План ювелиров

План ювелірів

 

Аппетит приходит во время беды: нынешний бум отечественного серіаловиробництва совпал с периодом военных драм и других потрясений. Правила игры на телерынке изменились — крупнейшие игроки стараются обеспечить собственный репертуар собственными силами, поскольку на сериальный продукт из РФ наложено табу. Телемонополії Г.Ахметова, В.Пинчука, И.Коломойского, Д.Фирташа теперь активно снимают «свое кино». Не для меня. Для целевой аудитории.

Серия первая. БРИЛЛИАНТЫ

Труханов остров в эти дни кинематографисты превратили в «зону А». Front Cinema, ориентированный на ТРК «Украина», развернул масштабные съемки 60 — серийной драмы «Не зарекайся» (сценарий Татьяна Гнедаш, режиссер — Дмитрий Гольдман). Фильм перенесет зрителя в ад нашей новейшей истории. В центре сюжета история крымчанки, которую судьба испытывает войной, тюрьмой, изменами и маньками-депутатами. Пожалуй, это одна из первых многосерийных мелодрам, которая масштабно коснется темы трагедии на Юге и Востоке нашей страны.

Тем временем в районе столичных Теремков живет напряженным клиническим жизнью «Центральная больница» (режиссеры — Вера Яковенко, Виктория Мельникова). Эту медицинскую историю «1+1» адаптирует для украинцев, отталкиваясь от новозеландской матрицы.

План ювелірів

А теперь центр столицы — «Владимирская, 15». Еще одно произведение нового телесезона — уже для канала ICTV (Film.UA) от режиссеров Валерия Рожка и Олега Туранського. Как объявили создатели, события происходят в «післямайданному Киеве 2015 г.»: преступность растет, полная дискредитация работников правоохранительных органов, — надо что-то решать. Тут же и появляется начальник Подольского райотдела с многозначительной фамилией Дикий, который будет ловить свою «черную кошку» (в главной роли Сергей Стрельников, который ранее играл Чапаева).

И это лишь несколько примеров из совокупного съемочной площадки, в которую превратился Киев.

Нынешний ответственный план «ювелиров» (телепроизводителей) — максимально заполнить эфир собственным продуктом. Такое задание предполагает: а) адаптацию форматов иностранных; б) продуцирование оригинальных сценарных идей; в) использования местного творческого ресурса; г) соблюдение бюджетной приличия, с учетом вызовов времени.

После известного постановления правительства — табу на российское телекино — отдельные крупные компании уже потеряли более 20 млн. долларов. Колоссальная цифра. Милитаристские выходки М.Пореченкова и И.Охлобыстина телевиробникові стоят дорого.

Тем временем, со звоном битой посуды и криком продюсера, запускаются все новые и новые километры собственного сериального контента. Уже на сегодня в запуске — десятки названий. Количественный фактор у нас всегда впереди.

Как известно, на сериальном производственном рынке давно определились общепризнанные лидеры. Такие как Film.UA, О-ТВ, Star-Media, Front Cinema.

Война, кризис и другие обстоятельства бренного жизни довольно больно ударили по их бюджетам, но не по их амбициям. Тем временем условно средний бюджет одной серии (в длительном телекино), упал как гривна, и теперь эта планка — около 20 тыс. в.а. за серию. Раньше — выше.

Рекламный рынок тоже далек от ренессанса, некоторые эксперты говорят, что он упал, не отжимаясь, на 70%. Это главная причина снижения бюджетов. Отказавшись от високогонорарних российских звезд (5-10 тыс.в.а. за один съемочный день), отечественный серіаловиробник будто «удешевил» производство, одновременно расширив его.

Эксперты основными источниками полноценного финансирования сериалов называют, естественно, рекламу, еще — «по заказу канала», за которым, соответственно, стоит тот или иной популярный деятель.

Пикантное вопросы на фоне бешеного аппетита отечественных серіаловиробників: интересуются продуктом соседи из РФ или другие? Ответ размыта. Наш нынешний серіалопотік преимущественно ориентирован на местный рынок. Трудно представить, что сериал «Владимирская, 15» покажут на НТВ. Однако есть интерес к нашему новому продукту в странах Средней Азии, Израиле.

Один из героев А.Островского в «Бесприданнице» говорил: «Дорогой бриллиант дорогой оправы требует!» Несмотря на все, дороже бриллианты скоро станет в Украине актерское ремесло. На этой улице праздник. Ювелиры стараются. Гонорары украинских актеров когда и сползли, то не так низко, чтобы напугать зарплату библиотекаря. Скажем, ставка 2 тыс. в.а. за один съемочный день — весьма и весьма подъемная для украинского актера первой лиги.

За спросом (на конкретных актеров) в настоящее время лидируют творческие коллективы Киевского Молодого театра и Театра драмы и комедии на левом берегу Днепра. Стас Боклан, Александр Кобзарь, Олеся Жураковская, Дмитрий Суржиков, Ирма Витовская, Леся Самаева, Владимир Горянский, Дмитрий Лаленков, Виталий Салий и другие. У всех у них разные ставки за съемочный день. Но именно их (больше других) труба зовет.

Чего доброго на фасадах этих киевских театров появится табличка — «Все ушли на фронт». Читай — в сериалы.

Перспективы отечественного сериального рынка — одна из самых интересных интриг нашего сугубо творческого времени. Устоит ли он (хотя бы в нынешней конфигурации) — в условиях продолжения падения рекламы, общего кризиса, урезания бюджетов и гонораров раздимання

Серия вторая. ЮВЕЛИР

Дмитрий Гольдман (режиссер премьерного украинского сериала «Клан ювелиров») — человек-легенда в артистических кругах. Надо видеть, как меняются лица местных артистов, когда они только приближаются к нему. На лицах появляется маска улесливого поедания глазами. Видимо, так же поедали глазами в артистическом мире (в другую эпоху), скажем, Нила Стратоновича из пьесы А.Островского «Без вины виноватые», от милости которого зависели финансовые и другие основы жизнедеятельности артистического организма. Режиссер Гольдман — человек с серьезным творческим багажом: режиссерский курс Марлена Хуцієва во Вгике, работа в Школе современной пьесы у Иосифа Рейхельгауза. Его отец — Адольф Гольдман — один из мэтров авангардного искусства. Сам Дмитрий может часами говорить о «Чайку» Чехова — и в таком случае, поверьте, найдет в моем лице адекватного собеседника.

План ювелірів

Сериальный бизнес в Украине для него начался с 20-серийки «Верни мою любовь» («Интер»). Потом — тандем с Татьяной Гнедаш в работе над «Лялей», «Катей», другими фемінами. А до того — гіперсерійні рейтинговые телеблокбастери в РФ: «Принцесса цирка», «обручальное Кольцо».

— Дмитрий, сегодня сериальные кастинги — по понятным причинам — должны довольствоваться исключительно украинскими артистическими силами. Что скажете об особенностях нашей актерской школы, которая «опыляется» сейчас практически все сериальные линейки?

— Скажу следующее. Актеры хотят работать, хотят сниматься. И действительно, на съемках заняты преимущественно украинские актеры. Насчет школы — вопрос непростой. Хотя попробую ответить честно, как думаю. Считаю, что когда в России актерская школа отстает от европейской (и общемировой) лет так на пять, то в Киеве — лет на 9. Мы с Татьяной Гнедаш пытаемся несколько изменить… Например, хотим открыть школу для профессиональных артистов.

— Но актерских школ хоть пруд пруди. В каждом областном центре, а скоро и в каждом вузе будут учить «на артистов».

— Это другое. Могла бы быть школа повышения квалификации профессиональных актеров, с учетом специфики сериального производства, современного телебизнеса, а главное — движения мировых актерских школ. Мир меняется, он идет вперед. И технологии «работы актера над собой», соответственно, меняются. Появляются новые требования. В Украине очень хорошая надстройка театрального образования, но, похоже, фундамента нет.

— Однако «корочки» есть у всех — липовые или настоящие.

— «Корочка» не сыграет, она не заменит харизму, профессионализм, человеческую сущность. Тем более что действительно сегодня ситуация для многих украинских актеров прямо фантастическая. Длительный период они играли маленькие роли в сериалах, были на втором плане, поскольку на первом плане — актеры-звезды с РФ.

Теперь почти каждый день открываем интересные таланты. Всех называть не буду, упомяну отдельных. Это, например, замечательные Костя Данилюк, Слава Довженко, Валерия Ходос. Они снимались у нас уже не в одном фильме.

Абсолютно фантастический Дмитрий Суржиков: в Москве такого актера не найдешь.

Это талантливые люди, и они сейчас выходят на первый план.

— В чем заключается, персонально для вас, проблема кастинга — как такового. Как правильно угадать артиста на ту или иную роль? Здесь решает ваша интуиция или советы коллег? Это же не шутки — собрать такое количество людей в стосерійний фильм и при этом не ошибиться.

— Безусловно, требуется точное попадание в темперамент, внутреннее состояние артиста. Вот, например, в нашем новом фильме на главную роль утвержден Виталий Салий из Киевского театра драмы и комедии на левом берегу Днепра. Возможно, для этого сюжета («Не отвращайся») и для образа конкретного героя его фактура спорная. Вы помните, какой он — рыжий, веселый, неунывающий. Но мы пошли на риск. Утвердили. Надеюсь, будет высший класс.

— Актеры, не только отечественные, которые попадают в конвейер сериальных линеек (100 или даже 200 серий), проходят не только испытания узнаваемостью на Бессарабке, но и испытание финансовым раем. Часто большие деньги развращают открытых вами артистов?

— Конечно, бывает. Но не хочу о них говорить. Иногда действительно приглашаете человека в проект, она приходит и просто отрабатывает деньги. Но это жизнь и это люди.

— На данном этапе, когда РФ практически отрезана от копродукции с украинскими производителями, индекс самоокупаемости наших сериалов?

— Мне не очень известны детали по всему рынку. Но иногда удивляюсь, как исполнительный продюсер компании Саша Ткаченко умудряется существовать в рамках нынешних бюджетов. Потому что бюджеты — минимальные.

— Все-таки не секрет, что бюджет одной телевизионной серии упал — причем резко. Разве не так?

— Скажем, во времена, когда мы снимали «Принцессу цирка» (2007-2008), одна серия стоила около 72 тыс. долл. Теперь такие бюджеты представить невозможно. То время прошло. Есть определенная тенденция — на снижение. Но это не будет продолжаться бесконечно. Есть черта «стоп». Поскольку этот бизнес уже существует на грани. И, я считаю, будет установлен край — край разумного.

Собственно, я сам люблю идти по краю. Это тоже определенный коридор. Один мой учитель говорил: чем более узкий коридор импровизации, тем больше ее возможности. На мой взгляд, формула прекрасная.

— Эльдар Рязанов в свое время искал актеров для фильмов везде, где мог: в Санкт-Петербурге, в других городах. Такие поиски давали результат. Какова география ваших поисков? Не может все быть зацикленное только на столицы?

— Бывает по-разному. И поиск, и знакомство с тем или иным актером. Вот приходит актер — я разговариваю, записываю его, считываю интересные мне вещи этого лица.

Если говорить о крупных актеров, в одном из наших сериалов снималась Ада Николаевна Роговцева. Что сказать? Она просто наполняла своей жизнью и образ, и пространство внутри фильма. Это — великая актриса, у нее отличная школа.

Но теперь нет прежней системы распределения театральных школ — как это было во времена СССР. Когда ты знал, где искать нужного тебе актера, в какой именно школе.

В свое время я ездил по России и Украине в таких поисках. И однако сталкивался с тем, что центр поиска — столица. В Украине — Киев. Все сильные и смелые актеры давно здесь. Но, конечно, если вы скажете, где искать новые интересные индивидуальности, то, естественно, сяду в машину и поеду на поиски.

— Дмитрий, не знаю, как для вас, но мне давно интересен такой парадокс: сто серий подряд актер/актриса в главной роли, каждый вечер ее не лишиться, а при этом — не звезда. И после всего особо не хочется видеть ее/его в других ролях. Примеров много, имен называть не буду. Тогда как некоторых актеров прошлого на всю жизнь по маленьким эпизодом запоминали.

— Знаете, еще Станиславский говорил, что важно актеру для успеха: удача, удача, удача, но обязательно при наличии таланта.

Успех — непредсказуемая вещь. Звезды сходятся то так, то сяк. В 30 лет он — звезда, а в 40 — уже никто и не вспомнит. Возможно, только Всевышний… В любом случае, наше дело — ежедневно трудиться, выкладываться на 100%.

— Хочу спросить еще о тоталитарность сериальной матрицы «Золушка» — неиссякаемый источник бесконечных вариаций на одну и ту же тему. Вы прогнозируете, скажем так, смене парадигмы, уклон в другие истории?

— Известно, что в мире есть 7 главных историй, а остальное — вариации и модификации. Не думаю, что тема Золушки исчезнет из телевизионного репертуара. Она видозмінюватиметься, будет варьироваться. Возьмите, например, Элвиса Пресли — он тоже своеобразная «золушка». И Мадонна — «золушка», и Пугачева — «золушка».

Извините, я сам «золушка» в определенной степени. Рос в интеллигентной еврейской семье, готовился к одному, попал на другой бал. Мой папа — замечательный художник, он ушел из жизни два года назад. Это был прекрасный человек, которая однажды отказалась от всего и ушла в то, что считала правильным, — творчество. И я хочу сделать все возможное, чтобы подарить его картинам новую жизнь… Несмотря на свою большую занятость — работа в Украине, преподавание в театральном колледже Москвы.

Кстати, не могу без педагогики (занимаюсь этим с 1998-го). Это мой тренинг и самосистематизування. И дело, естественно, не в деньгах, не в перелетах, а в моей нужде. Поскольку долгое время преподавал в «Гитисе и Вгике. И теперь выкладываю — не по методичкам, а исходя из собственного понимания особенностей профессии.

— Вы уже два года в Украине. Времена изменились, и они тревожные. Вам комфортно здесь — у нас — жить?

— Комфортно. Моя старшая дочь учится в хорошей киевской школе. Младшая ходит в хорошую группу развития. Они разговаривают на русском языке. Украина — свободная страна. И я вижу ее близость к Европе. Близость даже в том, как одеваются, общаются, как мечтают. Некоторое время мне было непросто — хотелось домой. Но последние полгода — то Киев меня принял, то я пустил его в себя. Недавно был в Москве и уже скучал за Киевом. Здесь и скорость тише, и ритмы другие. В общем, комфортно.

Знаете, со мной в Киев выехала жена — замечательная актриса Светлана Зельбет. Уезжая, она оставила в Москве Театр Станиславского, где проработала 10 лет. В Киеве полгода была без работы. И все это пережила. И во всех затруднительных обстоятельствах она меня поддерживала. Вообще, если говорить о моей работе, именно здесь она часто была движущей силой. Ее вера и моя ответственность перед ней и заставляют двигаться вперед.

— Сейчас, как известно, ведущие игроки украинского телерынка бросают чемоданы денег на собственное серіаловиробництво. Иногда это напоминает кураж Анастасии Филипповны, которая бросила деньги в огонь. Готов ли наш рынок к резкому изменению правил игры? Не звалимося в схематичность и одноклітинність продукта — через поспешность производства и несогласованности самого рынка?

— Думаю, скоро узнаем ответы. Так, естественно, соревнование «кто кого переиграет» может грозить последствиями. Считаю, что всем производителям, крупным игрокам, надо встречаться и серьезно говорить. Период же тяжелый. Бросание денег прекрасное, но не бесконечное. Люди, которые сегодня хотят мгновенно решить проблему сериалов, действуют ситуативно. А надо решать проблему комплексно. Поэтому надо договариваться. Но тут уже у каждого свой путь. От себя скажу, что, например, Татьяна Гнедаш в этом плане — мудрый тактик и стратег. Путь, который она выбирает, результативный.

Но жесткое противостояние на рынке, не говоря уже о «войне» на нем, — всегда плохо. Поэтому иногда надо останавливаться и осмысливать процессы. Тем более что потенциал украинского телевизионного рынка огромный.

— То, что теперь снимаете, может быть показано в РФ? К этому продукту там есть интерес?

— Насколько мне известно, наш продукт есть в Казахстане, Израиле, других странах. О ситуации с РФ ничего не могу сказать.

— Если говорить об украинских актеров в системе сериальной продукции, нет опасения, что скоро будет все труднее найти на большие роли представителей старшего поколения? Их и в театрах не так-то просто найти.

— Конечно, есть и такие моменты, поскольку старшие актеры или спиваются, или становятся очень дорогими. Возможно, вы знаете, что в России «дорогой» актер иногда оценивается в 15 тыс. долл. за один съемочный день…

— Мне трудно представить, что он должен сделать за эти деньги в сериале.

— Ну как? Снимается 10 серий — покупает дорогую квартиру. Теперь, конечно, все втягнулося. Гонорары снизились. И, безусловно, во всем должна быть доза приличия. Вспоминаю времена проблем на НТВ (период Гусинского), когда в Москве был митинг в поддержку телеканала. И мой товарищ тогда заметил: «Народ за них не пойдет! Посмотри, вон их ведущая вышла говорить с народом в шубе, которая стоит столько, сколько квартира…»

То есть должны быть правила приличия. Актер, постоянно снимаясь в сериале, получает много — в каждом случае. Даже если он получает 3 тыс. грн за съемочный день, но снимается 20 дней, это очень большие деньги. При этом многие считают, что это легкая профессия.

Да нет, профессия очень тяжелая, если ты — профессионал и относишься к своему делу серьезно.

Источник.