Наталья Ворожбит: «Жанры нашей жизни не разгребет даже Аристотель»

0
145

Наталя Ворожбит:  "Жанри нашого життя не розгребе навіть Арістотель"

Умные имеют
держаться вместе!

ZN.UA

Наталя Ворожбит:  "Жанри нашого життя не розгребе навіть Арістотель"

@zn_ua

Читайте @zn_ua

Я уже с ZN.ua

Наш известный драматург Наталья Ворожбит недавно вернулась из Магдебурга, где с громким успехом на сцене местного театра состоялась премьера спектакля «Вий» по ее пьесе (режиссер Максим Голенко). А уже в июне (с 17-го по 27-е) в Киеве в пространстве киевского Театра на Липках развернется ее проект «Класс Акт», в котором будут задействованы дети с Запада и Востока Украины. Детей объединит общая цель: создать маленькие пьесы, чтобы впоследствии адаптировать их в большой драматургический коллаж. И, конечно, реализовать это творчество на столичной сцене с участием известных режиссеров и актеров.

Честно говоря, не представляю, как она все это успевает, ведь ко всему — еще и активная работа в «Театре переселенца», а также сценарии к двум потенциально громких прокатных кинопроектов: «Киборги» и «Ворошиловград» (последний по мотивам произведения Сергея Жадана).

— Наталья, очевидно, сначала поговорим о неизвестный многим нашим театралам формат — «Класс Акт». Как он появился в твоей жизни? И где ты впервые увидела такую импрезу?

— В свое время Никола Маккартни, шотландский драматург и режиссер, приехала в Тольятти и вместе с моими коллегами-драматургами (Левановим, Дурненковими, Клавдієвим) провела там первый «Класс Акт» в РФ. Они рассказывали об этом с восторгом. Никола продолжала реализовывать ряд таких проектов.

На один из них пригласили и меня он назывался «Класс мира». Я несколько лет принимала в нем участие, работала с детьми-инвалидами.

Потом проводила его вместе с Николой — в «Школе театрального лидера».

Впоследствии сама провела «Класс Акт» в Школе-студии МХТ с актерским курсом Дмитрия Брусникина. Собственно, этот проект можно делать с людьми любого возраста.

— Итак, в июне будет первая попытка «Класс Акт» в Украине?

— Давно мечтали с Николой Маккарні провести «Класс Акт» именно в Украине. И теперь мечта начинает воплощаться. Вполне закономерно родилась концепция — работать с подростками из зоны АТО и Западной Украины.

Сначала мы с группой коллег поехали в Попасной Луганской области. Работали там в школе №1, затем до Нововолынска Волынской области, где работали в школе №2.

В результате подростки написали тексты. Прочитав их, мы отобрали по 10 талантливых детей из каждого города…

— Что можешь сказать об этих детях? Как они отнеслись к вашей идее? Не насторожило ли кого-то такая форма соревнования — между Востоком и Западом?

— Дети с большим энтузиазмом отнеслись к нашей идее. Старались все. Но отобрать имели только 20 талантливых… Поверь, это был очень сложный выбор.

Среди произведений, которые они написали, были талантливые, очень автобиографичны, полны боли нашей современной истории. Мимо них невозможно пройти. Мы предоставляли предпочтение именно таким текстам.

— А что пишут эти дети, наши маленькие драматурги, в своих мини-пьесах?

— Были там и жалобы на родителей, и сетования на тяжелую семейную ситуацию. Была одна история про погибшего отца.

А была и такая тема — «Происшествие, о котором я не расскажу родителям». Просто страшно читать, как половина детей ходит гулять на разные «заброшки» и кладбища, где очень опасно: можно сорваться с высоты, встретить плохих людей.

Один парень написал, как они что-то тяжелое бросили с крыши дома и покалечили женщину. Испугавшись, убежали, а потом этот парень вернулся и видел, что приехала «скорая»: у женщины была сломана нога.

Он никому об этом не рассказывал, но воспоминания очень-очень его мучают…

— Выходит, ты работаешь таким себе детским психотерапевтом, выявляя скрытые комплексы и скелеты в маленьких детских шкафах. Собственно, кто будет работать с детьми в Киеве, когда они будут создавать свои пьесы и свое представление?

— К участию в «Акте Класс» привлекаем лучших украинских актеров и режиссеров. Среди них Ирма Витовская, Римма Зюбина, Стас Жирков, Тамара Трунова. Они уже дали согласие.

Знаешь, в Британии считается за честь участвовать в подобных проектах. Звезды играют в пьесах, написанных подростками. Надеюсь, что так будет и у нас.

Это проект не одноразовый. Планируем заниматься им и в дальнейшем. Хотим объединять в таком творческом среде детей из разных регионов Украины, а также работать с детьми из Киева.

Наталя Ворожбит:  "Жанри нашого життя не розгребе навіть Арістотель"

— Что можешь хотя бы вкратце рассказать о двух громких кинопроектах, над которыми работаешь? Конечно, понимаю, что не все детали сейчас уместно разглашать.

— Сценарий «Киборги» закончила еще прошлой осенью, а на днях — сценарий «Ворошиловград» по роману Сергея Жадана. «Киборгов» будет снимать режиссер и замечательный актер Ахтем Сейтаблаев. Съемки планируются на осенне-зимний период. Сценарий не имеет никакого отношения к роману Лойко. Эта история основывается на моих интервью с военными, которые защищали Донецкий аэропорт.

— А кто режиссер «Ворошиловграда»?

— «Ворошиловоград» снимать Ярослав Лодыгин. Съемки начнутся только в следующем году. Этот роман о довоенном Донбасс.

Получается, что уже несколько лет через свою творческую работу изучаю Донбасс…

— В продолжение украинской драмы, связанной с Донбассом, вот о чем хочу спрошу: какой «жанр», по твоему мнению, переживает сегодня такая чудесная пьеса, как «Украина» ? Драма, трагедия, патетическая соната, трагикомедия, трагифарс?.. Если вспомнить хотя бы последние сюжеты — Джамала победила, Надя вернулась, коррупция стабилизировалась, кощунство приспособилось, люди гибнут…

— Ну, наверное, все эти жанры, которые ты образно определил, присутствующие в различных сферах в разных пропорциях. Где-то сплошная трагедия, а где-полнейший фарс.

Но в основном все так намешано, что никакой Аристотель не разгребет.

Знаешь, времена, когда легко можно было определить жанр той или иной пьесы, давно прошли. То же самое и в жизни. Драматичный время, чем сегодня, даже трудно представить. Драматургам точно будет что делать в ближайшие
70 лет, то есть відрефлексовувати все это.

Хотя лучше бы мы все «мыло» писали для ТВ, чем такие страшные жертвы и такие трагические потери…

— Если говорить о тех, кто впоследствии (возможно) напишет честные и талантливые пьесы про настоящее время, то кто, на твой взгляд, среди драматургов, конечно молодых, достоин внимания режиссеров, художественных руководителей? Не просто об этом спрашиваю, а еще и потому, что и ты среди кураторов мероприятий, которые поддерживают молодых драматургов?

— Мне нравятся пьесы Натальи Блок, Людмилы Тимошенко, Оксаны Савченко, Максима Черныша, Виталия Ченського, Дэна и Яны Гуменних, Насти Косодий, Веры Маковей, Тани Киценко, Эльвина Рзаева. Наверняка кого-то забыла? Извините!

Просто рекомендую режиссерам читать-искать.

Сегодня через соцсети достаточно легко найти любого автора, и даже если не понравится какая-то конкретная пьеса, можно почувствовать своего автора и договориться с ним о сотрудничестве.

Сейчас время, когда граница между автором и режиссером часто стирается: можно делать очень интересные вещи вместе.

— Какая из твоих собственных пьес, сугубо на твой взгляд, нашла идеальное режиссерское воплощение на сцене? Даже неважно где — в Украине, на Западе, в РФ?

— Мне понравилось как поставил «Зернохранилище» Майкл Бойд в Королевском Шекспировском театре. Люблю «Цветок Будяк» в постановке Станислава Моисеева на сцене театра им.И.Франко.

Несколько лет назад Максим Голенко поставил «Вия» в Киеве. И получился такой театральный хит, который не сразу оценили все критики. Но на шоу-кейс приехали европейские эксперты и отметили этот спектакль как один из лучших из всего, что они видели. Благодаря этому Максима пригласили ставить «Вия» в Магдебурге. Я была на премьере, очень сильно получилось.

Наталя Ворожбит:  "Жанри нашого життя не розгребе навіть Арістотель"

«Вий»

— Как немцы восприняли украинского «Вия»: украинский миф, украинский микс и отчасти украинский абсурд?

— Немцы искренне поражены уровнем этой работы. Я и сама смотрела спектакль в Магдебурге будто их глазами — и понимала, что имеем крутого режиссера, и есть для кого писать.

— Ты продолжаешь активно работать в «Театре переселенца», который открыл много социальных и болезненных тем современности. Каких тем и каких сюжетов ждать в дальнейшем в этом же формате?

— В новом сезоне планируем больше ставить современную украинскую драматургию. Уменьшим упор на документальных спектаклях. Хотя работать в этом направлении не перестанем, потому что есть долгосрочные проекты, такие как «Дети и военные», например.

Планируем образовательную программу. Хотим открыть «Институт драмы», где можно было бы работать в разных направлениях, ставить пьесы, учиться, делать социально-театральные, документальные проекты.

— Если откровенно, то есть люди, которым «Театр переселенца» изрядно помог непосредственно — в жизни…

— Мне трудно говорить о существенных изменениях в жизни того или иного человека, которая была причастна к «Театр переселенца». Знаю только, что благодаря работе в нашем театре те переселенцы очень сблизились, они стали друзьями, имеют совместные проекты и возможность реализоваться. «Театр переселенца» стал для них таким себе клубом.

Конечно, жаль, что у нас нет постоянного места обитания… Тогда бы результаты нашей работы были более очевидны.

Источник