Наивно? Супер!

Наївно? Супер!

В «Мыстецьком Арсенале» проходит масштабная выставка «наивного» искусства «Чистое искусство». Такой возможности инициаторы этого проекта, Петр Гончар и Лидия Лихач, ждали 20 лет. Ложкой дегтя в бочке даже не меда — настоящих крупных алмазов (такое хорошее все, увиденное в экспозиции!) — остался только вопрос, почему в Украине до сих пор нет своего Музея наивного искусства.

Крошечной, лет где-то чуть меньше двух от рождения, мальчику явно не стоялося на месте на вернисаже. Рядом с мамой и бабушкой, которые старательно изучали экспозицию. Стоило взрослым хоть на секунду увлечься очередной картиной, как потомок летел стремглав к стене напротив — с фоторепродукцією народного коврика с вышитыми зверями и цветочками. И, хохоча, пытался обнять за шею нарисованного белого, как облако, лебедя. За малышом торопилась мама. Отводила от холодной стены. Но он, уловив момент, снова и снова целенаправленно мчался занимать, словно живого друга, птицы. И смеялся от счастья.

В «Мыстецьком Арсенале», не хуже воробьев и скворцов, тем временем щебетали дети постарше. Они были просто в неописуемом восторге от всех подряд картин в экспозиции. Взрослые улыбались во весь рот и деловито снимали селфі на фоне Панаса Ярмоленко, Григория Ксендза, Ефима Ющенко — и всех-всех, именитых и безымянных, «народных» авторов выставки «Чистое искусство». Кураторы Петр Гончар и Лидия Лихач готовили проект на протяжении 20 лет, исследуя и собирая «наив арт». Всего в экспозиции отобрано более 300 работ (только Гончар предложил 260, но выставили, к сожалению, не каждый из его «лотов») 60 известных по именам живописцев. И множество талантливых анонимов.

 

Собственно, на «картинке с выставки» с малышом, который смеется и обнимает нарисованного лебедя, можно сразу ставить точку в описании самого проекта. Ведь лучше, чем дети, искусства не «чувствует» никто. А уж если даже их удалось так заинтересовать, можно только представить, каких наивысшей степени отзывов все увиденное заслужило у взрослой аудитории.

Однако, оправившись от всех увлечений и отдав должное любви Петра Гончара и Лидии Лихач к народу Украины и его культуре (а только с поистине безграничной любви и рождаются такие выставки, как красивые, умные и талантливые дети), я задумалась о другой стороне медали. О котором сами авторы экспозиции предпочитали не говорить в этот раз. И причины их решение абсолютно понятны, — я сама точно так бы поступила.

«Чистое искусство», с формальной точки зрения, представляет собой тематическую рассказ, последовательно разворачивается в девяти залах «Мистецького Арсенала», о первую народную крестьянскую картину ХХ века. Городского наивного искусства в экспозиции практически нет, не считая отдельного проекта Георгия Малявина и Александра Ройтбурда, инициированного самим художником Ройтбурдом.

Также на выставке вы не найдете народной иконы и ар-брюта, «творчества душевнобольных». Кураторы считают их отдельными темами и не стали «розтікашеся мыслию по древу».

В разных залах работы сгруппированы по различным темам: «Оригинал и копия» (воспроизведение картин Пимоненко, Куинджи, изображений и открыток в творчестве народных художников), «Портрет», «Имена» (художник-самоучка Александр Лещенко и профи-художник Евгений Лещенко и др.), «Архетипы» (архетипические сюжеты и мотивы украинского наива) и «Предел» (точка пересечения и взаимовлияния между наивным искусством и китчем и авангардом начала ХХ века).

Кроме исследования «наивного» арта Украины, кураторы предложили сопоставить его с творчеством известных современных художников.

В результате, картины Арсена Савадова соседствуют с Марией Примаченко, «картинки» полтавских кустарей — с Харьковской школой фотографии, в разделе «Оригинал и копия» можно увидеть работу Николая Пимоненко. А на «Грани» — рисунки Александра Богомазова, Александра Фокина-Хвостовая и др.

Впрочем, сопоставление классиков с самоучками-«крестьянами» в основном кажется немного чрезмерным. Все внимание однако перетягивает на себя «чистое», народное искусство.

Исключение — разве что авангардисты, особенно Богомазов и Пимоненко.

Смысловой центр экспозиции составляет блок «Архетипы» и потрясающая трехмерная видеоинсталляция «Рай» — реконструкция знаменитого дома в Цюрупинске (теперь это Олешки Херсонской обл.) Полины Райко (1928-2004). В возрасте под 70 и позже, оставшись совсем одна, Райко, как известно, на протяжении шести лет расписывала стены и все поверхности собственного дома сложным орнаментом с изображением райских и волшебных существ, фантастических птиц и зверей, чудесных растений. И превратила свое жилье в подобие земного «рая». Каким сама его видела. В общем, рассказывая о народный, деревенский арт-«наив», исследователь Петр Гончар отмечает: «Это — искусство любви. Народные художники рисовали то, что сами считают «хорошим». В наїві нет протеста». Выставочный раздел «Архетипы» именно исследует украинский «рай», собирая в единый живописный тезаурус архетипические образы народной живописи. Здесь — олени и лебеди, голубки, «рай-село», казаки-защитники, включительно с Мамаем. И целый «иконостас», на отдельной стенке, портретов Тараса Шевченко: вышитых и нарисованных в разных техниках. И Шевченко, и лебеди, и «Аленки», говорит Петр Гончар, еще недавно присутствовали в каждой украинской хате. Символизируя представление «маленьких украинцев» о счастье.

И все-таки о обратная сторона райского медали. Замирая в восхищении перед «розмовляючими» портретами Ефима Ющенко и портретами односельчан авторства «украинского Пиросмани» (так прозвали в последние десятилетия Панаса Ярмоленко), зворушуючись пейзажами с водоемами Гната Тарасюка, обсуждая работы безымянных «сельских» художников, ты одновременно осознаешь увидеть их в Украине — фактически нигде.

В репрезентативных количествах — чтобы хотя бы как на нынешней выставке в «Мыстецьком Арсенале». Чтобы были понятны масштабы самого явления и реальное место «народной картины» в иерархии культуры.

Даже Марии Примаченко и Анны Собачко-Шостак мало, обидно мало в постоянных экспозициях! И площади самих музеев, которые экспонируют «народную» культуру, оскорбительно малы. Если во времена СССР такая ситуация объяснялась сознательной позицией государства, что всю свою жизнь боролось с нашим «национализмом», и сегодня такое положение дел, как минимум, возмутительно.

Символом же отношение и «государства», и, увы, самого нашего общества до искусства (причем не только народного, но именно «наив арт» на наших глазах поэтому и погибает) может служить та же «райская» дом Полины Райко. Пока местная власть годами «планирует» выкупить усадьбу на улице Нижней, 74 в Алешках у новых хозяев-канадцев и уже тогда создавать на ее базе музей, дом разрушается, фрески умирают. «За домом ухаживает местная жительница», — спокойно констатируют украинские медиа.

Отдельной, печальной, разговора заслуживает отношение к наследству «народных» художников в самом «народе». Картины, скульптуру, вышитые работы не ценят и поэтому спокойно выбрасывают. Бывали случаи, когда полотнами накрывали «корыто» — корыта с кормом для свиней.

Слоняясь, фактически, залами несуществующего Музея наивного искусства Украины, — а выставка «Чистое искусство», что ни говори, это и есть готовая, продуманная до деталей модель такого музея, — я с грустью вспоминала маленькую страну Хорватию.

В отличие от нас, у хорватов нет ни особых ископаемых, ни большой территории. (Численность населения на 1 января 2014 г. составляла менее 4,5 млн чел.). Зато у них есть Иван Генералич. А также знаменитая на весь мир хорватский школа наивного искусства. Музей наивного искусства в Загребе существует много лет. И считается одной из главных туристических достопримечательностей, ориентированных на туризм Хорватии.

Источник

Добавить комментарий