются работы самого коллекционера, созданные под влиянием творчества Сергея Параджанова. Картины Диченко напоминают рефлексии на разные темы. Среди любимых персонажей – ангелы, Арлекин, блудный сын; поэтические видения, в том числе и на библейские темы.

Значительную часть коллекции Игоря Диченко составляют работы современников. Примечательно, что в этой части коллекции мы не найдем системности, ведь Диченко не ориентировался на какое-то определенное направление или группу художников. Здесь представлены художники, которые соответствовали морально-этической величайшей шкалой к маэстро: в основном авторы, которые переосмысливали традиции, идеи и практику своих репрессированных предшественников. Это то художники, поэтика которых была близка по духу Диченку. Художники, которые принципиально дистанцинировались по отношению к украинского художественного официоза. Диченко не коллекционировал произведения генералов от искусства, за исключением нескольких имен, например, Глущенко. В его коллекции представлены различные направления и стили, но всех их объединяет очень высокая культура живописи. В частности, есть картины Вадима Ричини, Виктора Рыжих, Валентина Реунова, Сергея Григорьева, Галины Григорьевой, Николая Глущенко, Татьяны Яблонской, Василия Касияна, Аллы Горской и др.

Сейчас часто используется такое понятие, как «новая волна». Это связано с группой художников, которые жили на улице Парижская коммуна и в 1989 году создавшего первый киевский сквот (от англ. squat – незаконно заселятся в чужой дом. Так называют все самозахват пустующих зданий). Сквоти появились в конце 1960-х в Европе и США в среде хиппи. Столичный сквот «увековечили» имена Кавсана, Трубиной, Клименко, Цаголова. В тот период даже самые большие снобы в Москве заговорили о феномене украинского трансавангарда. Трансавангард («после авангарда») – течение в европейской живописи, итальянский вариант неоэкспрессионизма. Термин ввел итальянский критик Акилле Бонито Олива в 1979 году.

Украинские художники начали творит в таком ключе, однако получилось нечто специфическое, сугубо местное, а именно – искусство, которое виртуозно сочетает в себе различные школы, течения, направления. В Москве это назвали «южнорусской волной». Началась новая страница в истории украинского искусства, страница постмодерна. Про Киев уже не говорят как в провинциальный город, теперь это город, где живут очень интересные, европейского уровня художники. Московские арт-галереи были сориентированы именно на киевских художников. В свое время самый известный представитель «новой волны» Дмитрий Кавсан говорил, что главная тема в искусстве – человек, стоящий на земле. Главная тема его картин – мир, маленький мир в картине, на любую тему. Люди, которые живут в цивилизации. Кавсан отмечал: «Украинский независимый авангард – легенда. Это произошло вовремя и вопреки. Себя же я не отношу ни к кому и ни к чему. Я – украинский трансавангард».

Остання симфонія для Арлекіна

Иллюстрации Сальвадора дали к «Искусству любви» Овидия. В 1934 году Далее познакомился с издателем и коллекционером сюрреализма Пьером Аржіле и они сотрудничали в течение 40 лет. На эго заказ Дальше делал иллюстрации к произведениям Шекспира, Сервантеса, Гомера. Эта серия к «Искусству любви» была создана в 1978 году. Издание считается очень редким, потому что вышло небольшим тиражом, всего 250 экземпляров. Была такая практика, что иллюстрации печатались и Дальше ставил свою подпись, каждая иллюстрация имеет порядковый номер. 15 писем к этой серии Игр Диченко привез в 1980-х годах.

Остання симфонія для Арлекіна

Работа «Подсолнух» (1965 год) известного американского художника Якова Гнездовского. Яков родился в Украине, но с 1940-х годов живет в США, со временем стал уважаемой фигурой в американском искусстве. Творчество Гнездовского очень любил Джон Кеннеди, Овальный кабинет был украшен именно его работами. «Подсолнух» — очень характерна для Гнездовского работа. У него много композиций, которые напоминают мандалу (сакральное схематическое изображение Вселенной, используемое при медитациях в буддизме, ритуальный предмет). «Подсолнух» Гнездовский подарил Павлу Вирскому и в галерею картина попала через вдову Диченко – Валерию Семеновну Вірську Котляр. В 2005 году они с Игорем Диченком связали свои судьбы. До того 20 лет Валерия Семеновна была примой ансамбля Павла Вирского. Несколько произведений из ее коллекции попали в коллекции Диченко.

Остання симфонія для Арлекіна

Главная часть коллекции Игоря Диченко – произведения художников 1910-1920-х годов. Диченко очень любил театр, особенно балет, в его коллекции много сценографий. А сценография в творчестве тогдашних художников занимает особое место. Это был период великого эксперимента, в котором и сам театр претерпевал существенных изменений. Благодаря творчеству Леся Курбаса рождался новый театр; с этим театром работали украинские художники-авангардисты. Речь идет о выдающихся сценографов мира: Вадима Меллера, Анатоля Петрицкого, Александра Хвостенко-Хвостова, Вадима Рабиновича.

Остання симфонія для Арлекіна

В 1920 году Владимир Маяковский сказал, что впервые художественная идея приходит к нам не из Франции, а из России. Он говорил о конструктивизм, появившийся в начале 1920 года на основе идей беспредметного супрематизма, футуризма. Название говорит само за себя: это упрощенные геометрические формы, сочетание различных масштабов форм. Конструктивизм повлиял не только на художников 1920-х годов, но и на зарубежное искусство, архитектуру.

Главной фигурой харьковского конструктивизма был Василий Ермилов – живописец, график, дизайнер, монументалист, экспериментатор – работал с деревом, металлом, стеклом, ученик Кончаловского и Машкова. Его работы находятся в музеях США, Германии и Франции; продаются на международном аукционе «Сотбис». Картина Ермилова «Арлекин» (1924 год) является символом коллекции Игоря Диченко. Василий Ермилов был плен нестандартных творческих идей и стремился оставит искусство изобразительной функции. На сегодняшний день «Арлекин», по оценкам экспертов, стоит $250-300 тысяч.

Остання симфонія для Арлекіна

Одна из наиболее важных работ в коллекции Игоря Диченко – «Супрематическая композиция » I» Казимира Малевича (1916 год). В 1915 году Малевич потряс мир «Черным квадратом», он презентовал супрематизм как творческую идею, то есть безпредметне, нефигуративное, абстрактное искусство. Красота беспредметного достигается через создание новых форм, в которых сосредоточена конструктивное единство различных элементов, линий, цветов, объемов и фактур. Как-то в Киев приехала группа москвичей, которые привезли работы учеников Казимира Малевича и пригласили нескольких столичных коллекционеров, среди них был и Игорь Диченко. Он выбрал только одно произведение. Через несколько дней Диченко позвонил известному исследователю искусства 1920-х годов Дмитрию Горбачеву. Коллекционер убеждал Горбачева, что картина принадлежит самому Малевичу. Впоследствии эксперты это подтвердили.

Остання симфонія для Арлекіна

Виктор Пальмов – российский художник-футурист, который приехал в Киев из Москвы, был профессором Киевского художественного института. Картину «Пляж» Игорь Диченко нашел в квартире коллекционеров. Он рассказывал, что ему посчастливилось найти в Киеве наследников одного коллекционера, у которого хранилась часть произведений Пальмовое. За одну его картину тогда просили символическую плату – 28-30 рублей. Однажды, когда Диченко гостил у них, он заметил часть картины, которая выглядывала из-под шифоньера, на которой была изображена пятая. За шкафом скрывалось самая известная картина Виктора Пальмова «Пляж». Там же Игорь Диченко нашел картину «Украинское село», за которую Пальмов получил медаль в Японии.

Остання симфонія для Арлекіна

Справка «Киев 1»

Диченко Игорь Сергеевич (19.12. 1946 – 24. 05. 2015) – искусствовед, художник, коллекционер. Член НСХУ (с 1984 г.). Окончил Киевский художественный институт (1969 г.). Работал в Центральном Государственном архиве музея литературы и искусства Украины, преподавателем истории искусства в Киевском хореографическом училище, с 1992 года – ст. н. с. Музея истории Киева. Организатор и участник многочисленных выставок и художественных акций вот 1970-х гг. В 1992 основал Международный благотворительный фонд. Автор исследовательских работ о творчестве выдающихся украинских художников: Г. Нарбута, К. Пискорского, А. Петрицкого, Н. Бойчука, Л. Лозовского, В. Седляра, А. Богомазова, К. Малевича, В. Касияна, М. Глущенко, Т. Яблонской, а также статей о творчестве А. Павловой, В. Нежинского, С. Лифаря, Л. Якобсона, Г. Нуриева, В. Малахова, Г. Поклитару.

На фото: Игорь Диченко (слева) с выдающимся художником театра, конструктивістом Владимиром Стенбергом. 1970-ые.

Текст репортажа и фото — Мария Приходько.

Источник.

Добавить комментарий