Портрет эпохи в «Мгновениях частной жизни»

Портрет доби у "Миттєвостях приватного життя"

«Люди, которые голосуют за неудачников, воров, предателей и мошенников,,
не являются их жертвами. Они соучастники…»
Джордж Оруэлл

ZN.UA

Портрет доби у "Миттєвостях приватного життя"

@zn_ua

Читайте @zn_ua

Я уже с ZN.ua

В начале XXI ст., обозначенного перенасыщением информацией, доминированием виртуальной культуры, психологическим переутомлением, человек находит утешение в дневники, эпистолярии, воспоминаниях. Жанр мемуаристки сегодня — желаемое чтения и моральная релаксация для многих. В документах из частной жизни современника формируется неогуманізм пост-постнекласических ХХ и начала ХХІ веков.

Книга О. Петровой «Мгновения частной жизни» структурирована вокруг темы Памяти. Она собирает, центрирует и излучает проблемы в жизни художественного поколения 1960-1980-х годов. В этом заключается своеобразие издания. Текст книги — дуалистический. Читатель погружается в личную историю автора (от детства 1940-х годов до 1986-го года Чернобыльской катастрофы) и в частном видит отражение истории своего или предыдущих поколений. Так, в первом разделе книги, «Дети войны», читатель почувствует ауру послевоенного быта киевлян со свежей памятью о трагедии Бабьего яра, о голоде и об аскетизме ежедневного бытия, а также о чрезмерно быстрое взросление детей войны.

В каждом из четырех разделов книги шарм частного-индивидуального выносит на поверхность текста общественно-значимое.

Автор текста — художник и искусствовед, поэтому частную жизнь личности проявляется в динамике культурной ситуации Киева и Украины 1960 — 1980-х годов. Культурную и социо-политическую трансформацию социума надзора за непокорность интеллигентского андеграунда. Вдохновенным есть творческий портрет художника Григория Хижняка — человека драматической судьбы, которую советская власть вытолкнула на маргинесы. Титанами мысли, отстаивали культуру украинского языка, художественного перевода и нашу европейскость, в есеях автора предстают образы эрудитов-интеллигентов Григория Кочура и Николая Лукаша. В общении с ними формировался культурный простор В. Петровой. Во втором разделе книги — драматические рассказы и истории из жизни творческой среды 1960-х гг. соседствуют с парадоксальными и гротескными зарисовками сюжетов и портретами отдельных личностей.

1970-е годы — время юности автора. Первые влюбленности, взрослую дружбу и романтические отношения выписано В. Петровой ярко, сочно, экспрессивно. Впрочем, авторское «Я» в книге уступает образам современников: литераторов, архитекторов, художников, врачей. Это они формировали свою эпоху, ее культуру и искусство. Обобщающее «Мы» свободомыслящей интеллигенции в книге представляет тех, кто взял на себя историческую миссию сопротивления стандартам на замке общества времени позднего социализма. В общем, книга посвящена утверждению ценностей нелинейной и неподцензурной художественной культуры инакомыслящих 1960 — 1980-х годов.

Лаконичными и филигранно выписанными есть творческие образы С. Параджанова, грузинского художника Н. Игнатова, гения украинской сценографии Д. Лидера, художников-шестидесятников А. Горской, И. Гончара, А. Минько, Л. Медвидя, Ф.Семана, других.

Близость автора к «неформальной Академии» Г. Кочура и М. Лукаша, на которых охотилось КГБ, товарищеские отношения с С. Параджановым сразу определили место В общественных. Петровой в андеграунде. К тому же она, как иллюстратор книги по специальности, начала сотрудничество с молодыми писателями В. Дроздом, И. Жиленко, В. Шевчуком. А именно их реакционно настроена писательская община отодвигала на обочину.

Иллюстрации к «Божественной комедии» Данте Алигьери, в начале 1970-х годов создала В. Петрова, были признаны сюрреалистическими (враждебными к соцреализму). Духовная духота чем дальше тем крепче обнимала молодую художницу. Киевские издательства закрыли перед ней дверь. О вступлении в Союз художников нечего было и думать.

Г. Кочур — наставник художницы и молодой исследовательницы — посоветовал ехать до культурных учреждений Москвы.

Зигзаги судьбы то вытесняли Ольгу Петрову из Украины, то возвращали ее домой. Именно географией пребывания объясняется двуязычие книги.

Эпистолярия отца, актрисы С. Зайковой, профессоров Г. Недошивина, А. Чегодаева, А. Анікста, других представлены на языке оригинала.

Теме эпистолярии как жанра и высокой культуре этой разновидности слова посвящено немало страниц. Сюжет раскрывается в письмах любви пожилого профессора к молодой коллеги.

В четвертом разделе книги В. Петрова с блеском искусствоведческого анализа подала портреты непокорных украинских художников: Г. Неледвы, М. Вайнштейна, С. Лерман,
В. Реунова, А. Лимарева, Ю. Луцкевича, других.

В завершение обозначены общие тенденции в искусстве 1980-х годов. Это было время разрушения и уничтожения системы соцреализма.

Общественное напряжение текста приходит — переходит на лирико-щемящие интонации в Эпилоге: он посвящен ранней весне в отношениях автора с будущим мужем — врачом Евгением Волгіним.

«Мгновения частной жизни» написано экспрессивно, с любовью и уважением современников, самоиронией и отвагой искренности. Иллюстративный ряд книги — широкий и разнообразный. Издание интересно как культурным контекстом эпохи, так и личным опытом автора, склонного к самораскрытию и даже к самовикриття в духовном стриптизе.

Выход «Мгновений частной жизни» в мир состоялся при поддержке Stedley Art Foundation. Книжку выдала Дана Павлычко. Киев, Основы, 2016.

Источник

Добавить комментарий