Памятники в движении: протесты Black Lives Matter и память о Гражданской войне в США

Протесты в США вызвали в Украине большой интерес и общественную дискуссию. Мы проводим много параллелей между Революцией Достоинства и массовыми выступлениями американцев против системного расизма. Один из элементов, характерных для обоих событий, связанных с политикой памяти, а точнее с комеморацією прошлого в публичном пространстве. Устранения и свержения памятников конфедератам (участникам Гражданской войны со стороны Конфедерации) в США можно сравнить с украинским «ленінопадом», и с политикой декоммунизации. Хотя история американской Гражданской войны 1861-1865 годов является делом достаточно далекой от Украины во времени и пространстве, вопросы работы с напряжением, которое оставляет по себе прошлое, в том числе, представленное через памятники в публичном пространстве, для нашей страны чрезвычайно актуально и стоит подробного рассмотрения.

Рабство и Гражданская война в США

​Пам’ятники в русі: протести Black Lives Matter і пам’ять про Громадянську війну в США

Рабство появилось в Северной Америке практически одновременно с ее колонизацией. Поскольку европейцы не горели желанием ехать развивать новые континенты, а правительствам для удержания и усиления позиций на них нужна была дешевая рабочая сила, ее начали обеспечивать за счет порабощенных коренных народов, бедноты из Европы и захваченных в плен выходцев из Африки. Сначала человек должен принудительно отработать определенное количество лет, после чего получала свободу. Но с середины восемнадцатого века рабство стало наследственным и было привязано к расовой принадлежности. С этого времени цвет кожи, фактически, определял возможность человека быть свободным.

Параллельно с процессом закрепления и усиления системы рабства в колониях и в самой Британии развивался движение противодействия этому институту, в котором ведущую роль играли религиозные общины, перед всем, Квакеры и Евангелисты. В политической плоскости это движение поддерживали Тори в Британии и Республиканцы в США. После обретения независимости система рабства в США распространялась довольно неравномерно. Северные штаты, в частности Пенсильвания, начали отменять его, начиная уже с 1780 года. Для южных штатов, зато рабство составляло фундамент экономической системы, построенной преимущественно на производстве хлопка. На момент 1860 года политические дебаты в стране относительно рабства вошли в острую фазу, что и привело к выходу 11 штатов из союза и образования ими Конфедеративных Штатов Америки после избрания президентом республиканца и известного противника рабства Авраама Линкольна. Таким образом, борьба южных штатов за сохранение рабства стала одной из главных движущих сил Гражданской войны в США.

После поражения конфедератов в Гражданской войне, рабство в южных штатах было отменено. Тем не менее, расизм, через который к лицам с темным цветом кожи относились как к недо-людей, продолжал быть формообразующим фактором жизни афроамериканского и белого населения страны. Особенно это касалось бывших конфедеративных штатов. Там отмена рабства не означала, что афроамериканское население получило те же права, что и белые. Наоборот, после окончания войны на юге начали устанавливать так называемые законы Джима Кроу. Эти законы привлекали афроамериканцев к принудительному труду, отнимали у них право голоса и даже разрешали забирать для работы их детей. Часто за соблюдением этих законов следили бывшие солдаты-конфедераты. Также в год окончания Гражданской войны появилась еще одна организация, которая в течение всего времени своего функционирования практически терроризировала афроамериканські общины, – Ку-клукс-клан. Со временем территория действия законов Джима Кроу распространялась, охватывая все больше городов, в которых афроамериканцам был запрещен доступ к общественных парков, учиться вместе с белыми детьми, посещение ресторанов вместе с белыми и проезд с ними рядом в общественном транспорте.

Описать то, какие условия жизни это создало для афроамериканской общины довольно трудно в рамках одной статьи. Но современный кінематоргаф создал достаточно фильмов, которые могут помочь представить эту ситуацию. Среди них выделяется «Ферма «Мадбаунд», которую я советую всем, кто думает, что наследие рабства или законов Джима Кроу потерял актуальность в современной Америке. Именно этот фильм, в котором главного героя линчуют за фотографию с белой девушкой, привезенную им после службы в Европе во время Второй мировой войны, помогает понять, что такой уровень ненависти и, соответственно, угнетение людей за цвет их кожи не мог просто исчезнуть даже за семьдесят лет, как и травмы, вызванные ими.

Памятники конфедератам

​Пам’ятники в русі: протести Black Lives Matter і пам’ять про Громадянську війну в США

Рабочие забирают памятный обелиск в честь конфедератов в городе Декатур, штат Джорджия

Законы Джима Кроу, деятельность Ку-клукс-клана, даже расистская риторика Президента Трампа – все это показывает, что наследие борьбы конфедератов за сохранение рабства не только как экономической системы, а как мировоззрения, построенного на де-гуманизации людей с темным цветом кожи, до сих пор актуален в американском обществе. Только две недели назад белый человек, идентифицировавший себя как лидера Ку-клукс-клана, намеренно въехал на машине в группу протестующих из движения Black Lives Matter в штате Вирджиния. В этом контексте памятники конфедератам, которых достаточно много в соответствующих штатах, не становятся частью истории и не сливаются с ландшафтом. Они тесно связаны с насилием против афроамериканского населения, которое происходит здесь и сейчас.

Кстати, напряженные дискуссии относительно судьбы этих монументов продолжаются с 2015 года и вызваны они были не академическими рассуждениями о роли прошлого в современном мире, а расстрелом девяти афроамериканцев белым мужчиной в церкви в городе Чарлстон, штат Южная Каролина. Эта история стала импульсом для усиленных дебатов относительно публичной памяти через то, что стрелок имел веб-сайт, на котором преподавал символику, связанную с идеями доминирования белой расы, и среди этой символики был флаг Конфедерации. Тот факт, что мужчина организовал массовый расстрел, чтобы начать «расовую войну», лишь подтвердил сокрушительный потенциал расистского мировоззрения в современной Америке.

Исторический контекст также играет важную роль в дебатах относительно целесообразности присутствия памятников, восхваляют активных участников Гражданской войны на стороне конфедератов в публичных пространствах американских городов и городков. Сам процесс установки этих монументов вызывает много вопросов. Дело в том, что наибольшее их количество появилось в период между 1897 и 1918 годами. Также их активно устанавливали с 1963 по 1966 год. Эта периодизация позволяет увидеть, что монументы, посвященные конфедератам, являются артефактами, оторванными во времени от Гражданской войны. Два всплески активности в их установлении приходятся сначала на период интенсивного установление законов Джима Кроу, а затем на развитие Движения за гражданские права.

Это говорит о том, что памятники военным-конфедератам, фактически, создавались как инструмент политического контроля и угнетения. Это были монументы, создаваемые конфедератами для возвеличивания себя во время существования этого политического образования. Это монументы, которые должны были напоминать сообществу белых и сообществе афроамериканцев о том, что идеи, за которые боролись конфедераты, остаются актуальными для общества. Конфедераты проиграли Гражданскую войну, но в течение полтора века после ее завершения в США вполне допустимо восхвалять этих людей, несмотря на то, что, по сути, их действия были государственной изменой.

​Пам’ятники в русі: протести Black Lives Matter і пам’ять про Громадянську війну в США

В Мемфисе снимают памятник Натану Бедфорду Форресту, генералу армии конфедератов, работорговцю, лидеру Ку-клукс-клана

Ситуация не улучшалась и тем фактом, что борцы за конфедерацию часто были не просто рабовладельцами. Так, в частности, до недавнего времени в Мемфисе стояла статуя генерала Натана Бедфорда Форреста. Форест не просто был одним из самых богатых рабовладельцев юга и заработал свой капитал работорговлей. Во время Гражданской войны он убил военнопленных афроамериканцев в битве при форте Пиллоу, а после поражения своей армии стал первым лидером Ку-клукс-клана. Не надо объяснять, какие эмоции эта фигура долгое время вызывала у афроамериканской общины Мемфиса, где памятник ему недавно убрала городская власть, и продолжает вызывать в Нэшвилле, где он до сих пор стоит.

Тот факт, что памятники конфедератам продолжают играть роль мощных политических символов, подтверждается не только расстрелом в Чарлстоні. В 2017 году, когда городская власть Шарлотсвіля объявила о планах убрать из публичного пространства города статую генерала сил Конфедерации Роберта Ли и переименовать парк, названный в его честь, ультра-правые устроили марш в защиту статуи. Это возмутило противников расизма, и они также объединились в марше в ответ. Именно в этот марш направил свою машину один из ультра-правых активистов, в результате чего погибла женщина.

После трагедий в Чарлстоні и Шарлотсвілі стало понятно, что конфередативная символика имеет не просто мощный потенциал политической мобилизации, она провоцирует вполне реальные общественные конфликты, в результате которых погибают люди. Через это такие монументы стали объектом прицельного внимания как академических исследователей, так и правозащитников. С 2015 года историки провели большую работу с объяснения проблематичности конфедеративных монументов. Это происходило как в медиа, так и на местах расположения памятников, возле которых могли, в частности, появляться таблички, что контекстуалізували фигура увіковіченої человека и противоречивый контекст, в котором этого человека решила почтить местная белая сообщество. Что касается политической воли, за последние пять лет некоторые штаты утвердили законы, что запрещали убирать памятники конфедератам, в то время как в других штатах их активно снимали по инициативе городской власти. По данным Southern Poverty Law Center, в начале 2019 года 114 символов Конфедерации (данные включают не только памятники, а и посвящение парков или школ, например) были изъяты из городского пространства по инициативе местной власти. Еще 1747 таких символов продолжают функционировать.

​Пам’ятники в русі: протести Black Lives Matter і пам’ять про Громадянську війну в США

С новой волной протестов движения Black Lives Matter, вызванной убийством Джорджа Флойда процесс устранения конфедеративных символов, прежде всего памятников, вновь перешел в активную фазу, в которой принимают участие протестующие, городская власть и сообщество историков. Городская власть памятники обычно не уничтожает, а переводит в убежища, или места, где эти монументы подаются скорее как исторические артефакты, а не актуальные символы политической борьбы.

Для Украины дебаты о судьбе памятников конфедератам важны как пример того, каким образом можно успешно и, наоборот, чрезвычайно плохо работать с историческим прошлым. Важными элементами в этом является то, что информация о том, почему памятники конфедератам необходимо проблематизировать, доступна онлайн всем заинтересованным, в частности, на странице Ассоциации американских историков. Изучение разрушительного потенциала этих артефактов привело к возникновению целого ряда инициатив, которые кроме свержения предлагали контекстуалізацію памятников, которые остались, а также создавали новые памятники, которые становились художественными контр-аргументами к идеям, утверждаемых монументами конфедератам. Одной из важнейших инициатив, развернувшейся в рамках дебатов в цифровой плоскости, стала карта исторических достопримечательностей, которую могут дополнять представители общин в интерактивном режиме. Каждая статья на карте проверяется профессиональными историками, но написать ее может любой. Карта, таким образом, помогает понять исторический контекст иногда достаточно обыденных сооружений и памятников, которые нас окружают.

В целом, дискуссия вокруг монументов конфедератам привела к более основательного изучения американцами собственной истории, к просмотру в ней нарративов, которые ранее не были проблематизированы, и конечно, до переосмысления самой сути памятника как неизменной и самодостаточной структуры, независимой от исторического или политического контекста. Американский опыт показывает, что с трагическими событиями прошлого можно работать по-разному.

Один и тот же памятник может служить инструментом подавления и средством осуждения идей и действий, которые создали основу для угнетения. При этом решение по действиям в отношении памятника должны приниматься на основе изучения его истории, контекста функционирования в публичном пространстве и мнения представителей разных сообществ, проживающих вокруг места расположения памятника.

В первую очередь, американские историки призывают к тому, чтобы работа с монументами не превращалась в работу из забвения. В этом контексте стоит напоминать себе вместе с музейным куратором Джоном Коскі, что прошлое нельзя стереть, оно уже произошло и никуда от нас не денется.