«Музей существует для людей»: как учреждения культуры переживают карантин

Культура вместе со всем миром стала на паузу. С марта двери культурных заведений закрыты. Если большинство сфер в Украине уже вышла из карантина, то культура и до сих пор в замершем состоянии. Даже послабления не будут означать полного восстановления. Залы кинотеатров и театров, вероятно, будут полупустыми, а в музеи будут пускать людей в зависимости от площади помещений. О том, как пережить карантин и какой будет культура после пандемии, LB.ua спросил у руководителей столичных учреждений культуры.

Музей Ханенко

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

Свет в Музей Ханенко пробирается сквозь единственное стекло на удлиненных выходных дверях. Еще с улицы видно, что на всех окнах опущены металлические коричневые роллеты — так, что лучи и не достанутся помещения. Внутри столетней садибивіддає архаичным холодом, который пробирает до костей.

«Все эти стены были заняты японской графикой, – директор Национального музея искусств имени Богдана и Варвары Ханенко Екатерина Чуева показывает пустые залы экспозиции азиатского искусства. С потолка свисает леска, на которой когда-то и держались почти 300 графических картин и буддийских икон. Теперь о них напоминают разве что нарисованные солнцем контуры. — Эти экспонаты очень чувствительны к действию света. Мы их забрали на время карантина в хранилища, чтобы экспонаты лишнее время на свете не висели, хотя большинство помещений затемненные».

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

Екатерина Чуева показывает другие залы, где экспонаты не меняли с марта, когда музей закрылся. Произошло это в третий раз за его столетнюю историю. Впервые — во время эвакуации коллекции во Вторую мировую войну. Второй раз — для реставрации здания в 1989-1998 годах. Третий раз — теперь, через эпидемию коронавирус.

Директор музея рассказывает, что за время карантина музей начал больше работать с онлайн-форматами — сотрудники заполняют раздел «Коллекция» на сайте, запустили подкаст и начали снимать видео: «Коммуникация онлайн очень важна для многих музеев, но всегда склонны не уделять ей столько внимания, потому что существовали «обычные» формы работы. Кроме того, карантин для многих коллективов стал периодом внутренней перестройки: во время чрезвычайной ситуации больше рисков и ты, как директор, пытаешься оградить от них и коллектив, и коллекцию».

В музее работает 90 человек. Поскольку Киев не давал специальных распоряжений о том, как выплачивать заработную плату в карантин, то, согласно трудовому законодательству, работники получают ⅔ оклада — как на простой. К примеру, у смотрителей зала выходит 1300 гривен в месяц.

«Это крошечные суммы. Людей спасает только то, что большинство из них имеет еще пенсию. Для нас это очень тяжелая ситуация. Мы бы хотели поддержать коллектив, но инструментарий ограничен. Если музей закрыт и не зарабатывает, то становится проблематично аргументировать выплаты доплат или премий, хотя интенсивная работа продолжается», — признает директор и добавляет: в регионах подходы к решению проблем разные. Во Львове, например, городской голова провел отдельное совещание с музейщиками, а в столице не хватает предметной коммуникации.

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

Екатерина Чуева показывает свою любимую картину: Ханенківський диптих «Поклонение волхвов».

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

Екатерина Чуева

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

С 10 июня должен был начаться очередной этап ослабления карантина — музее ожидали открытия, однако через большое количество больных в Киеве культурные заведения и дальше будут закрытыми. Зато важно, отмечает Чуева, что правительство уже отменило требование соблюдать самоизоляции для людей старше 60 лет, ведь таких сотрудников в Музее Ханенко примерно 40. Без них просто некому было бы работать в выставочных залах.

Чтобы обезопасить работников, когда карантин все же закончится, музей уже приобрел дезинфекторы для рук и пола, маски и перчатки для персонала, потратив на первую партию средств защиты 29 тысяч гривен. Для этого пришлось корректировать бюджет, ведь дополнительных средств город не выделял. Ежемесячно, по подсчетам музея, расходы на аткі закупки могут достигать десятков тысяч гривен и больше. Чтобы сэкономить, планируют перейти на многоразовые маски, поскольку одноразовых для коллектива пришлось бы зкупувати до 6 тысяч в месяц.

Музей уже строит планы на то время, когда сможет открыть двери для посетителей. В частности, планирует продолжить выставку «Дар Василия Щавинского» — это коллекция нидерландского искусства, которую собрал украинский химик-технолог и 1917 года завещал Музею Ханенко. И пока музей закрыт, и эта атмосфера уже начинает угнетать сотрудников, признается директор.

«Музей — это живое пространство. Сейчас можно особенно остро почувствовать то, о чем писал первый хранитель музея, Георгий Лукомский, вспоминая Варвару Ханенко: «эгоистическая» любовь к каждому предмету в ней сочеталась с желанием подарить музей людям, — рассказывает, уже прощаясь на лестнице, Екатерина Чуева. — Карантин позволил заново ощутить и осмыслить то, что музей — это не только коллекция. Музей — это люди. Во всех смыслах — в работе с коллективом, в контактах с посетителями, в той атмосфере, которая есть в музее. Ты понимаешь, что музей существует для людей».

Екатерина Чуева: «Музеи не могут себе позволить быть изолированными от мира»

Национальный художественный музей

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

В Национальном художественном музее стоит надмузейна тишина — даже для такого заведения она представляется аномальной. Директор Юлия Литвинец поднимается по мраморной лестнице в зал модернизма, где яркие полотна с деформированными формами отдыхают от посетителей.

«Какая самая любимая картина? Взяли меня и завалили — раскатисто смеется директор, оглядываясь вокруг. — Я долгое время работала главным хранителем и привыкла, что все произведения любимые, потому что ты их должен хранить».

«Мне нравится эта работа Петрицкого, — Юлия после продолжительной паузы для раздумий указывает на картину «За столом» украинского художника. — И «Мост Севр» Александры Экстер. К ней колежанське отношение, потому что она работала у нас в музее. Это дает ощущение твоей личной связи с прошлым и понимание другого временного измерения, в котором мы, музейщики, живем. Я, например, не осознаю, сколько мне лет, а люди, которых уже нет в живых, для нас все равно существуют».

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

Анатоль Петрицкий «За столом», 1926.

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

Александра Экстер «Мост Севр»

Юлия Литвинец шутит, что во время карантина ее работа особо не изменилась — разве что стало меньше жалоб на разбитые ступеньки перед музеем или предложений купить газонокосилку матери-«художницы».

Расположен в центре Киева, нацмузей в очередной видел, как писалась украинская история. Поэтому карантин, рассказывает Литвинец, не такой уж и страшный, ведь теперь не надо так тщательно охранять здание, как во время протестов. После Революции достоинства в здании даже установили железные роллеты, которые на время карантина плотно закрыты.

«Для музея и для коллекций это более безопасное время», — сравнивает директор разные периоды, когда музей закрывали.

Как только был объявлен карантин, в музее составили список работников, которым за 60 лет, и поговорили с остальными о том, как добираться до работы. Оказалось, что половина коллектива может доезжать до центра достаточно безопасно — так и составили график дежурства.

«Музей оставлять нельзя. Мы все равно должны смотреть, ухаживать за нашими экспонатами. Реставрационная мастерская тоже работала все время. В пустых залах разматывали большие валы полотен. Мы воспользовались случаем и очень много всего сделали», – рассказывает Литвинец.

НХМУ планировал, как и другие музеи, открыться 10 июня. 10% смотрителей залов моложе 60 лет, поэтому, даже если бы требование самоизоляции для пожилых людей не отменили, музея хватило бы сотрудников на экспозиции. Однако через сложную эпидемиологическую ситуацию в Киеве музеям пока не разрешили открыть дверь.

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

Юлия Литвинец

Музей уже закупил средства защиты, потратив на это 80 тысяч гривен из резервных средств. Пока директор обдумывает, как быть с вентиляцией, ведь МИНЗДРАВ рекомендует регулярно проветривать помещение: «Большинство музеев расположены в исторических зданиях, и мало у кого есть система кондиционирования. У некоторых это может быть довольно опасно, потому что воздух циркулирует внутри. Должна быть специальная система климат-контроля, когда воздух из помещения забирается и выбрасывается во внешнюю среду. У нас именно такая система. Но в выставочных залах эта система законсервирована в связи с ремонтными работами».

Ремонт же пока на паузе. Из-за сокращения расходов государственного бюджета Минкульт выделил меньше средств на капитальный ремонт музеев этого года — всего 100 миллионов гривен. Среди выделенных средств для Нацмузея денег не нашлось. Юлия Литвинец говорит, что хотела бы получить хотя бы 10 миллионов гривен для ремонта фасада НХМУ, хотя раньше просила 29 миллионов.

«Если в этом году нам не дадут денег, то в следующем придется делать все заново. Это будут колоссальные расходы для государства», — рассказывает Литвинец, которая все еще надеется получить часть средств на ремонт фасада.

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

Юлия Литвинец

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

Юлия Литвинец

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

Юлия Литвинец

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

Юлия Литвинец

Пока же продолжается карантин, НХМУ тоже осваивает онлайновую сферу. По словам директора, к победе над коронавирусом музей максимально перейдет на работу в интернете — проводить лекции, будет предлагать экскурсии онлайн.

Театр на левом берегу Днепра

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

В большом зрительном зале Театра на левом берегу Днепра сидят девять человек — режиссер Стас Жирков, его помощник, актер и студенты, которые пришли посмотреть на репетицию. Под приглушенным светом актеры репетируют пьесу «Хлебное перемирие» Сергея Жадана.

  • Кто у нас сейчас в администрации? — играет на сцене актер Андрей Исаенко.

  • Саня, — отвечает за текстом его коллега Владимир Кравчук.

  • А кто это?

  • Мэр.

  • Саня мэр? Я думал, он сидит.

  • Может и сидит, но неделю назад еще по телевизору выступал.

В диалог вмешивается режиссер: «Стоп. Повернитесь спиной». Актеры начинают сначала, повторяя интонации, которые попросил Жирков. На фразе «Саня мэр» он снова останавливает и объясняет актерам: «Это как будто ты приезжаешь в небольшой город и там тебе говорят: «Да блин. Ленка Кузакова там ваще. Ты че, Лену не знаешь?». Вот так и с мэром все понятно».

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

Актеры начинают сначала и на фразе про телевизор поворачиваются спиной к зрителям.

  • Еще электричество было, — показывает руками над головой то ли рога, то ли антенну Владимир Кравчук.

  • И что говорил?

  • За мир говорил. Говорил, перемирие будет. Хлебное.

Жирков из зала бросает: «Ну типа навешивал».

  • А номер его есть?

  • Есть. Только сам звони.

  • А чо так?

  • Ну я типа в оппозиции.

  • Шо?

  • Ну, деньги ему виноват, шо.

Режиссер Стас Жирков заливается смехом и объявляет перерыв.

Киевский академический театр драмы и комедии на левом берегу Днепра в последнее закрылся в столице перед карантином. Стас Жирков рассказывает, что в марте был спокойным, хотя было и обидно, потому что многие планы пришлось отложить: «Нас подбили на взлете. У нас был очень классный сезон и с финансовой точки зрения, и с проектной. Из девяти премьер мы успели выпустить семь, поработали с итальянским режиссером Маттео Сп’яцці и с белорусским Евгением Корнягом. Мы съездили в Польшу и Германию, но еще две поездки в эти страны сорвались. Мне обидно, потому что погода очень театральная. Люди ходили бы в театр, когда было прохладно для прогулок на природе».

За то, что театр потерял доходы от продажи билетов (это обычно половина, а то и больше от всего бюджета), пришлось сократить зарплату. По словам режиссера, работники театра в это время получают 66% от обычной заработной платы.

«В месяц нам нужно от 1,2 до 1,6 миллиона гривен. Мы понимаем, что даже если откроемся в сентябре, то той части зрителей, которая нам нужна, не будет, поэтому часть денег перейдет на осень, чтобы нас обеспечить. Сейчас эконом-режим», – добавляет он.

Да и пока неизвестно, какими будут ограничительные меры в театре. Если из 400 мест можно будет продавать билеты только на половину, то Жирков имеет сомнения, будет ли смысл вообще работать: «Все немецкие театры, филармонии еще месяц назад получили инструкции, как надо открываться. Там очень жесткие правила — должно быть 1,5 метра в четыре стороны между зрителями. Разница в том, что немецкие театры полностью финансируются. Они могут себе позволить играть и на 200 мест, а мы не можем».

Режиссер жалуется на недостаток информации со стороны украинской власти, ведь до сих пор Минкульт не разработал рекомендации для учреждений культуры.

«Коммуникацию власти с культурой я оцениваю негативно, потому что никакой коммуникации у этой власти с культурой нет. Уже то, что мы жили без министра культуры такое время, — это личное оскорбление», — возмущается Жирков.

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

В конце мая театр возобновил репетиции. На июль сотрудники пойдут в отпуск, а в августе вернутся, чтобы все же готовиться к началу театрального сезона. И актеры не скрывают радости от возможности снова выйти на сцену.

«Очень круто, что возобновляются репетиции. Особенно я очень порадовался за этот текст Сергея Жадана, — рассказывает актер Владимир Кравчук. В начале карантина актеры даже устраивали театральные читки в Zoom, чтобы держать себя в форме. Кравчук признается, что за это время соскучился по театру. — У нас есть энергетическая потребность в зрителях, потому что актеры — это обычно емпатичні люди, экстраверты. Наш день сопровождается большим количеством общения с людьми, выступлениями на сцене, обменом энергией. Когда все это убирается, то у меня какое-то такое нестабильное эмоциональное состояние. Я почувствовал, что мне не хватает общения».

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

Владимир Кравчук

Кинотеатры

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

Из холла кинотеатра «Октябрь» обдает тяжелым застоявшимся воздухом, как бывает в помещениях, где никто не живет. Внутри темно и безлюдно. Директор Юлия Антипова спускается со своего офиса на втором этаже, и охранник включает свет, который обнажает тишину обычно оживленного кинотеатра. Под стеной стоят сложенные и упакованные в целлофан стулья, на дверях большого зала «Гегемон» наклеен листочек с надписью «Опечатано» — почти три месяца здесь не было ни одного зрителя. В последний день работы перед карантином, 11 марта, в кинотеатре должна была быть премьера фильма «Толока» Михаила Ильенко, на которую приобрели 400 билетов. Ее в последний момент отменили. С тех пор кинотеатр остался без зрителя.

«Ощущение очень грустное. Первого дня, когда мы закрылись, у меня стояли слезы на глазах, потому что все наши сотрудники писали заявления и забирали личные вещи», — рассказывает Юлия Антипова.

До карантина в «Октябре» работал 61 сотрудник. Лишь четверым охранникам удалось сохранить зарплату — остальные работники сейчас не получают ничего. Еще 15 работников уволились, чтобы оформиться в Центре занятости.

«Поскольку у нас закрыт кинотеатр, нет доходов, то и платить зарплату нечем. У нас был резерв денег, который мы используем для того, чтобы удержать здание в целостности и безопасности. Пока у нас нет убытков. Если в июле не начнем работать, то они будут», – говорит директор.

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

Юлия показывает второй этаж кинотеатра. Залы здесь так же опечатаны. Даже свет некому включить, ведь инженер сейчас не выходит на работу. Поэтому Антипова показывает маленький «Сеанс» на первом этаже, который можно осветлить без специального технического работника.

«Очень обидно и очень соскучилась за атмосферой, в которой мы работали, за посетителями и сотрудниками очень скучаю, — вздыхает Юлия, спускаясь одинокими коридорами. — Надеюсь, еще немножко и мы будем вместе».

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

Ко времени воссоединения киноиндустрия готовится заранее. Кинотеатры вместе с властями разрабатывают план выхода из карантина. Предлагают, чтобы персонал носил перчатки и маски, измерял температуру посетителям. Зрители тоже должны быть в масках, но владельцы кинотеатров понимают, что проконтролировать это во время сеанса будет сложно. Сами же помещения должны дезинфицироваться после сеанса, а между местами должна быть дистанция. Если в больших залах это можно без проблем организовать, то с малыми могут быть проблемы.

«Это наш маленький зал, — рассказывает Юлия Антипова о «Сеанс». — Здесь будет очень неудобно держать дистанцию, ведь получится меньше 50% посетителей. Надеюсь, что это будет недолго».

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

Директор «Октября» считает, что зрители, увидев меры безопасности, все же не испугаются ходить в кино. Если что-то и может стать препятствием, так это проблемы с деньгами после потери работы: «Мы очень волнуемся, что наша аудитория финансово не сможет прийти в кинотеатры, хоть и любит кино, и пишет нам в соцсетях, что соскучилась. Мы строим планы выхода из карантина. Самый оптимистичный сценарий — падение количества посещаемости почти на 40%. Другие операторы нашего бизнеса ожидают 60% падения. Возврат 80% посетителей ожидаем до конца года».

«Октябрю» еще повезло, по крайней мере на фоне ситуации с массовыми кинотеатрами, чей контент состоит исключительно из голливудского кино. Большинство американских студий уже отодвинули премьеры как минимум до осени, а то и на зиму, поэтому показывать не очень что и будет. «Октябрь» же надеется на европейское и украинское кино.

Владелец сети кинотеатров «Планета кино» Дмитрий Деркач соглашается, что самого кино будет. Однако, по его мнению, лучше уже хотя бы частично запуститься, чем и дальше терпеть убытки. По подсчетам Деркача, сеть за время карантина потеряла 25 миллионов гривен, ведь продолжает выплачивать половину зарплаты своим сотрудникам, оплачивает аренду и сервисные платежи. Недополученные доходы Дмитрий оценивает в сотни миллионов гривен.

«Если мы будем работать в ноль, то это уже будет хорошо. Лучше попробовать, чем сидеть и ждать», — убежден Деркач.

"Музей існує для людей": як заклади культури переживають карантин

Если кинотеатрам позволят открыться в июле, то «Планета кино» планирует показать фильм «Тенет» Кристофера Нолана, «Мулан» Ники Каро и, возможно, старые фильмы.

«В мире кинотеатре или закрыты, или только открываются. Все студии озвучили, что переносят даты премьер с осени на зиму. Мы уже получили сообщение от дистрибьюторов. В принципе студии могут снова вернуть предварительные даты премьер, но они будут смотреть на количество зрителей, которые готовы идти на кино. Будут ориентироваться на рынок в США и Китае», – добавляет он.

Дмитрий Деркач прогнозирует: если в мире не будет второй волны эпидемии, то на докарантинні уровне «Планета кино» вернется в декабре. Опрос сети показывают, что 70% зрители абсолютно готовы или почти готовы прийти в кинотеатры, если там будут принимать меры безопасности.

«Я думаю, что мы вернемся к обычному режиму. Хотя кто-то говорит, что онлайн-кинотеатры станут сильнее. Рост подписок произошел в марте, а сейчас, мне кажется, есть даже отторжение и люди хотят выходить из онлайна», – прогнозирует Дмитрий.

В победу онлайна не верит и директор «Октября» Юлия Антипова: «Кинотеатр — это особая атмосфера, люди будут приходить на фильмы-аттракционы и на ленты, которые лучше смотреть на большом экране. Это восстановление продлится год-два. Но все восстановится — и кино быть, потому что эта индустрия уникальна!»