Почему «Живу» заблокировали в прокате?

Чому "Живу" заблокували у прокаті?

«Люди, которые голосуют за неудачников, воров, предателей и мошенников,,
не являются их жертвами. Они соучастники…»
Джордж Оруэлл

Подводя итоги 2016-го киногода, стоит отметить, что среди многих отечественных проектов, которые дошли до экранов, был один действительно неожиданный. Это фильм «Живой» режиссера Тараса Химича. Лента создавалась почти три года на энтузиазме автора, без поддержки Госкино. А когда дошло до премьеры, далеко не все украинские кинотеатры согласились взять ее в прокат, мотивируя отказ «дистрибьюторскими» и «техническими» причинами.

Напомню, что в основе ленты — реальные украинские события середины XX века, и реальная главная героиня Анна Попович, жизнь которой связано с УПА. Эта 90-летняя женщина еще успела рассказать авторам драматическую историю своей жизни, но, к сожалению, не увидела премьеры. В главной роли — Ольга Комановська (которую журналисты нашего издания назвали открытием года). Сценарист, режиссер, оператор, монтажер кинопроекта — Тарас Химич.

Чому "Живу" заблокували у прокаті?

Анна Попович

— Господин Тарас, для вас, очевидно, 2016-й — год «Живой». То есть год сложного, но завершающего цикла создания авторского фильма. С какими наибольшими трудностями столкнулись на определенных этапах именно этого цикла?

— Понимаете, для меня как для режиссера важно было, чтобы этот фильм был «живым» и мог развиваться вместе с нами. Съемки «Живой» продолжались на протяжении трех лет. А сами съемки — это сложный процесс. Для нас было принципиально найти именно те нужны кадры, которые бы максимально раскрыли историю Анны в определенный период ее жизни.

Было важно иметь время для перемен, ведь благодаря им можно максимально повысить динамику или, наоборот, акцентировать определенные моменты, особенно на завершающем этапе.

— Чтобы была такая невероятная возможность, то что бы вы изменили в проекте? Какие недостатки в нем видите исключительно вы?

— В этом проекте уже ничего не можем изменить или добавить. Я доволен результатом. И, наконец, «Живой» начали процесс независимого украинского кино. И уже можно говорить о следующих проектах.

Конечно, «Живая» — чрезвычайно важный опыт, который усовершенствуем и будем использовать в следующих проектах.

— Интересуются фильмом международные фестивали? В общем, ставили перед собой фестивальную цель?

— В практике мирового проката есть такая вещь как смежное дистрибьюторство, что предполагает одновременно прокат и распространение фильма на фестивалях.

Наш фильм ориентирован именно на такую систему, в отличие от Украины, где нас прежде всего интересовал чистый прокат в кинотеатрах.

Что касается некоторых фестивалей в Украине, то мы физически на них не успевали, а тянуть с выходом фильма на год было невозможно.

— Плач по поводу «в Украине мало снимают» утих, снимают больше. С какого очередного поводу надо «плакать» сейчас, когда «снимают немало»?

— Я считаю, что нам следует очень хорошо мониторить запросы общества к кинопродукта и одновременно сравнивать это с запросами мирового кино.

— То есть?

— Объясню. Следует снимать фильмы, которые были бы понятны не только украинцам, но и тем, кто живет за пределами нашего государства.

Кино должно быть качественным во всем — от начала и до финала. И главное — такое кино должно окупиться в прокате. Именно люди голосуют за фильм. Все просто: есть спрос и есть предложение.

— Тогда какие украинские фильмы последних лет вы бы взяли с собой на необитаемый остров?

— Я люблю фильмы, в которых есть футуризм с яркой социальной проблематикой. На необитаемый остров взял бы их.

— Какова реакция ваших инвесторов на «Живую»? И какая самая умная реплика (из рецензий) про это кино?

— Фильм был создан без всякой поддержки со стороны государства. Лишь на завершающем этапе (а именно: озвучивание фильма) с помощью присоединилась Львовская областная государственная администрация.

Мы сами себе были заказчиками и производителями. А это, пожалуй, самая большая ответственность. Ведь себе не соврешь.

Насчет отзывов на фильм, то искренне поразила рецензия Юрия Андруховича: «Это кино? Да, это кино. Это, наконец, кино. Это не более, чем кино. Но и не меньше».

— Не помешает ли ваша возможная усталость после тяжкого подъема «Живой» начать новый проект? Есть идея такого проекта?

— На самом деле знаю, что буду снимать дальше. Единственное, что сейчас скажу, — будущий фильм не будет иметь никакого отношения к ХХ ст.

Чому "Живу" заблокували у прокаті?

Комментарий

Исполнительный продюсер проекта Олеся Галканова рассказала о некоторых перипетиях вокруг «Живой» в украинском прокате, когда лента не попала на экраны многих ведущих кинотеатров. Что то было? Спланированный бойкот? Разболтанности прокатной системы, которая игнорирует отечественное кино? Или что-то другое?

— Все довольно просто, — говорит Олеся. — Тот или иной фильм должен быть коммерчески успешным. И мы понимаем, что никто не хочет получить убытки за прокат. Фильм — это время, а время — это деньги. Главная задача украинского кино — завоевать доверие у дистрибьюторов и кинотеатров. Я считаю, что на каждых режиссеру и компании производителю лежит ответственность за их продукт, то есть фильм. Его следует не просто сделать, а сделать коммерчески интересным. Украинское кино должно вызывать доверие и не бояться конкурировать с фильмами мировых кинопроизводителей. Конечно, это не простой путь, но возможный.

Так и с нашим фильмом мы прошли определенный путь — от нулевой точки и до «сейчас».

Во всеукраинский прокат мы вышли без дистрибьюторов. Это было рискованно. Если говорить языком цифр, то прокат «Живой» — это 25 экранов (из 150!) в большинстве областных ( и не только) центров Украины.

Кроме локальных кинотеатров, «Живу» приняли четыре сети. Фильм шел в прокате три недели. И, что интересно, после двух недель кинотеатры сами предложили продолжить прокат.

Это беспрецедентный случай для украинского кино. Расписание смыслов был разный и индивидуальный. От пяти сеансов в день до одного.

Прокат продолжается. За этот период сумма кассовых сборов превысила 1 000000 грн.

Если мыслить статистике, то увеличение количества экранов, конечно, привело бы к прогрессии суммы кассового сбора. Это выводит на логическое утверждение — фильм «Живая» окупился бы стопроцентно. Но…

С другой стороны, со всей ответственностью хочу сказать, что мы не делали этот фильм в другом формате, кроме DCP 2K и звуком 5.1, потому что не имели никакого морального права ухудшать качество.

Наша команда была убеждена, что каждый заслуживает на просмотр украинского фильма в формате, не худшем, чем тот, в котором показывают голливудские блокбастеры. Это обусловлено оригинальной авторской звуковой дорожкой, музыкальным решением, объемным звуком, визуальными эффектами «Живой», которые в формате HD просто не произведут того впечатления, которое дает формат DCP. Ведь еще во время съемок мы использовали новейшие технологии, которые появлялись в то время.

Сами съемки проводили в формате 4K, который позволил передать глубину цвета, все мельчайшие фактурные вещи, объем и тому подобное. Sound producer, композитор фильма работал над звуковой дорожкой, которая бы поражала не только объемность, но и мелодикой и углубляло зрителя в атмосферу. Нам предлагали перевести фильм в формат HD, чтобы его приняло более кинотеатров, в которых залы с проекторами DCP «заняты» «выгоднее» голливудскими блокбастерами.

Итак, для нас стали большой поддержкой именно те кинотеатры, которые не побоялись предоставить нам зал с проекторами, что транслируют формат DCP. Это о многом говорит.

Источник

Добавить комментарий