Молодое кино без поддержки государства

0
53

Молоде кіно без підтримки держави

«Эхо»

Одиннадцать четверокурсников из мастерской режиссуры художественных фильмов Михаила Ильенко подали для защиты дипломные работы. Казалось бы — что в этом особенного? Нормальные будни учебного процесса. И дело в том, что государство с какого-то времени перестала выделять средства на создание фильмов-дипломов в Институте экранных искусств КНУТКТ имени. Карпенко-Карого.

И вот, несмотря на это досадное обстоятельство, все студенты не только сняли фильмы продолжительностью от восьми до шестнадцати минут, показав свою профессиональную способность, но и нашли для этого средства, — и этот факт радует: у нас есть независимое кино! Кстати, то, что фильмы сделаны без поддержки государства, было едва ли не главным аргументом в пользу отличных оценок.

Защищали дипломы трое парней и девять девушек: эта гендерное «неравенство» в кинорежиссуре свидетельствует о феминизации нашего кино как ее сегодняшнюю риса (мужчины ведь не очень надеются, что в Украине можно заработать на жизнь профессией кинорежиссера). В конце концов, пол в искусстве кино не определяющая. Интересует прежде всего, что предложили выпускники нынешнего года.

Мастер поставил задачу — экранизировать литературное произведение, перенеся события на украинскую почву. Подавляющее большинство это сделала, что обеспечило, в отличие от дипломов предыдущих лет, во-первых, определенный драматургический уровень, во-вторых, признаки сюжета и человеческих индивидуальностей. Обращались студенты к разным жанрам — и это хорошо, потому что разбивает поток внежанровой «чернухи» неопределенно-серого цвета, которая уже давно набила оскомину всем, кроме, разве, самих авторов и редких, но шумных поклонников этого вида.

Редкий сегодня жанр комедии предложила Елена Кириченко-Поволоцька («Формула забора»), но не за счет коллизии (она никакая), а за счет замечательной игры актеров Виктора Андриенко, Владимир Ямненко, Олега Примогенова и Николая Боклана, которые, очевидно ностальгируя за комедией, показали умение смешить буквально на пустом месте. В других работах девушек (с их работ начнем), хоть и качественные первоисточники, чувствуется именно драматургическая недостаточность. Характерно, что среда действия у всех похоже — повседневный быт. Например, гостиничная комната с дверью, которая захлопнулась так, что выбраться нельзя до утра, и две женщины разного калибра — столичная журналистка, чей вид и поведение — как у топ-модели, и местная уборщица — таки находят общий язык («Двери» Маргариты Кузьминой по пьесе Анны Яблонской). Здесь режиссер фокусировала внимание не на внутренних проблемах героинь, а на чисто внешних эффектах. Действие рассказа Миклоша Ласло «Парфюмерия» Екатерина Павленко в фильме «Монолог» перенесла в Киев (город снято мастерски и узнаваемо на экране). Но, хотя кризис отношений молодых супругов и разыгрывают хорошие актеры — Дмитрий Линартович и Ксения Мишина, фильм не убеждает, не хватает прежде всего режиссерского опыта выстроить психологические нюансы. «Дата смерти» Екатерины Демский, определена как психологическая драма, смахивает на ролик, рекламирующий характер отношений молодых людей, которые разыгрывают друг друга с помощью возможностей Интернета: доктор Калигари мог бы только позавидовать этим возможностям, как и изобретательности девушек в жестоких розыгрышах. «С чем тебе жить» Ангелины Турської рассказывает о том, как татуировки якобы появилось на затылке героини неизвестно откуда. Актриса Римма Зюбина стремится предоставить правдивости безынтересной и непереконливій ситуации вокруг моды на тату. А углубление этой коллизии с помощью азартно-багатослівної подруги, которая перекочевала из российских сериалов, убедительности не добавляет. Наконец, в завершение бытовых тем вспомним «Другой» Наталка Гордей, где интересный актер Андрей Гронглевський остается удивительно органичным в надуманности коллизии ленты.

«Шрам» Юлии Тамтури и «Отдача» Анастасии Гусар совсем из другой сферы: речь идет о событиях войны, той, что сейчас кровоточит на Востоке. Первая лента — по произведению Сомерсета Моэма «Человек со шрамом» — максимально педалирует жестокость войны, будто кто-то в этой жестокости сомневается. Коллизии обеих лент вызывают много вопросов относительно правдоподобности, но попытки ввести зрителя в реалии войны, в ситуации расплаты за сподіяне зло заслуживают поддержки.

Интересно, что аж два диплома поставленные по рассказам Василия Шукшина, писателя и кинематографиста своеобразного, который открыл в литературе и кино ХХ века. новые характеры. Кто-то называет его персонажей чудиками, но стоит согласиться с Сергеем Залигіним, что персонажи Шукшина — персонажи без грима, правдивые и вызывающие сочувствие. Они противостоят тому, что навязывает нам современный экран — стандартным образам негодяев. Василий Шукшин был писателем, режиссером и актером в одном лице. «И вот каждый раз, — отмечает Залыгин, — когда мы шли смотреть фильм с его участием, мы встречались не с актером, а с ним самим, с Шукшиным, с тем человеком, которой является он. А глядя на экран, мы чувствовали, что сами понятия «актер», «роль», «игра», понятия, с которыми мы свыклись с детства, которые устоялись в нашем сознании будто навсегда, — вдруг нарушаются, становятся странными условностями, опять-таки, потому, что перед нами предстает все тот же Василий Шукшин как таковой, не только без грима, а, кажется, и без игры». Чрезвычайно сложная задача — перенести на экран прозу этого писателя, найти ту меру органичности и правдивости, что была присуща его персонажам. Олег Мартиросян взялся за «Воскресную хандру», автобиографическое повествование, в котором говорится о муках творчества писателя-новичка. Юноша задумывается над тем, что побуждает человека писать, почему не получается так, как хотелось бы. А рядом — его сосед по общежитию, будущий инженер, которому занятия литературой представляется делом, никому не нужной. Так и перемешиваются в мыслях жажда писания и сосед, который почему-то упорно не хочет признаться в любви своей девушке. В конце концов, это сделал вместо него начинающий писатель на страницах своей новеллы. Однако провидцем он не стал, потому что его сосед ходил развеять воскресную скуку не к девушке, а в планетарий, — внезапность поступков проявлялась у Шукшина уже в ранних произведениях. Олег Мартиросян упростил задачу: показав в кадре процесс писания и параллельно — свидание соседа с девушкой у реки, додумавши за автора коллизию с птичкой, которая капнула парню на куртку. Экранизация «Воскресной хандры» не перечеркивает вложенных усилий: это был поиск решения вещи очень сложной — передать ход мыслей, внутреннее состояние персонажа. И даже если это не совсем удалось, пожелаем режиссеру настойчивости в этих поисках.

Молоде кіно без підтримки держави

«Воскресная тоска»

Рассказ «Экзамен» нашло завершенное воплощение, чему способствовал актерский дуэт Олега Примогенова и Никиты Скоморохова. Молчаливый студент, который плохо подготовился к экзамену, и к тому же опоздал, не хочет откручиваться, но преподаватель сумел войти с ним в контакт, ставит оценку и вручает ему свою книгу с дарственной подписью. Казалось, все прекрасно! Однако радость была преждевременной. В зачетке, которую студент развернул, выйдя из аудитории, стояла двойка. В десятихвилинній ленте Глеб Веденеев передал неожиданный сюжетный поворот, психологически его вмотивувавши.

Наконец, «Эхо» Александра Шкрабака. К этой работе можно принять определение «зрелая». И это не будет преувеличением. Неожиданное место действия — крематорий на кладбище (снимали на Байковом). Две женщины ждут там прах своих мужчин. И между ними незаметно завязывается диалог, из которого узнаем, что героиня Ксении Баши-Довженко стала вдовой архитектора, который погиб на войне, ведущейся на Донбассе. Героиня Рифмы Зюбиной рассказывает про своего мужа-полковника, который был здоров как дуб, но умер не на войне, а в сауне… Разговор достигает высокого напряжения, потому что раскрывает всю несправедливость ситуации вокруг гибридной войны, когда нередко кадровые военные жируют, а честные патриоты мирных профессий идут защищать родину. Художественный уровень фильма высокий, а тональность разговора, что касается болезненного нерва нашего настоящего, заслуживает похвалы.

Часть выпускников еще год продолжит учиться, другие пойдут работать в частную киноиндустрию. Но их работы, особенно «Экзамен» и «Эхо», заявили о творческий потенциал молодых режиссеров. Пожелаем им успехов, а себе — хороших впечатлений от их следующих фильмов!

Источник