Олег Сенцов, «Вторую также стоит купить». Отрывок

Джим Гаррисон, главный герой книги, хозяин дома, сидит в туалете и листает почти подпольные журнальчики, его жена — готовит завтрак… Это должен был быть обычный день обычных людей, и неожиданно в город начинается вторжение: из глубин космоса, неравнодушного к судьбе человеческой цивилизации, прилетел… рай. А кто же не мечтает о счастливом контакт с внеземным разумом и не верит, что высший интеллект — однозначно хороший? Даже если его представители похожи на ящериц и стремятся обратить землян — ради их же спасения — к естественной жизни, а их методы все больше напоминают «аборигенам» самые страшные моменты земной истории. LB.ua публикует фрагмент из нового романа Олега Сенцова.

Олег Сенцов, «Другу також варто придбати». Уривок

Р А З Д Е Л 5

Летающий объект, без спешки плыл над крышами многоэтажек, имел другую конструкцию, чем те, которых Джим видел накануне. Этот был значительно меньше и более плоский, в отличие от вчерашних распухших великанов, но такого же беловатого цвета, что указывало на их очевидное родство. Больше всего сегодняшний дирижабль походил на сжатый с боков кабачок. И главное его отличие от старших братьев заключалась даже не в размере или форме, а в том, что из него доносился звук, а на боку виднелось изображение. И это было изображение человека, которое двигалось и разговаривало. «А все-таки они похожи на людей!» — была первая мысль Джима, когда он увидел этот летающий телевизор и понял, что это таки телевизор. Картинка на нем хоть и была немного мутная, изображение транслировалось словно сквозь пленку и чуть посмикувалося, но тот факт, что пришельцы оказались на удивление похожими на землянамериканців, был для Джима вполне очевидным. «Мы непременно найдем с ними общий язык», — подвел он итог своего визуального контакта с представителем внеземной цивилизации. Летучий «кабачок» тем временем продолжал вещать:

— Не бойтесь! — уверяла голова живого инопланетянина. — Вам ничего не грозит! Цивилизация руанцев взяла под контроль вашу планету. Теперь вы спасены!

После небольшой паузы снова:

— Земляне! Не бойтесь! Вам ничего не грозит! Цивилизация руанцев…

Человек из «кабачка» повторяла этот текст по кругу, казалось, уже множество раз, а Джим все не мог вникнуть в смысл слов «взяла под контроль». Не «вступила в контакт», не «прилетела с дружественным визитом», а именно «взяла под контроль». Что-то в этой формулировке не очень нравилось Джиму, и он не мог понять, что именно, и цеплялся мыслью за то, что по крайней мере, внешне пришельцы очень похожи на простых людей, а значит — все они смогут как-то договориться. Однако держаться за этот спасительный крючок ему оставалось недолго, голос сверху разрушил эту надежду:

— Земляне, сейчас к вам обратится Главная Самка! Земляне, сейчас к вам…

Тот, кто это говорил, как оказалось — земной человек, исчез, уступив место изображению какой-то ящерицы, а она, злостно зблиснувши глазами, начала издавать странные, скреготливі и гавкітливі, звуки. Она напоминала Ґодзіллу заживо проглотила щенка, который теперь изнутри гукало на помощь. Слушать это было еще отвратительней, чем смотреть. Джим потупил взгляд и увидел, что все незваные покупатели, которые высыпались из магазина, а также те, кто не успел далеко отъехать со своим хабаром, стоят с задертими головами. Джим подумал, что не стоит отказываться от этого коллективного просмотра, и решил досмотреть внеземную телепередачу.

С второго взгляда первый увиденный им инопланетянин напомнил Джиму смесь динозавра со страусом — словно тот, кто ее придумал, хотел, чтобы получилось не смешно, но случилось именно так. Лай монстра и поочередное поблискування то левым, то правым глазом продолжались, но глаза при этом не моргали, а голова постоянно качалась туда сюда. Понять, о чем лает рептилия, было совершенно невозможно, но догадаться, что ни о чем хорошем, было нетрудно. Хотя, возможно, инопланетяне именно так просят себе собачьего корма.

Наконец истерический лай прекратился, почвара заткнулася, щелкнула на прощание зубастым клювом и исчезла — как плохой сон, после которого хочется протереть глаза. Потом снова появилось лицо земного диктора. То, что это был кто-то из наших — ведь чужие оказались на нас совсем не похожи, стало для Джима вполне очевидным. Человек с летающего телевизора была абсолютно спокойна, как будто каждый день контактирует с пришельцами. Хотя снимали их наверное отдельно — нормальный гомо сапиенс не смог бы и слова вымолвить рядом с этим чудовищем, место которому — в клетке или же в болоте, где, видимо, его родненькая дом. Диктор читал свой текст невозмутимым тоном, которым обычно сообщают прогноз погоды, хотя в этом прогнозе не было ничего хорошего:

— Земляне! Вы заслужили обращение к вам Главной Самки. Вот перевод. Мы прибыли, чтобы спасти вас и вашу планету от уничтожения. Ваши правители привели ее к краю погибели и были отстранены нами от руководства. Электричество, как одну из главных ваших бед, мы отменили. Оставайтесь в своих домах и ждите следующих распоряжений. Не поддавайтесь панике, грабункам и убийствам. Скоро начнет действовать временная администрация.

Все. Ни тебе «здрасьте», ни «до свидания». После небольшой паузы трансляция повторилась. За то время, пока Джим и остальные землян слушали внизу дресировану игуану и ее переводчика, теледирижабль успел пролететь некоторое расстояние, поэтому, чтобы дослушать трансляцию до конца, зрителям и слушателям пришлось обойти здание. По окончанию некоторые особо дотошные то непонятливые граждане, а также те, кто не застал начала этой, несомненно, увлекательной, а главное — судьбоносной передачи, как евреи за Моисеем, пошли за воздушным «кабачком», который все отдалялся. Однако львиная доля зрителей помчалась обратно в супермаркет, чтобы продолжить его опустошение с двойной силой, ведь из всего услышанного сделала главный вывод: грабить всетаки нельзя даже при инопланетянах, и эта дармовая лавочка может скоро закрыться, возможно, даже с помощью массовых расстрелов, — значит, надо спешить.

Оставшись сам на задворках магазина, Джим присел на какой-то ящик и попытался овладеть свои мысли и чувства. Основной лейтмотив его крайне хаотичных размышлений можно было выразить одной короткой фразой: «Вот тебе и на!». Из всего сообщения Джима почему-то больше всего озадачил выражение «отменить электричество» — как это возможно, если все знают, что электричество можно только отключить?

Эти невеселые думы Джима прервала группа молодых людей, которые прошли мимо него к заднему входу в супермаркет с железным столбом, очевидно выдолбленным где-то неподалеку. Ребята, не сговариваясь, как техники на пітстопі «Формулы1», начали с помощью этого тарана ловко выносить несчастные двери; те были готовы уже после второй подачи сдаться на милость нападавших, прос то не знали, как это сделать, и только жалобно визжали от каждого нового удара. Один из взломщиков — явно лидер, который не принимал участия в физической работе, как и положено начальству, — посмотрел на Джима. Последнему сразу стало нехорошо от того взгляда, потому что он мгновенно понял: если прибудет полиция, именно он — Джим — окажется в глазах гангстеров тем, кто их сдал, и наказание будет крайне жестоким, а главное — оно может произойти уже сейчас, превентивно. Джим быстро вскочил на ноги и еще быстрее дал деру; он вернулся к главному фасаду магазина, где продолжался еще более откровенный грабеж, но где, через странно устроенную человеческую психику, он чувствовал себя в большей безопасности. Однако даже там Джим вдруг так загрустил по дому и даже за Деборой, почти побежал в ту сторону, откуда, как ему показалось, он пришел пол часа назад.

Постепенно, чтобы не привлекать лишнего внимания, он перешел с легкого аллюра на обычный поспешный деловой шаг. Он искал глазами знакомый платан — как указатель дороги домой, а его все не было. Джиму показалось, что он где-то не там повернул направо, поэтому на следующем перекрестке он повернул налево. А потом понял, что поскольку движется теперь в обратном направлении, то поворачивать надо было, наоборот, справа, — и, исправляя свою ошибку, Джим дважды повернул налево. Попетляв еще некоторое время по окрестным улицам, он понял, что окончательно заблудился. Где его дом, а главное — где он сам, Джим уже совершенно не представлял. Его немного тошнило, и он обессилено присел на капот какой-то брошенной машины — хорошо, что они в ассортименте стояли практически на каждом шагу. «Топографический идиот» — таким было одно из многочисленных прозвищ, которые Дебора подарила своему мужу, и в нынешней ситуации Джим не мог не признать определенной объективности своей жены. Он непрестанно удивлялся: как можно было, много лет ездя одним и тем же маршрутом, так плохо изучить его окрестности и умудриться заблудиться здесь при первой же возможности? Расспросить было не у кого: брошенные автомобили и приблудні псы были не слишком разговорчивы. Прохожие же, ни с колясками, ни без, также не попадались — похоже, все в город ринулись скупаться в те места, где росли продуктовые магазины или, хотя бы, ювелирные. А рядом с Джимом был лишь магазин спортивных товаров, не дужето популярен среди мародеров.