Не культурный лоббизм, или Как проходит спецоперация властей против общества

Не культурний лобізм, або Як проходить спецоперація влади проти суспільства

Этот год начался для культурного сообщества по противостоянию безумном государственном давления. Речь идет о ситуации вокруг двух законопроектов о поддержке гуманитарной области: №3597 «О государственном фонде гуманитарного развития Украины» и №5491 «О украинский культурный фонд».

История их рассмотрения в парламенте со временем начала напоминать сериал «Игра престолов» с его бесконечными интригами, ударами в спину, неожиданными политическими расколами и союзами. Только в нашем случае речь о борьбе не за власть над вымышленным континентом, а за вполне реальное будущее Украины.

В январе казалось, что гражданское общество и здравый смысл таки победили политический лоббизм и кулуарщину: законопроект №5491, против которого мы выступаем, не был рассмотрен, хотя и стоял в повестке дня 19 января. Но на этой неделе одиозный проект снова предложат депутатам ― несмотря на многочисленные призывы к Верховной Рады и правительства не делать этого.

Мы не опускаем рук и продолжаем отстаивать право украинского общества на открытое обсуждение законодательных инициатив. Можно было два года назад представить, что разработанный культурной общественностью механизм финансирования гуманитарных проектов вызовет такое яростное политическое сопротивление и настоящую войну в парламенте и вне его? Наверное, нет. Но даже если бы и могли, то не остановились бы. Потому что наша цель ― культурное, высокообразованное, здоровое общество.

Кризис как пролог к изменениям

В декабре 2015-го мы с группой единомышленников и прогрессивными народными депутатами после общественных слушаний и публичных совещаний с экспертами подали в Верховную Раду законопроект о создании Государственного фонда гуманитарного развития страны.

Идея такого фонда была реакцией на стремительное ухудшение всех возможных социокультурных показателей общества. Причем далеко не все из них были непосредственно связаны с событиями в Крыму и на Донбассе ― хотя, конечно, необъявленная война была триггером многих негативных социальных трендов. Тем не менее ― и до войны Украина уверенно двигалась к лидерству за многими печальными показателями.

Первое место в мире по уровню детского алкоголизма (данные Всемирной организации здравоохранения за 2011 год). Пятое место в мире по объемам потребленных алкогольных напитков и второе место по количеству смертей от алкоголя (ВОЗ, 2014). Треть украинцев курит ежедневно (Всемирный банк, 2010), а каждый четвертый подросток выжигает первую сигарету в возрасте 10 лет (ВОЗ, 2003).

Добавьте к этому темную зону зависимости от азартных игр: поскольку игорный бизнес на данный момент находится вне закона, статистика относительно его объемов и реальной распространенности зависимости среди украинцев отсутствует. Но сомнений в страшных цифрах и в этом случае нет: достаточно посмотреть, как в городах процветают нелегальные казино под вывесками «Лотерея».

Поэтому не удивительно, что в 2010 году Всемирный банк в своем отчете объявил: «Нездоровый образ жизни взрослого населения свидетельствует о том, что многие украинцы не осознают рисков, которым они подвергаются. Именно нездоровый образ жизни ― курение, злоупотребление алкоголем, плохое питание и отсутствие физической нагрузки ― является одной из основных причин высокой заболеваемости. Среди украинского населения наблюдается высокий риск смертности в раннем возрасте ― почти половина взрослого населения, преимущественно молодежь, страдает одно или несколько хронических заболеваний. За высокий уровень смертности трудоспособного населения в раннем возрасте Украине грозит демографический кризис».

И уже в 2017-м официальная статистика признала, что численность населения Украины сейчас составляет 42,6 млн граждан. Вместо 52 млн четверть века назад ― на заре независимости.

Существуют ли рецепты от социальной эпидемии, которые могут изменить эту ужасающую динамику? Рецепты, которые могут обуздать аппетиты деструктивных индустрий ― алкогольной, табачной, игорной, ― и заставить уравновесить вред, который они причиняют обществу?

Такие рецепты есть. И они давно и успешно работают за рубежом.

Гуманитарная реформа Тэтчер

Несколько лет подряд наша команда изучала опыт прогрессивных государств, в частности каким образом они строят свою социокультурную сферу. Например, в Великобритании в начале 1990-х был создан фонд для финансирования грантовых началах всей гуманитарной сферы. И средства поступали в фонд от продажи билетов национальной лотереи.

За эти два десятилетия фонд направил более 40 млрд фунтов стерлингов, заработанных на игорном бизнесе, на создание социокультурной инфраструктуры, культурного продукта, на модернизацию музеев, реставрацию памятников архитектуры, поддержку профессионального, детского и юношеского спорта, образовательные, социальные и экологические проекты. Про эту реформу, предложенную в свое время Маргарет Тэтчер, 20 лет назад вспомнили премьер-министр и королева Великобритании. После того, как Национальная лотерея Британии стала фактически монополистом на рынке азартных игр, активно пополняя государственную казну миллиардами фунтов стерлингов одурманенных азартом граждан, руководство страны схватилось за голову. За три года уровень социальных болезней — лудомании, наркотической, алкогольной и табачной зависимости, депрессий — вырос в разы. Именно тогда в парламенте Великобритании и был принят закон о фонд Good Causes. Он был призван за деньги азартного бизнеса, который вызывает зависимость, создавать для граждан полезную и здоровую альтернативу — современный культурный продукт, модернизировать музеи, строить спортивные школы, бассейны, дома культуры, развивать образовательные, социальные, экологические проекты.

Мы также использовали опыт Эстонии, где аналогичный фонд был основан десять лет назад. В него поступали средства не только от игорного бизнеса, но и от производителей алкоголя и табака.

Результатом нашей совместной работы стал проект закона о создании в Украине Фонда гуманитарного развития, что должно финансировать проекты, направленные на улучшение социальной ситуации, ― в сферах культуры и искусства, спорта, здравоохранения, науки и образования.

Получать средства на эту деятельность Фонд имеет от игорного бизнеса и производителей табачной и алкогольной продукции. То есть за счет производителей продукта, который может навредить здоровью личности и общества ― в физическом, социальном и ментальном смысле. Очевидно, что в достаточно депрессивном для нашей страны время вредные привычки граждан только распространяются и углубляются ― люди хотят таким образом как бы убежать от реальности. А в многочисленные новейшие лотерейные хабы привлекают в основном молодежь ― ведь они напакованные новейшими технологиями и заботливо обставлены чрезвычайно удобной инфраструктурой, где при входе двери до двери соседствуют обменник и ломбард, чтобы можно было быстренько заложить родителей часы, мамино кольцо и бабушкину ценную вещь.

Поэтому общество ― на фоне процветающих игровой, азартной, алкогольной и табачной индустрий с доступным продуктом, что вызывает зависимость и не помогает здоровью, ― должна безотлагательно создать более привлекательную культурную, спортивную и образовательную альтернативу.

Все опробованные в Европе технологии мы включили к нашему проекту. И указали, что механизмы закона гарантируют годовое финансирование гуманитарной отрасли на уровне 500 млн — 1,5 млрд гривен.

Парламентская группа создателей законопроекта №3597 «О государственном фонде гуманитарного развития Украины» достаточно убедительна: Николай Томенко, Мустафа Джемилев, Светлана Залищук, Денис Силантьев, Сергей Лещенко, Мустафа Найем, Рефат Чубаров, Борислав Береза, Владимир Литвин, Олег Ляшко, Евгений Рыбчинский, Виктор Галасюк, Анна Романова ― ныне это 18 нардепов из разных парламентских групп и фракций.

Парламентские баталии: латентная борьба против украинского общества

Казалось бы, закон, который, во-первых, является реформаторским ― потому что впервые в истории страны дает гарантированную возможность саморазвития украинской культуры, модернизации и создания современной спортивной инфраструктуры, внедрения прогрессивных социальных, образовательных, научных и культурных инициатив, тем самым создавая мощный компенсатор социальной вред и здоровую альтернативу в обществе; а во-вторых, работает на имидж государства и его власти, не должен был бы ошибиться на пути к принятию парламентом.

Но именно это с ним и случилось 2016 года. Когда власть организовала спецоперацию против культуры.

Сначала проект №3597 «О государственном фонде гуманитарного развития Украины» тихонько спрятали в ящик: хотя он и стоял в повестке дня последней сессии, его почему-то просто не выносили на голосование. А чуть позже во время заседания Национального совета реформ, который является совещательным органом президента, было представлено очень урезан и перекроенный «дублер» нашего проекта ― «О украинский культурный фонд», который якобы благословили подать в Верховную Раду.

Разница между этими документами содержится в двух пунктах. Управление культурным фондом теперь берет на себя Министерство культуры ― вместо независимого органа, как предлагает наш проект. Ну, а положение об использовании денег игорного, табачного и алкогольного бизнесов просто исчезло. Не очерченное в объемах и пропорциях ― то есть не определено ― финансирования теперь описано одной весьма амбивалентна фразой: «Средства государственного бюджета, добровольные взносы физических и юридических лиц и другие источники, не запрещенные законодательством».

То есть механизмы такого закона гарантируют финансирование на уровне 0 гривен 0 копеек. А реальный объем затрат будет зависеть только от «барского» решение или «договорняков» в преддверии очередной «бюджетной ночи» или «очередных избирательных гонок».

Почему так произошло, откуда будут браться деньги и зачем нужды фонда вешать на госбюджет? Этого не говорят даже авторы новорожденного законопроекта «О украинский культурный фонд», которыми де-юре стали довольно влиятельные провластные депутаты Ирина Геращенко, Ирина Луценко, Мария Ионова, Николай Княжицкий и Ирина Подоляк.

А еще один неожиданный автор «культурного» закона ― народный депутат, председатель фракции «Народный фронт» Максим Бурбак ― говорит, что главным было сохранить «философию» фонда, а прописать механизм его финансирования можно будет впоследствии. Почему-то его цитата слово в слово совпадает с мнением главного «реформатора» администрации президента Дмитрия Шимкива, которой он поделился во время общественного обсуждения законопроекта о гуманитарный фонд в сентябре 2015 года, еще в Мыстецком Арсенале.

И исчезновения положений о выплатах на культуру со стороны лотерей, казино, производителей алкоголя и табака трудно расценить иначе, чем как результат непосредственного лоббизма. Ради этого, кажется, проект, который разработала культурная общественность, и было ампутировано. Действия Банковой вокруг нашей инициативы мне объяснили просто ― якобы «большим» людям не нравится, что на культуру, науку и детский спорт могут пойти «грязные деньги». И вообще, настойчиво рекомендовали не лезть в «больших карманов».

Прибавим и политического измерения ― конечно, легче управлять обществом, которое находится в алкогольном или игорном дурмане. И вместе с потерей здоровья и достатка теряет также способность критически мыслить, а поэтому становится удобным объектом для политических манипуляций и пропаганды.

Вот бутафорский закон о фонд культуры каким-то странным образом и попал сначала на обсуждение в национальный совет реформ при президенте Украины, а оттуда молниеносно полетел в парламент.

И здесь культурная общественность подняла настоящий бунт. Который в СМИ назвали «битвой законов Заболотной и Марины Порошенко» ― поскольку первая леди стала публичным лицом законопроекта №5491 (отмечу, что авторство проекта №3597 не является только моим ― к нему приложились десятки экспертов).

Тем, кто годами работает в гуманитарной сфере, не надо объяснять, что проект №5491 «О украинский культурный фонд» ― это очередная бюджетная кормушка под эгидой Министерства культуры. Все мы прекрасно знаем, как много и успешно за последние 25 лет наше министерство «нареформувало» в культуре. Хоть кто бы его возглавлял и в каком политическом климате это ведомство работало бы, оно по своей философией, своей сущностью остается непоколебимым монументом советизации. Монументом, неспособным работать в динамичном мире глобального культурного настоящее.

Как метко сказал о государственную культурную модель основатель Гогольфеста Влад Троицкий, «проектов, заточенных на завтра, предчувствие завтра, видение завтра, в конце концов презентацию Украины как современной, как готовой к развитию страны, ― и у государства нет даже органа, чтобы этим заниматься». То есть нет ни экспертов, ни технологий, ни желания ― ничего нет.

Конечно, иногда происходят всплески вроде: «Давайте вместе что-то сделаем». Но пока заводится маховик заржавелой, совершенно нетрудоспособной государственной машины: хрррр, вррр!.. ― и пусть, не успели! Опять не успели.

И именно поэтому, когда стало понятно, что реформаторский проект хотят подменить лоббистской «консервой», мы стали к бою.

Проект №5491 «О украинский культурный фонд» было мгновенно ― в ближайший к его регистрации парламентский неделю ― поставлен в повестку дня ВР. Деятели культуры сумели за считанные дни мобилизоваться и не допустить, чтобы контролируемые нардепы под победные реляции власти шепотом проголосовали за этот проект.

Мы писали громкие статьи. Мы звонили всем знакомым журналистам с просьбой осветить эту скандальную и угрожающую историю. В Украинском кризисном медиацентре сумели организовать общественную дискуссию вокруг двух законопроектов, о необходимости которой почему-то забыли те, кто продвигает №5491 (надо ли говорить, что ни один из депутатов, указанных как авторы проекта, ни один представитель Минкульта на эту дискуссию не появился).

Наши оппоненты испугались натиска, и 19 января проект так и не был рассмотрен.

И тут на нашу инициативную группу ждал еще один неожиданный поворот: мы услышали осторожные голоса из провластного лагеря: заговорили о возможности объединения двух проектов с интеграцией важнейших для культурного сообщества пунктов.

Впрочем, эти попытки найти общий язык очень быстро было приостановлено решением сверху. А сама ситуация четко показала ― внутри власти сосуществуют два мировоззрения: европейский и квазірадянський.

Те, кто хочет жить в европейской системе координат, борются за автономные права культурной среды и граждан в целом. Те же, кто никак не оторвется от СССР с его плановой экономикой, пытается любую инициативу запихнуть в административный и бюджетный хомут.

Поэтому борьба продолжается.

Эволюция или смерть

И вот новый этап ― проект №5491 вернулся в парламентскую повестку дня. Пожалуй, поставили его туда в надежде, что страсти уже улеглись и вокруг закона будет царить такая благоприятная для «договорняков» тишина. Чтобы этого не произошло, мы аккумулируем новые силы среди художников, ученых, спортсменов, которые способны вместе с нами отстоять будущее Украины. Будем публично лоббировать наш законопроект №3597 и призываем присоединиться к нашей группе всех, кто не хочет повиноваться прихотям очередных волн чиновников и обрекать на это будущие поколения.

И на этом не остановимся.

«Эволюция или смерть» ― название книги художника и писателя Ивана Семесюка, которая очень подходит к ситуации, в которой сейчас находятся украинцы.

Если мы не эволюционируем из состояния homo soveticus, то погибнем под лавиной вызовов, которые появились перед всем миром.

У нас очень любят мертвых художников ― они не надоедают, не просят есть, не критикуют современного государственного устройства. С живыми ― наоборот. Не потому ли кому-то выгодна эта гуманитарная запущенность страны, которая уже равна культурному геноциду.

Не знаю, как вам, а мне было очень грустно и странно видеть, например, как главным культурным событием января в официальной версии украинской власти стало «помпезное» перезахоронения в Украине поэта Александра Олеся, который умер в нищете на чужбине (в Чехии), ведь не слишком тратилась на протяжении последних лет наше государство на популяризацию его творчества, издания сборников его стихов.

Бесспорно, это важно. Но было ли это значимее за общественное обсуждение той гуманитарной модели, по которой Украина должна строить свое будущее? Почему-то до этого власть не привлекла медийных ресурсов соответствующего толка.

А Министерство культуры, глава которого сейчас говорит о необходимости создания пантеона известных украинцев, которые умерли за рубежом, продолжает работать только в парадигме прошлого. Так же, как это делали советские чиновники от культуры, которые за сорок лет постоянной глорифікації победы в войне с гитлеровской Германией не заметили, как изменился мир вокруг, как изменились потребности граждан. И, в итоге, не заметили, как разлетелись обломки их империи.

Чтобы избежать этой судьбы для Украины, мы вместе со своими коллегами в сфере культуры готовы выдвинуть властям общественный ультиматум. Требуем полностью переосмыслить пространство публичной культуры ― в самом широком смысле.

Право граждан на современную культуру, а не только на бесконечные планы строительства пантеонов должно быть гарантировано и воплощено. Только так мы сможем впустить в украинское общество будущее, а не оставить его вымирающим электоральной массой.

Сезонная апатия не должна стать нам на пути, обрекая на существование в вечной советской зиме, что всегда таится поблизости. Игру законов и битву за эволюцию будет закончено, и победит в ней не очередной «царь», а украинское общество.

Источник

Добавить комментарий