«Отпечаток» в Арсенале. Декоммунизированна энциклопедия украинской печатной графики

На протяжении большей части европейской истории искусства графика оставалась на вторых ролях. Просторы, где был доступ к искусству, – церкви, частные собрания и (с конца XVIII в.) публичные выставки – ориентировались на живопись и скульптуру. Эта ситуация стремительно изменилась в ХХ веке, с развитием технологий, ростом спроса на книги и газеты и увеличением рекламы в визуальном поле человека.

Но даже это оставляло графике в статусе периферийной деятельности художников – вплоть до 60-х годов, когда возможность тиражирования стала принципиальной для художников поп-арта. На это время пришелся расцвет печатных мастерских Gemini G. E. L. и ULAE в США и Kelpra Studio в Британии, которые сотрудничали с Робертом Раушенбергом, Роем Лихтенштейном, Класом Ольденбургом, Джаспером Джонсом, Ричардом Гамильтоном и другими художниками, определившими путь развития западного искусства на следующее десятилетие.

В Украине начало «графического бума» пришелся на те самые 60-е, но по другим причинам. В это время советское книгоиздательство окончательно оправилось от войны и начало набирать обороты. Стремительно выросли тиражи изданий и их разнообразие, а кроме того, относительно свободная от партийной цензуры сфера книжной иллюстрации стала творческим пристанищем для многих художников. Ближе к концу XX в., в эпоху «конца живописи», графика заиграла новыми форматами и новейшими технологиями.

Современная графика окончательно покинула сферу «вторичности» и «утилитарности» (эти качества взял на себя графический дизайн) и демонстрирует возрождение интереса к традиционным методам печати, и одновременно преодолевает ограниченность «классического медиа», выходя в пространство инсталляций, видео и анимации.

Выставка «Отпечаток. Украинская печатная графика ХХ–ХХІ веков» полностью вписана в этот контекст, предлагая нам осмысление последних 100 лет триумфального шествия графики территории Украины. Проект кураторок Екатерины Підгайної и Ирины Боровец стал победителем второго открытого конкурса выставочных проектов «Мистецького Арсеналу». Несмотря на сложную историю (через карантин экспозицию пришлось дважды перемонтовувати), «Отпечаток» открылся с запланированным масштабом: выставка представляет более 120 авторов и почти 500 работ. Произведения для нее собрали из 10 украинских музеев и многочисленных частных коллекций; некоторые же работы художники создали специально для этого проекта. Во время вынужденной изоляции команда Арсенала подготовила исключительно информативный путеводитель, который обязательно стоит посмотреть перед посещением этой достаточно сложной для восприятия выставки.

​«Відбиток» в Арсеналі. Декомунізована енциклопедія української друкованої графіки

Согласно кураторского замысла, экспозиционное пространство разделено на три смысловые блоки, – однако, за неимением наглядного зонирование, зрителям придется самостоятельно находить границы и переходы между этими блоками, что может оказаться нелегким делом. Первый блок – «В поисках новых смыслов» – замыкает в себе начало и конец выбранного для исследования временного отрезка и сопоставляет работы двух периодов, отмеченных раздражающими социальными трансформациями: начала ХХ века. и конца ХХ – начала ХХІ века.

Наиболее буквальным сопоставлением здесь есть пара НарбутТистол: нарбутівські модерновые банкноты Украинской Народной Республики конца 1910-х показаны вместе с серией «Украинские деньги» Тистола, который так же создавал государственную символику, но уже в конце ХХ века, с присущей этому периоду постмодернистской иронии. Интересным также является соседство миниатюрных линоритов 1910-х Максима Недашковского и Ивана Мозалевского и современной графики совмещенной с зрелищными инсталляциями Павла Макова и EtchingRoom1, которые в несколько минорных тонах воспевают тему городского пространства. Подобным образом в следующей зале урбанистические сюжеты в работах Ивана Падалки 1920-х и Александра Довганя 1930-х оттененные инсталляцией из офортов Тараса Ковача 2020 году, погружает нас в пространство многоэтажек, а рабочая поэтика женского тела в ліноритах Марии Котляревской и дереворитах Софии Нелепинської 1920-х заримована с эротическими образами графических работ Виталия Куликова и Виктора Игуменцева конца ХХ века. Вообще же, сопоставление графики, изготовленной с интервалом около 100 лет, задает понимание масштабов трансформации этого медиума, от камерных, преимущественно черно-белых эстампов в основном утилитарного характера до масштабных, часто ярких, нетиражных печатных работ.

Черным по белому. Как устроены открытые мастерские печатной графики

​«Відбиток» в Арсеналі. Декомунізована енциклопедія української друкованої графіки

Второй выставочный блок – «На грани дозволенного» – посвящен произведениям советского периода, работавших с темами вне идеологии. Большую часть этих произведений составляют пейзажи: этот идеологически «безопасный» жанр давал художникам возможность для творческого эксперимента за рамками соцреалистического метода. Здесь можно оценить широкий спектр украинской пейзажной графики всех основных «школ» – харьковской, киевской, львовской и одесской. Поражает также и разнообразие направлений, от полуабстрактных пейзажных отпечатков 30-х Романа Сельского и фольклорных пейзажей 1940-х Михаила Дерегуса и Стефании Гербус-Баранецької, через индустриальные городские пейзажи 1950-х Александра Пащенко и лирические монохроми 70-х Павла Куценко, вплоть до современно-урбанистические одесских пейзажей 1980-х Геннадия Гармидера и львовских образов 1990-х Богдана Сороки.

Отдельный акцент в экспозиции поставлен на Карпатах как «месте силы» украинских художников всех школ и направлений: карпатские пейзажи и гуцульский быт проходят сквозным мотивом через весь корпус украинской графики. Тема Карпат присутствует почти в каждом зале выставки: это и сцены гуцульской свадьбы в офортах 1910-х Елены Кульчицкой рядом со зрелищными свадебными портретами 2000-х Алексея Коваля, и лінорити с карпатскими пейзажами 1950-х – 1970-х Зиновия Кецало, и гуцульские типажи в графике 1980-х Георгия Якутовича.

Следующая часть второго блока выставки посвящена книжной иллюстрации. То был еще один люфт в политизированном культурном поле советского художника, давал возможность не только экспериментировать, но и получить приличный гонорар, ведь сотрудничество с издательствами была едва ли не единственным способом заработка для художников, по тем или иным причинам не входили в советской Союза художников. В этой части экспозиции собраны иллюстрации 1960-х – 1980-х годов до произведений украинских и европейских авторов. Художественное осмысление литературных сюжетов реализовалось в широком спектре формальных подходов: от трафаретно-упрощенных цветных линоритов Григория Гавриленко, иллюстрирующие «Доработок» Бажана, – к гротескно-причудливых композиционно сложных литографий Юрия Чаришнікова к гоголевской «Шинели». Впрочем, история иллюстрации Георгия Малакова к «Декамерону» Боккаччо в переводе Николая Лукаша демонстрирует нам, что даже сфера оформление книг не была полностью свободной от советской цензуры: в 1960-х годах эти чрезвычайно раскрепощены и даже кое карнавальные эстампы не приняли к изданию, заменив их более сдержанными работами Александра Данченко (на выставке можно увидеть его иллюстрации к «Энеиде» Котляревского).

​«Відбиток» в Арсеналі. Декомунізована енциклопедія української друкованої графіки

Григорий Гавриленко, Иллюстрация к книге «Наследие» Н. Бажана, 1978

Последний блок выставки – «Інфінітивна графика» – собрал работы советских художников 1970-х – 1980-х, которые еще дальше отошли от сферы идеологии, вполне оставив пространство повседневных сюжетов. Название блока куратора позаимствовали из дневников львовского графика Александра Аксинина, чьи изысканные босхіанські фантазии на тему свіфтівського «Гулливера» можно увидеть в последней части экспозиции. Представленные в этом блоке эстампы трудно идентифицировать по региону или время создания: литографии 1970-х Валерия Демьянишина с морскими узорами или цветные офорты 1980-х Сергея Удовиченко с причудливыми образами птиц и людей совсем не контрастируют с графикой конца 2020-х Романа Романишина или Виталия Кравца. Все эти работы складываются в общий пазл постмодерністьського образа бесконечной библиотеки, где емкие визуальные символы становятся тканью неограниченного метатексту.

«Лабиринты Аксинина» в НХМУ. В ожидании дешифратора

Несмотря на название «Украинская печатная графика», куратор привлекли к экспозиции много других медиа, метко указывая на неуникну условность типологизации современного искусства по способу его создания. На выставке есть муралы, видео, инсталляции – и все эти сравнительно новые медиа оттеняют ремесленный аспект «традиционной» графики, которому здесь уделено много внимания. Собственно, экспозиция начинается с краткого, но достаточно детализированного ознакомления с четырьмя основными видами печати: зрители могут увидеть инструменты, которыми работают мастера, побывать в графическом кабинете и просмотреть видеоролики, где разные художники рассказывают о тот вид печати, в котором они работают. Например, можно остановиться на видео-мастер-классе художниц Літографської мастерской 30 из тонкостей плоской печати, а потом рассматривать результаты их работы в зале інфінітивної графики. Такое погружение в графическую технологию позволяет оценить, насколько сложным и трудоемким является этот вид искусства, а также заставляет по-новому взглянуть на материальность графических работ: заметить фактуру бумаги, глубину линии, пульсацию пятна, получить почти тактильное наслаждение от созерцания.

​«Відбиток» в Арсеналі. Декомунізована енциклопедія української друкованої графіки

Все эти «вспомогательные» составляющие добавляют просветительского импульса экспозиции, которая и по названию, и по масштабу претендует на некую энциклопедичность. И, странным образом, из этой энциклопедии оказывается исключенным целый пласт графического искусства ХХ века. – работы, созданные под диктовку соцреалистического канона на государственный заказ, что воспевали партийных вождей, «Великую Победу» и N лет революции. Между тем, именно эти работы составляли основную экспозиционную массу», выдаваемой на-гора до того или иного политического юбилея протяжении большей части ХХ века. Безотносительно к мотивам, по которым куратор решили вполне исключить из экспозиции официальное советское искусство, это решение укладывается в общую тенденцию «декоммунизации» истории украинского искусства. Здесь можно вспомнить выставку «Город ХА» в Национальном художественном музее 2017 года, которая, исследуя харьковские авангардные практики ХХ века. обошлась без единого упоминания о доминирования соцреализма, или попытки руководства Кмитівського музея (единой украинской институции, что предметно работает именно с советским искусством) дистанцироваться от слова «советский», и в конце концов, равнодушие власти и подавляющей части граждан к системному уничтожению памятников советского монументального искусства.

Возвращаясь к выставке в Арсенале, ее «слепое пятно» является особенно убогой, учитывая социально-исторический подход, заложенный в основу экспозиционной стратегии: в частности, разделение выставки на блоки напрямую связан с общественно-политическими контекстами, да и в кураторских експлікаціях неоднократно говорится об искусстве как реакцию на те или иные события и явления. Поэтому, вполне исключая из внимания внешне понятную и вроде бы всем надоевшую официальную советскую графику, экспозиция, претендующая на представление целостной картины эстампа ХХ-ХХІ ст., не только несколько искажает общий образ украинского искусства, но и льет воду на мельницу огульного обесценение большой его части.

Впрочем, эта ремарка не отменяет того факта, что «Отпечаток» является пока что единственной экспозиционной попыткой системно осмыслить генеалогию и эволюцию печатной графики Украины.

​«Відбиток» в Арсеналі. Декомунізована енциклопедія української друкованої графіки

Выставку «Отражение» можно увидеть в Художественном Арсенале до 16 августа 2020 года.