Пинчук в коммуне

Пінчук в комуні

PinchukArtCentre / Sergey Illin

Умные имеют
держаться вместе!

ZN.UA

Пінчук в комуні

@zn_ua

Читайте @zn_ua

Я уже с ZN.ua

Осень неожиданно сделала подарок любителям современного искусства. В Пинчукартцентре открылась выставка «ПАРКОМУНА. Место. Сообщество. Явление».

«Парижская коммуна» — это время, а не место. К такому знаменателю сводятся характеристики знаменитого киевского арт-сквота 1990-1994 гг. от большинства живых его свидетелей и творцов. Имена людей, которые жили или просто проводили заметную часть своего свободного времени на вул. Михайловской, 18а (тогда — Парижской коммуны), сегодня входят в шорт-лист основателей украинского современного искусства. А о время через место — о том, как в лихие 1990-е «начиналось» современное украинское искусство, — пытаются судить уже их взрослые дети.

Во-первых, сам собой экспозиционную площадку, на которой представлены «Паркомуну», давно «намоленное» именно для проекта. Главный популяризатор и летописец знаменитого сквота, «откуда есть пошла» украинская новая волна, искусствовед Александр Соловьев именно во время работы на вул. Бассейной в соавторстве с Алисой Ложкиной написал свою «Новейшую историю украинского искусства. Point Zero».

Даже странно, что и после этого в Паке большой тематической выставки, посвященной «паркомунцям», не было.

Публика ожидала.

Пінчук в комуні

PinchukArtCentre / Sergey Illin

Но интереснее даже не это. А то, что про «наше все» доверено говорить не очевидцеві и участнику Александру Соловьеву (хотя без его всесторонней помощи, конечно, не обошлось). Первая масштабная выставка-исследование «места, сообщества, явления» подает взгляд на вещи младшего поколения — детей художников 1990-х.

Кураторам Татьяне Кочубінській и Ксении Малых (дочери художника Алексея Малых) — за тридцать. И, учитывая возраст и степень вовлечения в дела взрослых, они смотрят на историю «Паркомуни» немного отвлеченно. По-сравнению с родителями — то и вообще, можно сказать, со стороны. Но большое, как известно, видится на расстоянии. Хотя, возможно, при этом и теряется особая детализация?

«Паркомуна» в Пинчука — действительно «ничего лишнего». И все же о худпрактики киевлян 1990-х, осмотрев экспозицию на втором этаже арт-центра, можно получить хорошее представление. Особенно в этом плане импонирует отдельный зал, посвященный взаимному цитированию различных авторов. Ну и в других кажется, что свои приемы Александр Гнилицкий, Илья Исупов, Дмитрий Кавсан, Павел Керестей, Юрий Соломко, Александр Клименко, Василий Цаголов и т.др., — на чудо, кураторы, практически, никого не забыли и собрали работы 1990-х! — изобретают у тебя на глазах.

Пінчук в комуні

PinchukArtCentre / Sergey Illin

Главное — четко и ясно понятно, кто из киевских художников (и одесситы Дульфан, Ануфрієев и Ко, что примкнули к ним) имел прямое отношение к коммуне. Потому косвенный имела, кажется, вообще вся прогрессивная арт-молодежь того времени.

Отдельно о внутрисистемную связи рассказывает карта авторства Кирилла Проценко, которой открывается экспозиция. А по количеству работ того или иного художника на выставке можно судить о негласный «табель о рангах» «паркомунців».

Впрочем, именно к нему — к пресловутому табеля — есть вопрос. Практически, в каждом тематическом зале, даже не по одному разу, есть живописные работы Валерии Трубиной и Олега Голосия.

Последнего так много, что начинает казаться: «ПАРКОМУНА. Место. Сообщество. Явление» — его персональная выставка. Кстати, будем надеяться, что однажды в недалеком будущем такая в Киеве действительно состоится, — давно пора. А коллеги служат стафажем, фоном.

Пінчук в комуні

PinchukArtCentre / Sergey Illin

Заключительный зал экспозиции только укрепляет в этом мнении. Он — о том, что после трагической гибели Голосия «Паркомуна» тоже постепенно «закончилась». («Парижская коммуна закончилась. Остался сам мир без идей», — даже читаем цитату критика, еще одного соучастника «Паркомуни» Олега Сидора-Гібелінди.)

На самом деле финишировал сквот еще весь год. И причины его угасания, конечно, намного сложнее — включая, например, с появлением спроса на творчество художников-участников.

Романтизация (теперь уже молодыми кураторами и историками искусства) истории «Парижской коммуны» свидетельствует прежде всего об уровне усвоения мифа о началах современного искусства в Украине. А когда шире — похоже, незаметно и в самой украинской Независимости вырастает, соткана из разных аналогичных мифов, своя мифология.

Пінчук в комуні

PinchukArtCentre / Sergey Illin

И это прекрасно. Ведь полностью вытеснить из сознания, уничтожить миф невозможно. Что же касается вопросов к кураторам Татьяны Кочубінської и Ксении Малых… Да, на самом деле, это был риторический прием: написать о «вопрос». Ведь сами кураторы подчеркивают: их выставка — только постановка вопроса. Будут еще другие, посвященные различным аспектам исследования феноменов.

Источник

Добавить комментарий