Мани-фест? Манифест!

0
121

Мані-фест? Маніфест!

 

До конца сентября продлится IV Одесская биеннале современного искусства MANIFESTO — сразу на нескольких площадках города.

Различные аспекты проекта уже успели увидеть и оценить немало профессионалов. К сожалению, уже нет с нами человека, которому сам проект обязан и названием, и концептом. Это Мирослав Кульчицкий. Два года назад кураторы — Мирослав Кульчицкий и Михаил Рашковецкий — осуществляли свой проект третьей Одесской биеннале и задумывались над четвертой, прогнозируя актуальность темы толерантности. Впоследствии акцент был сделан на форму творческого манифеста, проголошуваного в условиях толерантного отношения (кураторов, общества, зрителей, критики — перечень можно множить).

Эта биеннале стала последним проектом Мирослава, а предпоследним — экспонированный в Национальном художественном музее Киева «Enfant terrible. Одесский концептуализм». Легко проследить на примере этих двух проектов, что из чего вырастает, в чем коренится, которые парадоксальные таланты рождаются в Одессе, изменяя ландшафт мирового искусства.

Трудно и, пожалуй, невозможно угадать, как МСМО станет осуществлять будущие проекты без Мирослава. Ибо не мани-фест, не дорогое зрелище (огромная заслуга владельца музейной коллекции Вадима Мороховского в том, что оба последние проекты удалось осуществить), а манифест творческой личности — это и есть биеннале.

Изначально предполагалось часть основного проекта отвести под работы Мирослава, сделать раздел in почтения, и, опасаясь, что они могут потеряться в круговерти экспонатов, решили устроить его персональную выставку к годовщине смерти. Правильно ли такое решение? Может, так, а может, и нет. Вряд ли была угроза «поглощения» этих работ другими. Но дело сделано. Возник досадный прецедент: как куратор — Кульчицкий на биеннале присутствует, а как художник-контекстуаліст — исключен…

Хотя кто знает, как правильнее поступить в такой ситуации? Поспешность — не на пользу ни в принятии решений по экспозиции, ни в процессе восприятия.

Михаил Рашковецкий предупреждал перед открытием: искусство, как реакция Пирке, иногда может спровоцировать покраснение и возмущение, но на то оно и искусство, — не следует спешить проявлять свою реакцию слишком бурно.

От себя добавлю: экспозиция большая, насыщенная, и зритель совсем не обязан вчитываться в тексты с манифестами, погружаться в авторский замысел, если он этого не желает, страшится или просто ленится. Следует доверять себе, своим глазам, своему восприятию. Очень хорошо этот посыл формулирует украинский художник Никита Кадан: в его флаг-манифест, настенный объект из зеркального стекла, смотришь… и видишь самого себя. На тему флагов (а флаг и является символом манифеста) здесь много вариаций, в том числе картина Александра Ройтбурда.

Мані-фест? Маніфест!

Текстов немало (текст — неотъемлемая часть каждого произведения), а песочные буквы вдоль аллей музейного сада — это творческий манифест Казимира Малевича, того самого, который написал «Черный квадрат». Жаль, что зрители не обращают на буквы внимания, топчутся по ним ногами, растаптывают в прах, в месиво. Такая «интерактивность» отражает многое из того, чего не хотелось бы в себе замечать, и очень удручает.

Смелый интерактивный проект одесская художница Ирина Озаринская самовольно поставила напротив входа в музей. Своеобразное «книжное дерево» (древо знаний, а еще — упрек человечеству за то, что оно нарушает гармонию дерева, изготавливая бумагу для книг) служит аргументом лишний раз вспомнить о любви к чтению — любую книгу можно взять, почитать, заменить на другую или даже просто забрать с собой. Каждый день забирают по связке, кто бы мог подумать! Так, глядишь, и приучатся читать.

Ирина использовала на земляках опыт, полученный во время проведения похожего, гораздо более масштабного проекта в «Мыстецьком Арсенале», и получилось интересно. Но это далеко не единственное произведение, который предполагает участие зрителя. Веселит доска с молотком, набором гвоздей и надписью «Забей на современное искусство». И немало посетителей откликаются на этот призыв, пытаются тут же в буквальном смысле «забить»! Есть и паллиативные решения, без агрессии, очень даже душекорисні. Молодая художница Екатерина Репа свой манифест сделала в форме… психологического теста на трех языках — русском, украинском и английском.

— Мир чрезвычайно изобретательный и оперирует множеством образов, — комментирует Катя свою работу. — Самое интересное во всей этой истории, что образы у каждого свои, так же как и установки, стереотипы и убеждения у каждого свои, индивидуальные. Например, все мы по-разному понимаем одно и то же слово, поскольку с каждым словом у нас связаны свои индивидуальные ассоциации и свой личный опыт. И если разным людям показать одно и то же изображение, они увидят и поймут его по-своему, услышат то, что они хотят слышать или что подскажет подсознание. Свою работу я назвала «Манифест. Слова народа». Первые три слова, которые человек увидит, покажут, в каком психологическом состоянии она находится в данный момент. Прошу посетителей биеннале записывать на листочках бумаги и складывать в специальную коробку эти первые три слова, после чего будут выбраны слова, которые чаще других повторялись. Именно эти три слова и станут манифестом нашего города.

Ирина Озаринская приняла также участие в спецпроекте «Морфология коммуникаций» (кураторы Сергей Белик, Дмитрий Евсеев, координатор Олег Димов) в Музее коньячного дела Шустова, експонувавши нежную, женскую, невероятно личную работу: кирпичи со стены родного дома, дополненные фотографиями близких, напоминают семейный альбом.

Еще одна работа неуемной Озаринской (в рамках основного проекта в МСМО) называется CaCart. Двухчасовая прогулка Одессой и такая же по продолжительности прогулка Венецией дала возможность отобразить на маленьких любительских фотографиях примерно одинаковое количество собачьих экскрементов. Интересно, что зрители, не ожидая подножки, склонны видеть на фото симпатичных слоников или собачек, снятых с высоты птичьего полета.

И это в очередной раз доказывает простую истину: красота — в глазах того, кто смотрит, а убирать собачье дерьмо не любят как у нас, так и в Европе. Это понятно, а что делает «Левая нога Наполеона» (скульптура британца Майкла Райта демонстрируется в рамках спецпроекта Rhythm Section в творческом пространстве МСМО «Артерия», куратор Дмитрий Гончаренко)? И все что ей заблагорассудится. Право на манифест есть даже у левой ноги, тем более великого человека.

Мані-фест? Маніфест!

Пожалуй, наиболее четко артикулированным оказался спецпроект «Битва за счастье» в галерее NT-Art. Его авторы — художники-супруги Вадим (Bondero) Бондаренко и Ирина Бережко (Украина—Нидерланды). Самую масштабную работу они выполнили совместно, соединив в одном пространстве ярко и активно проявленных популярных персонажей, от Альберта Эйнштейна до Олега Скрипки.

Разрабатывая тему фейков и в целом информационной войны, авторы решили не множить ложь и выплеснуть на полотна безумие и пестрота медиа-пространства. Получилась такая себе нео-поп-вакханалия. Ирине оказалось этого достаточно, даже на душе полегчало, а Вадим продолжает тему в небольших работах типа «Освоение Арктики» (ритм грандиозных свершений оттенен обыденностью ужасов войны, когда в песочнице ребенок может запросто выкопать деталь снаряда), «Земля—воздух» (любовный экстаз Николь Кидман и Вячеслава Тихонова в его лучшие, эталонные годы на фоне полета ракеты), «Вынужденные переселенцы» (Тильда Свинтон изображает мать счастливого семейства в духе 50-х, вот только в небе вместо Луны Земля горит. Допереселялися!). Будем надеяться, из Одессы биеннале современного искусства не «переселится» никуда.

Городу нужны такие события, что проводятся пусть без гигантизма и особых выставочных площадок, зато с душой, умом, вкусом и юмором (не «одесским», а простым, нормальным, человеческим).

Мані-фест? Маніфест!

В рамках образовательной программы на «экваторе» биеннале состоялась встреча с известной польской художницей Катажиной Козырой и просмотр ее видеоработ. Это мероприятие помогла организовать Моника Шевчик, директор галереи «Арсенал» в Белостоке. МСМО посетил также консул Республики Польша Петр Себенейхен. На следующий день в Музее коньячного дела Шустова все желающие встретились с украинским художником Николаем Родным и после просмотра его фильма «Пять эпизодов» поделились своими впечатлениями. Оба события привлекли внимание молодежи, а это значит, что современное искусство будет в Одессе всегда — определенная вещь, изменяясь и решая какие-то новые задачи, в чем-то опережая зрителя.

Источник.