Мы делили апельсин. Как киношники борются за государственные деньги в 2020 году

9 июля Совет по господдержке кинематографии при Госкино рассмотрит результаты 13-го конкурса кінопроєктів. За получение государственного финансирования боролись дебютные полно — и короткометражные фильмы. Этот питчинг – первый за нового председателя Госкино Марины Кудерчук, чье назначение широко критиковалось кінопрофесіоналами. Тем не менее, новая глава Госкино пришла с декларируемым намерением развивать киноиндустрию. А начинает свою деятельность на посту с проведения конкурса, внутри которого заложена бомба замедленного действия.

LB.ua рассказывает о страсти вокруг 13-го питчинга, о том, сколько денег осталось на новые фильмы и кому они могут добраться, а также индустрии почему стоит наконец серьезно поговорить о определение конфликта интересов.

Ми ділили апельсин. Як кіношники змагаються за державні гроші у 2020 році

Заседание Совета по государственной поддержке кинематографии

В 2020 году на Госкино выделили 450 миллионов гривен, из них менее чем половина пойдет на новые ленты: 219,8 миллиона, по словам председателя Госкино, пойдет на погашение задолженностей перед победителями предыдущих конкурсов. Около 60 миллионов – на создание сериалов (здесь задолженностей никаких нет, поскольку сериалы впервые будут финансироваться в результате питчингов Госкино).

20 миллионов пойдут на финансирование кэш-рибейтів – системы возврата средств иностранным производителям, если они снимают в Украине. По свидетельствам кинематографистов, эту сумму «выбил» для себя один из украинских продакшнов, который планирует снимать в Украине сериал вместе с Netflix. Еще 43 миллиона – на кинофестивале, 7,6 миллиона – на Центр Довженко, 7 миллионов – на выплаты стипендий членам Совета по господдержке кинематографии (за 11 месяцев плату за свою работу еще ни разу не получили).

Следовательно, остается примерно 90 миллионов гривен на новое кино. 90 миллионов и два пітчинги, на которые долго ждали. Один – с дебютами, другой – со всем подряд: документальным кино, анимацией, авторским игровым, фильмами для широкого зрителя, сериалами (на них – отдельные 60 млн), ко-продукцией разного толка и так далее. Словом, ожидается битва не на жизнь, а на смерть.

Не удивительно, что индустрия оставила попытки воевать с новой руководительницей Госкино, которую серьезно критиковали и процедура назначения которой вызвала много сомнений. При таких сильно ограниченных ресурсов и условий, когда надо выживать (карантин, секвестр и длительное несогласование паспорта бюджетной программы), бороться за выбор вектора развития не очень получается.

13-й питчинг состоялся с техническими неурядицами – онлайн-трансляция, которую должен организовать Госкино согласно Порядку проведения конкурса, была некачественной и с плохим звуком. На какое-то время функцию донесения до общественности всех перипетий проведения питчинга взял на себя Дмитрий Суханов, кинопродюсер и член экспертного совета, и вел стрим просто у себя на фейсбуке. В конце концов, как-то питчинг состоялся, и Марина Кудерчук отчиталась о «полет прекрасный».

Ми ділили апельсин. Як кіношники змагаються за державні гроші у 2020 році

13-й питчинг

Так, в конкурсе полнометражных фильмов – 14 победителей, а в конкурсе короткометражных – 31. Все они прошли отметки 39 баллов (для полнометражных) и 40 баллов (для короткометражных) и могут претендовать на получение финансирования, если это подтвердит Совет по государственной поддержке кинематографии.

Один из плодовитых продюсеров 13-го конкурса кінопроєктів – Артем Колюбаев («Я работаю на кладбище», «Круты 1918», «Правило боя»). Среди победителей – четыре его ленты: полнометражные «На грани» режиссера Анатолия Максымюка, «Праздник хризантем» Семена Мозгового, «Самородки» режиссера Ольги Золотаревой и короткометражный «Команч» Валерия Кочергана.

«На грани» Анатолия Максымюка можно назвать многострадальным дебютом (хотя были в новейшей истории украинского кино проекты с большим портфолио неудач и статусами долгостроев). Триллер про четырех парней, которые сбили девушку на дороге в Карпатах и решают, что с ней дальше делать (оценку такого сексистского зачина опустим до выхода фильма в прокат), имеет бюджет в 11 млн 948 тыс. грн и претендует на 100% финансовую поддержку от государства.

Этот проект стал победителем 11-го питчинга, проведенного в 2019 году. Однако финансирования так и не получил, поскольку по настоянию тогдашнего министра культуры, молодежи и спорта Владимира Бородянского, результаты этого питчинга пересмотрела Совет по господдержке кино — и «На грани» выбыл из победителей.

Проект фильма Максымюка также подавался на конкурс фильмов патриотического направления, который проводился в 2018 году Министерством культуры. Тогда в заявке значилось два продюсера – вместе с Колюбаєвим над лентой работал Тарас Босак, а производством должно заниматься ООО «Мейнстрим Пикчерз». Примечательно, что Босак – первый заместитель гендиректора госпредприятия «Национальная кинематека Украины» – был председателем экспертной комиссии секции «Игровые полнометражные дебюты» 13-го питчинга, по результатам которого «На грани» должны получить средства. О конфликте интересов он не заявлял.

Ми ділили апельсин. Як кіношники змагаються за державні гроші у 2020 році

Презентация проекта «На грани» на 13-м питчинге

За производство фильма должно приступить ООО «Ама Вижн» (основано 2018 года), что до конца февраля 2020 года на треть принадлежало Андрею Ермаку, назначенному главой Офиса президента 11 февраля. Еще треть принадлежит Артему Колюбаєву, а треть, которая осталась Максиму Лещенко. Колюбаев сопродюсировал с Ермаком фильм «Правило боя». Артем Колюбаев также руководит ОО «Союз предпринимателей теле — и киноиндустрии», которую Андрей Ермак співзаснував.

Еще один проект продюсера Колюбаєва – «Праздник хризантем» Семена Мозгового. Продюсером ленты выступает Александр Чепига. На этот фильм просят 10 млн 900 тыс. грн. «Праздник хризантем» – полнометражная версия короткометражной работы Мозгового, которая также была профинансирована государством на 995,4 тыс. грн (общий бюджет ленты составил 1,2 млн грн) и спродюсированная Колюбаєвим вместе с Тарасом Босаком (они співпродюсували и предыдущий фильм Мозгового – «Историю зимнего сада»). Производством этой ленты займется ООО «Мейнстрим Пикчерз», основана в 2013 году.

Короткометражный фильм «Команч» режиссера Валерия Кочергана также должна создаваться ООО «Мейнстрим Пикчерз» и продюсується Артемом Колюбаєвим. Эта история о двенадцатилетнем рома Эрика, который мечтает стать футболистом, претендует на финансирование в размере 1 млн 399 тыс. грн.

«Самородки» – приключенческая комедия про копателей янтаря на Житомирщине – дебютный проект Ольги Золотаревой с бюджетом в почти 12 млн грн, который предлагается покрыть за счет государства. Продюсер «Самородков» – тот же Артем Колюбаев, снимать на базе ООО «База Филмз», основанной в марте 2020 года.

Все указанные здесь ООО имеют в соучредителях или совладельцах Артема Колюбаєва. Общая сумма, на которую претендуют проекты – 36 млн грн.

Еще один интересный учитывая потенциальный конфликт интересов проект – «Жара», полнометражный дебют режиссера Дениса Колесникова. Его продюсером выступает Андрей Корниенко, который вместе с Артемом Колюбаєвим и Тарасом Босаком продюсировал «Круты 1918» Алексея Шапарева. На «Жару» – драму о парне, который с больной матерью едет на восток Украины в 1991 году – просят 12 миллионов гривен. Производство ленты – на ООО «Гуд Монинг Дистрибьюшн», основанном Корниенко в 2012 году.

Что это все означает? Дело не в том, что Артем Колюбаев – активный продюсер с четырьмя проектами-победителями на питчинге. В конце концов, за хорошо визуализированных данным «Наших денег», в течение существования питчингов в Госкино были другие продюсеры с большими проектами и бюджетами. Были в свое время и обсуждения о конфликте интересов между экспертами и продюсерами проектов, которые подавались на пітчинги. Это было частью нарратива о «давайте запустим индустрию в работу, а потом разберемся» и добавляло остроты спорам о институт экспертов и их незаангажированность (на определенном этапе оказалось, что выработать механизм отбора прозрачных, как карпатская река, и компетентных экспертов, которые при том не захотят подавать свои проекты на получение госфинансирования – непростая задача).

Ми ділили апельсин. Як кіношники змагаються за державні гроші у 2020 році

Артем Колюбаев

Председатель экспертной комиссии, которая оценивала проекты, в том числе Колюбаєва, – Тарас Босак. Кроме сотрудничества в проекте «На грани» и співпродюсування «Крут 1918», в 2019 году Артем Колюбаев и Тарас Босак спродюсировать сериал «АТОбайки», профинансированный на средства тогдашнего Мінінформполітики. Сопродюсером сериала, а также автором литературного первоисточника стал Владимир Бульба, соучредитель ГО «Общая победа». В учредителях этого ГО также является Артем Колюбаев – вместе с Тарасом Босаком они принимали участие в работе экспертной комиссии на 11-м питчинге в секции «О героях, которые принимали участие в защите Украины» (для широкой зрительской аудитории)» и, по данным Медианяни, туда делегировались именно от этого ГО. Предыдущий фильм Семена Мозгового – «История зимнего сада» – также спродюсированный Колюбаєвим и Босаком.

Артем Колюбаев в комментарии LB.ua отрицает наличие конфликта интересов. «Тарас Босак не работает в моей компании, не получает здесь зарплату, – комментирует он. – Несколько лет назад мы пробовали делать несколько проектов. «На грани» подавали несколько раз, и на 11-й питчинг я уже подавал его сам, от другой компании. С Тарасом Босаком не работаем давно, ведь разошлись интересы».

«Так работает индустрия, новых лиц не найдешь – я всех знаю, все меня знают. Режиссеры работают с продюсерами, а затем оценивают их фильмы на конкурсах, многие эксперты являются членами тех же ассоциаций, что и те, кто подается. Конфликт интересов – это когда сотрудник компании оценивает проекты своего работодателя или когда дистрибьютор оценивает фильмы, которые будет выпускать в прокат», – добавляет он.

Тарас Босак тоже отрицает наличие у него конфликта интересов на этом питчинге. «Как председатель комиссии я не имею влияния на экспертов – по сути, я оцениваю проекты так же, как и другие. Я работал в прошлом году в компании «Мейнстрим Пикчерз», но сейчас уже не работаю – я в «Кинематике». Считаю ли я это конфликтом интересов? Нет, – комментирует он для LB.ua. – Но если считать, что так, тогда конфликт интересов есть у всех – все работали со всеми. Геннадий Кофман работал с Натальей Лібет, Дмитрий Суханов – с Аллой Бєлою, Владимир Яценко – в одной Ассоциации с Лібет и так далее. У меня есть друзья, которые подавали свои проекты, но не прошли во второй тур. Никакой финансовой выгоды [от победы тех или иных проектов] я не имею. Прямого конфликта интересов у меня нет, и проекты я оценивал беспристрастно».

Ми ділили апельсин. Як кіношники змагаються за державні гроші у 2020 році

Тарас Босак

Босак добавляет, что конфликт интересов при оценке проектов на пітчингах выражается в сильном занижении баллов одним экспертом для проекта, который он считает проектом-конкурентом, и такая практика была и на предыдущих пітчингах, и на 13-ом. «Это дискуссионный вопрос. Все всех знают и друг с другом работают. Можно считать, что конфликт интересов есть у всех со всеми. И тогда надо просто отменять конкурсы», – резюмирует он.

Если обратиться к законодательству, то действительно — конфликт интересов будет чуть ли не у всех игроков киноиндустрии. Согласно закону «О предотвращении коррупции»:

  • «потенциальный конфликт интересов – наличие у лица частного интереса в сфере, в которой она выполняет свои служебные или представительские полномочия, что может повлиять на объективность или непредвзятость принятия ею решений, или на совершение или несовершение действий во время выполнения указанных полномочий;

  • реальный конфликт интересов – противоречие между частным интересом лица и его служебными или представительскими полномочиями, что влияет на объективность или непредвзятость принятия решений, или на совершение или несовершение действий во время выполнения указанных полномочий;

  • частный интерес – любой имущественный или неимущественный интерес лица, в том числе обусловлен личными, семейными, дружескими или другими позаслужбовими отношениями с физическими или юридическими лицами, в том числе те, что возникают в связи с членством или деятельностью в общественных, политических, религиозных или иных организациях».

Похоже, украинским культурным индустриям – и киноиндустрии в частности – давно пора сформулировать для себя четкие определения конфликта интересов – особенно при распределении средств государственного бюджета – и того, как его предотвращать.

Еще одна изюминка грядущего заседания Совета по государственной поддержке кинематографии – вопрос финансирования фильма Олега Сенцова «Носорог» в обход 14-го питчинга, который объявили только недавно. «Носорог» должен был быть вторым полнометражным фильмом Олега Сенцова после «Гамера». Он был среди победителей питчинга 2012 года, на которое его подавало ООО «Край Кинема», зарегистрированное на самого Сенцова – он и выступает главным продюсером своего фильма.

Ми ділили апельсин. Як кіношники змагаються за державні гроші у 2020 році

Співпродюсеркою фильма тогда выступала Ольга Журженко. Общий бюджет фильма на то время составлял 8 миллионов гривен, от государства просили почти половину – 3,9 млн. В 2014 году Сенцов был арестован и вернулся в Украину только осенью прошлого года. Сейчас співпродюсує «Носорога» Денис Иванов («Донбасс», «Племя») – фильм получил поддержку от польских и немецких партнеров, его будут подавать на финансирование в фонде «Єврімаж».

На последнем заседании Совета по господдержке министр культуры и информационной политики Александр Ткаченко попросил ее членов рассмотреть вопрос о предоставлении финансирования «Носорогу» вне питчингом, который состоится позже. Чтобы податься на Єврімаж», проект должен получить подтверждение домашнего финансирование в размере 51% от общего бюджета, а следовательно, «Носорог» должен получить необходимые средства до того, как подаст заявку (дедлайн – конец августа). Чтобы проект успел это сделать, и проводится такая спецоперация с участием министра культуры. Последний по неизвестным причинам заявил, что у продюсеров фильма Сенцова есть «договоренности с «Єврімаж»», что противоречит не только реальности, но и здравому смыслу – фонд распределяет финансирование на конкурсных условиях. Поэтому уверять Совет, что есть какие-то договоренности, ради которых надо сделать для Сенцова исключение, значит расписываться в собственной некомпетентности и/или давить на членов Совета.

Ситуация облегчается тем, что после победы на питчинге «Носорог» попал в Программу производства и распространения национальных фильмов и по состоянию на август 2019 года находился там. Находится и до сих пор – фильмы не выбывают оттуда автоматически. Госкино должен инициировать исключение, чего оно в случае с лентой Сенцова не сделало. Поэтому фильм может претендовать на получение финансирования. Вместе с тем ситуация ухудшается тем, что в 3,9 миллиона гривен в реалиях 2013 года и 3,9 миллиона гривен 2020-го – это разные деньги. Новая лента Олега Сенцова подорожала минимум в три раза, а значит, продюсеры будут просить у государства, по информации LB.ua, 29 млн грн (общий бюджет ленты составит 1,6 млн евро).

Ми ділили апельсин. Як кіношники змагаються за державні гроші у 2020 році

Питчинг «Носорога» Олега Сенцова на кинорынке Одесского кинофестиваля в 2012 году

Еще один момент – фильм Олега Сенцова победил на питчинге до того, как в стране заработал новый закон о государственной поддержке кинематографии. Согласно этому закону, результаты питчингов утверждает соответствующий Совет, к которой и обратился министр культуры и перед которой будет выступать Олег Сенцов 9 июля, защищая свой проект. Имеет ли Совет обратные полномочия – большой вопрос, разрешение которого, правда, Александр Ткаченко анонсировал на том же заседании на прошлой неделе.

Ну и интересно, победители предстоящего 14-го конкурса кінопроєктів получат деньги в этом году – учитывая очень ограниченное финансирование, что остается на новые проекты. Впрочем пока что даты нового конкурса не объявили (хотя заявки принимают) – возможно, у Минкульта и тех, кто болеет за украинское кино в высоких кабинетах, припасены какие-то варианты и украинское кино получит новые ресурсы.