Майдан, аргумент кино

Майдан, аргумент кіно

 

Для кинематографистов события на Майдане — невероятный по силе и энергией материал. Для кого-то требуется время, чтобы пропущенное через собственное сердце упорядочить, придать той или другой формы. А для кого-то больше весила оперативность.

2014 г. в цикле «Зима, которая нас изменила» вышла «Небесная сотня» (45 мин авторы сценария и режиссеры Юлия Гонтарук и Роман Милый, операторы Юрий Грузинов, Ярослав Пилунский, Андрей Котляр, Евгений Козеко, Игорь Иванько, Илья Егоров, Сергей Стеценко, Юрий Дунай, Кристиан Жереги, Марко Супрун, Игорь Грабович, Демьян Колодий. Ооо. Телерадиокомпания «Студия «1+1″»).

Майдан, аргумент кіно

Чтобы делать не репортаж, а именно документальный фильм по горячим следам трагических событий , нужно иметь, кроме желания, крепкие нервы, немалую волю и выдержку. В конце концов, чуткость и такт. Особенно для того, чтобы записать рассказ отца, который потерял сына в бою 20 февраля на Институтской. Одного из «Небесной сотне».

Рассказом Владимира Голоднюка — участника акций протестов на Майдане и отца погибшего Устима Голоднюка — и начинается фильм. Особой приметой Устима была голубая каска, символизировала не агрессию, а мирный характер протеста.

Мы знакомимся с мужественным человеком, которая пошла на самопожертвование ради Украины. Можно не сомневаться, что только этого рассказа хватило бы (и по содержанию, и по эмоциональным напряжением), однако Юлия Гонтарук и Роман Милый дают объемную картину: записывают рассказы семерых человек, в том числе участников самообороны Майдана: сотника Первой сотни Андрея Янченко, заместителя сотника 18-й сотни Олега Лемякина, роевого 3-й сотни Сергея Самуляка, волонтеров медицинской службы Майдана Елены Пильської и Марии Назаровой, участника акций протеста Виктора Твердохлеба. Все они, особенно женщины, рассказывают о пережитом искренне, эмоционально, врач в какие-то моменты не сдерживает слез. У каждого из участников фильма пережитое еще «болит и плачет».

Известно, что основной козырь кинодокументалиста, гарантия его успеха — герои, которых он умеет найти и вызвать на откровенность и искренность. В этом случае точность попадания высокая, как и умение разговорить собеседника. Как это удалось и как удалось найти их среди тысяч других? Очевидно, молодым режиссерам это было непросто. Но способствовало то, что они сами не оставляли Майдана.

Так или иначе, в этом фильме весил режиссерский отбор снятого двенадцатью операторами. Репортажные эпизоды (среди разнообразия — женщины, которые на мелодию народной песни поют: «Горела шина еще и мешок /На горемычных тітушок» /согласовываются со сквозным сюжетом фильма разворачивается преимущественно в хронологической последовательности. Согласуются и с рассказами о пережитом. Именно согласовываются, а не иллюстрируют. Следует отметить еще одну черту: в фильме соблюдены ритмически-смыслового баланса между впечатляющими репортажными съемками и рассказами, что сделало их взаимообусловленными, оказало и одному и второму еще большей значимости и силы влияния.

Фильм показали на канале «1+1», он имел широкого зрителя. «Небесную сотню» запретили для показа в России. Это и не удивительно: ведь информацию можно перевернуть с ног на голову, но в случае «Небесной сотни» нельзя сфальсифицировать дух Майдана, его так красочно удалось передать молодым режиссерам.

Никон Романченко зафиксировал светлые лица безымянных майдановцев. Глядя на них — и старших, и совсем юных, — гордишься за Украину, и сказать что-то плохое о них может только тот, кто сам погряз в тяжких грехах. 25-хвилиний фильм так и назван: «Лицо».

Майдан, аргумент кіно

Никон Романченко — сценарист, один из операторов и продюсер в одном лице — показывает исторические события как их участник. Разрозненные эпизоды изначально имеют бытовой характер и в значительной степени жизнерадостный измерение (видим свадьбу, женихом скандируют «Слава!», пассажиры спорят в метро и другие яркие эпизоды) — чувствуется благородство, искренность, вдохновение людей, их близость. Далее зафиксировано приближение к точке кипения в январские морозы, намерение людей пройти на правительственный квартал и улицу Грушевского, перекрытой плотной стеной милиционеров и беркутовцев.

Люди пробуют их убедить, но в ответ — глухое молчание. Глухота, помноженная на расправы, выводит протест на новый виток: протестующие вооружаются брусчаткой, резиновыми шинами. Клубы черного дыма на улице Грушевского, кареты скорой помощи, горящий автобус. И снова панорама по лицам — измученных, закопченных, но в глазах — смелость и непоколебимость.

Документальный фильм Сергея Лозницы «Майдан» (Украина, Нидерланды) вышел в украинский прокат 24 июля 2014 г. «Невероятно, ужасно, прекрасно» — эти слова на афише могли ориентировать непосвященных. Фильм поражает прежде всего честностью в использовании съемки. Ведь нередко документалисты используют материал, снятый другими. История Майдана от 15 декабря и по 5 марта (когда в Киеве периодически находился Лозница и постоянно его съемочная группа) — это 130 минут фильма, за исключением съемок 20 февраля улицы Институтской с гостиницы «Украина», снятых операторами Сергеем Стеценко, Михаилом Єлчевим и режиссером фильма.

Майдан, аргумент кіно

Лозница не подает себя как участника, более того — не проявляет своего отношения, кажется ему хотелось просто зафиксировать исторические события конца 2013-го — начале 2014-го. «Майдан» создано методом наблюдения. Методом, который еще в начале 1920-х применил Роберт Флаэрти. Но в такой напряженной многолюдной события его применить непросто — это не камерная история об одной или нескольких людей, которых кинематографисты фиксируют в течение длительного времени, чтобы выявить какие-то глубинные вещи — проникнуть в психологию или в неизвестный зрителям образ жизни человеческого сообщества. Как же наблюдает за событиями автор «Майдана»? Камера статична и снимает тот или тот эпизод чуть ли не в реальном времени. Например, Гимн Украины на Майдане — люди поют от начала, когда за кадром еще звучит голос ведущего вече, и до последнего слова (пение не прерывается). Благодаря мощному объективу мы можем разглядеть лица людей, их глаза, увидеть, как мужчины снимают шапки с началом пения. Сакральность этого действа нельзя не почувствовать.

Во взаимоотношениях с реальностью для документалиста весит отбор, принцип отбора. А в такой здибленій, революционной реальности? Как определить самое главное, самое важное? Для Лозницы принципом отбора стала демократия, что, как известно, означает «власть народа». В «Майдане» внимание сосредоточено не на лидерах, а на обычных людях, которые на протяжении той зимы творили историю.

И когда уже речь зашла о песне, обратим внимание на характер звуковой дорожки, — она полнокровная и очень убедительная. В фильме Лозницы нет балакаючих голов, нет комментариев, — режиссер дает зрителю полную свободу в восприятии событий, нигде не навязывает собственных оценок, тем самым передавая спонтанность, неумисність того, что происходит. Ибо это тот случай, когда дела значат намного больше, чем слова.

Конечно, Майдан постоянно звучал: выступления ораторов на сцене почти не прекращались, — микрофон доносил их до присутствующих. Но в «Майдане» этих выступлений зафиксировано мало, и то не прямо, а косвенно, через эффект двойного отражения (в кадр попадает экран майданного телевизора с выступлением Арсения Яценюка, другим вместе простуженный голос Юрия Луценко звучит за кадром в то время, когда камера пристроилась возле большого котла с чаем, который девушка разливает в стаканчики и раздают всем желающим, — Лозницу интересовало не то, что на сцене).

Сцену зафиксировано всего несколько раз: когда там авторы читали свои стихи о свободе и Украину и когда священник говорил о необходимости покаяться представителям власти на Печерских холмах, которые окружили себя «Беркутом» и милицией, не обращая внимания на требования людей. Со сцены доносится и предновогоднее поздравление: «Не надо нам пряника, заберите только Янека!»

Звуковая дорожка выстроена преимущественно с лозунга «Слава Украине! Героям Слава!», спонтанных реплик людей на Майдане, что оказались рядом с камерой, из песен.

Вот несколько женщин поют «Ой, Марічко, чичері», а вот мужчина с гитарой прямо среди толпы, аккомпанируя себе, начинает «Ще не вмерла Украины ни слава, ни воля», и рядом с ним другой дядя подхватывает, а третий, младший, поет свою партию, — и получается многоголосие, а на лицах мужчин — невыразимое счастье.

А в сцене прощания с «Небесной сотней» режиссер дважды повторил исполнения песни «Пливе кача по Тисині», — таким впечатляющим оно было среди моря людей с зажженными свечами.

События силового противостояния на Грушевского и на Институтской воспринимаются как логическое продолжение того невероятного подъема, что вывело людей на Майдан. Слова бессильны передать эту атмосферу и выразить ее может только язык современного искусства. Я не уверена, съемки велись день в день, особенно после 19 января.

Но достаточно было снять несколько вечеров, ночей, утр, чтобы почувствовать все, что там происходило. Камера в невероятном хаосе проявляет волю к свободе и к победе над преступной властью.

Сергей Лозница — режиссер, который делает кино о неприметных людей и их будни, — это его характерная особенность, так сказать, бренд. Режиссер показал Майдан как олицетворение Украины, как феномен человеческого духа, единения, порыва к свободе. Показал подлинность человека.

В аналитических фильмов принадлежит «Правда Майдана» (55 минут) Андрея Солоневича и Дмитрия Ломачука (выпущен на украинском, английском и русском языках, показан 24 октября 2014-го на телеканале «Рада»).

Авторы исходят из постулата, что Майдан — это «свободное государство, в котором живут свободные люди». Люди эти — не политики (наоборот, звучит мысль, что политики-оппозиционеры не ожидали от своего народа такой сплоченности, они отставали от действий Майдана, а попытки лидеров оппозиции его возглавить провалились).

Майдановцы — люди разных профессий, которые говорят о собственном участии в борьбе и о сам феномен украинской революции. Спортивный журналист Иван Вербицкий, врач, представитель известной врачебной династии Ольга Богомолец, общественный деятель Валерий Пекарь, адвокат Николай Ореховский, бизнес-аналитик Максим Левковский, актриса и топ-модель Наталья Юсупова единодушны в одном: произошли коренные изменения в сознании украинцев.

Абсолютное новаторство украинского Майдана в мировой практике протестов Валерий Пекар видит в: 1) самоорганизации, отсутствие единого центра и единого лидера, 2) сплоченности и максимальной внимательности людей друг к другу, 3) защите людей от милиции футбольными болельщиками (тогда как во всем мире, наоборот, милиция защищает их от фанатов), 4) активной борьбе за правду в соцсетях, 5) художественной и учебной составляющей: в университете Майдана специалисты читали лекции, музыканты в мороз играли на пианино и тому подобное.

Авторы фильма на конкретных фактах показывают жестокость власти, которая не прислушалась к своим гражданам, хватая людей на улицах и ув’язнюючи, пытая, убивая и, наконец, голосуя за драконовский закон Колесниченко-Олийныка, в котором пребывание на Майдане истолковано как уголовное преступление, за которое могли наказывать лишением свободы.

В конце концов, 19-21 февраля по майданівцях — безоружных людях — начали стрелять снайперы, и эти эпизоды впечатляют больше всего. Но своей цели — запугать, заставить разойтись — власть не достигла. Понеся большие потери, украинцы выстояли. Символом человеческой благодарности и уважения «Небесной сотни» показано Майдан, усыпан цветами и свечами.

Иранец Махаммед Надругательстве, который учился в КНУТКТ ім. И. Карпенко-Карого, завершил «Сине-желтый» через год после событий — делал его на энтузиазме, собственными силами. «Сине-желтый» без комментариев, без ведущего, но он многоголосый.

Майдан, аргумент кіно

Погружение в жизнь Майдана полное, — в этом и заключается своеобразие произведения. Никакие специально придуманы кинематографические приемы не отделяют зрителя от Майдана, который притягивал к себе людей, словно магнит. Этот феномен можно сравнить с организмом, у него единственное дыхания и общий порыв. Но такая характеристика не будет полной, ведь это были разные люди. Их неповторимость и показал автор. Очерчиваются индивидуальности, видим искренность, непосредственность, смелость, упорство, непоколебимость. И, конечно, креатив: чего стоит клетка, в которой сидел манекен Януковича. Или карикатура, когда Путин пляшет на руках маленького Януковича. В противовес сатирическому, есть много утвердительного: портрет Василия Стуса — бескомпромиссного борца с коммунистическим режимом. Замечательные колядки, которые исполняли люди на сцене и вне ее, древняя обрядность с вождением козы, колокольчиками, засеванием и пожеланием счастья и добра. Наряду со звучанием мощной песни Эдит Пиаф, исполняют народный танец, музыканты играют на пианино в здании киевской госадминистрации.

Внимательное око кинокамеры всматривается в мирный характер Майдана: женщина катит коляску (пусть помнит дитя). Свадьбы и пожелания счастья молодым на сцене, опять мамы с колясками, что без малейшего страха прогуливаются среди протестующих. И жаркие дискуссии о бизнес Януковича, когда не подбирают слов, вспоминая его золотой унитаз. («Почему я должен жить ради этого ублюдка?». «А вы знаете, что отец Януковича был полицаем?». «Мы дали им два месяца на то, чтобы что-то изменили, а они не изменили. Значит, мы изменим». Эта обособленность, неповторимость в единстве — не парадокс, а закономерность.

Автор слушал голос народа. Наряду с украинским, часто звучала русская речь, что естественно для Киева и для Украины. «Стыдно, что власть не слышит народ». Ответ на лозунг «Банду геть!» — «Что? Сколько вон?» «Мирным путем мы не договоримся». Люди сами осмысливали это историческое событие, всколыхнувшее мир. «Майдан — это свобода».

Снимал Надругательстве и «антимайдан», ему удавалось убедить «регионалов» говорить на камеру. И они говорили — сытые, упитанные, довольные жизнью.

Во второй половине января противостояние приобретает грозного характера. Женщины стучат по металлу, люди возводят баррикады, начинают палаты шины, черный дым возле входа на стадион «Динамо», разбирают брусчатку, стоят невозмутимо со щитами войска МВД. Крупным планом показаны бутылки с жидкостью, мужчина показывает резиновую пулю, которой в него стрелял милиционер. «Не сдаемся!». А на часах уже 21 января. Вот какой-то мужчина говорит милиционерам, которые стоят плотной шеренгой: «Неужели вы не знаете, что у Януковича бизнес на крови?». Голоса, голоса, выкрики. Физически ощущаешь устойчивость людей, которые не отступили и тогда, когда начали стрелять снайперы и появились первые жертвы. «Я не знаю, что скажут наши друзья в Европе. Погибло четыре человека. Это преступление». Раз в раз появляется изображение, на котором глаза Богородицы. В другом месте надпись: «Вижу дела твои, человек», «Воля или смерть!».

Стоит сказать о структуре фильма, — ее составляют сегменты, построенные по хронологии. Время фиксируется изобретательно: электронный часы на башне Дома профсоюзов на Майдане показывает дни и часы. И таким образом автор фильма подчеркнул присутствие, свою неотделимость от Майдана.

Есть в фильме еще одна особенная деталь — введены эпизоды из недалекого Иранской истории: революции 1979 г. и протестов 2009-го. Именно поэтому автор посвятил свой фильм «Всем майданам мира».

В феврале 2015-го вышел на экраны и был показан по телевидению полнометражный документальный фильм «Сильнее, чем оружие», выпущенный объединением «Вавилон-13» и не больше рекламируемый среди «майдановских» лент.

Майдан, аргумент кіно

Инициатива — общественная, так и к съемкам, и к обработке материала причастны немало людей, в том числе Юлия Гонтарук, Денис Воронцов, владимир тихий, Иван Сауткін, Юрий Дунай, Мария Пономарева, Роман Милый, Кристиан Жереги, Константин Кляцкин.

Имен авторов в титры не ставят принципиально. «Вавилон-13» действовал оперативно. Снятые в самых горячих точках фильмы («В Аду», «Время и вдохновение», «Героям слава!» и т. д) появлялись в Интернете по свежим следам, а потому были важным источником информации о событиях, особенно на фоне откровенной пропаганды российских СМИ. Англоязычные субтитры делали эти фильмы доступными и для мировой аудитории. Объединение работает анонимно, что напоминает один из постулатов «Догмы», который предусматривал анонимность создателей фильма. Сами «догматики» его не придерживались, но украинские документалисты, которые начали свою деятельность на Майдане осенью 2013 г., фамилий не указывали. Почему — не понятно, поэтому остается делать предположения: возможно, для них сами события важнее тех, кто их фиксирует. Пусть бы там как, анонимность является одной из особенностей фильма «Сильнее, чем оружие», в котором собрано наработанное ранее.

Майдан, аргумент кіно

Участники «Вавилон-13» постоянно находились на Площади, снимали в условиях опасности. Форме полнометражного фильма и есть спонтанная фиксация: большая часть — это события на Майдане с ноября 2013-го по конец февраля 2014-го и два сюжеты войны на Донбассе — с Донецкого аэропорта и рассказ одного из украинских бойцов, который побывал в плену у боевиков.

События, без преувеличения, исторические, а название ленты отражает их суть. Но перед нами — самотек. Похоже, что спонтанность и неоформленность, отсутствие завершенной формы кинематографисты и ставили цель, они не хотят (а может, не готовы?) работать с зафиксированным материалом.

Однако полагаться только на спонтанность и на то, что материал сам выведет куда следует, а зритель разберется что к чему, — это устраняться от авторской работы. И хотя, похоже, такой способ и является целью, все-таки определенные творческие усилия в построении угадываются: события массового характера изменяются отдельными рассказами бывшего пленного, дедушку, показывает прежнее, уже разваленное помещение родителей В.Януковича. Люди, на которых изредка сосредоточивает свое внимание камера, не названы, в объектив попали случайно, мы их увидели и ничего о них не узнали (принцип анонимности — тотальный). Насчет Майдана, то, спонтанно-случайно зафиксированы и не осмыслены, они оставляют по себе впечатление хаоса, угрожающей и неуправляемой стихии. Но ведь известно: Киевский Майдан, Революция Достоинства поразили именно своей самоорганизацией. Противоречие очевидное: как бы фиксируется все, как точно было, но того, что точно было, фильм не передает.

Отсутствие авторского начала, а значит организации и осмысления горячего и уникального материала, вредит фильму. Каким бы не был самоценным материал, однако без профессионального подхода, без авторского, живого отношения к нему он много теряет.

«Украинский аргумент» (режиссер Сергей Маслобойщиков, оператор Богдан Вержбицкий и др. «Inspirationfilms») вышел в 2014 г., сначала побывал на международных кинофестивалях, а до украинского зрителя пришел в мае 2015-го.

Майдан, аргумент кіно

Фильм авторский. Режиссер находился в возбужденном центре Киева почти постоянно, его интересовала не только целесообразность протеста, но и мотивация людей, что не оставляли Майдана, жили там несколько месяцев. По его мнению, история Майдана не является явлением общественным, она — явление индивидуальное. С таких позиций он и компонует события, и такой вывод следует из его ленты. Автор не занимается хронологией, не показывает, как развивались события, исходя, очевидно, из того, что зритель и так хорошо с ними знаком. Нет и авторского комментария, а объяснение, почему возник Майдан 2013-2014 гг., убедительно озвученные участниками («Люди такие нервные на ту власть!»). Его интересует срез мнений (фильм является своего рода социологическим опросам), а еще — своеобразные проявления человеческой психологии и поведения в экстремальных условиях.

Маслобойщиков за кадром спрашивает и слушает ответы людей, выбрав примерно человек 8 со всех уголков Украины, разных занятий и профессий: водитель, рабочий, священник, пожилой инвалид в коляске (тот говорит, что является правнуком министра путей сообщения в правительстве УНР и что готов пожертвовать собой ради общего дела), девушка Татьяна, которая живет в Берлине, но, приехав в Киев, уже не могла оставить Майдан, известный ученый Вадим Скуратовский, чья пылкая речь со сцены вошла к фильму. Все они называли свои имена, место проживания и охотно объясняли, ради чего стоят на Майдане.

Визуальный ряд наполнен горящим огнем и дымом, здибленою брусчаткой, беркутовцами со щитами и даже участниками антимайдану (их мотивации также есть в фильме). Тех, что стали ведущими персонажами, снимали на Майдане или на Михайловской площади. Фон событий и люди составляют неразрывное целое.

Режиссер не вмещает наиболее впечатляющих моментов человеческого единения, например совместного пения Гимна Украины. Его больше интересовало патриотический подъем, выраженное в словах обычных людей. Один из них говорит: «Украинец — самое высокое звание».

Сергей Маслобойщиков в свое время снимал и Оранжевую революцию, поэтому его интересовало мнение людей о различии того протеста от нынешнего. «То была акция, а это — революция», — такой афористичен вариант одного из ответов.

Что объединяло таких разных людей на Майдане? Это также вопрос. Понятно: дух протеста, патриотизм, любовь к Украине. Но ведь такой длительный протест должен чем-то поддерживаться, ведь тогда никто не знал, чем все закончится, можно было ждать худшего. А люди не расходились.

Здесь стоит вспомнить эпизод со знаменитым сине-желтым пианино, тем более что фильм обрамляется одним и тем же кадром: за этим инструментом сидит не музыкант. Его далеко не музыкальные пальцы нажимают клавиши механически, а лицо сосредоточенно-отсутствующее, — эпизод, в котором автор фильма придал значения, подчеркнув то ли абсурдность ситуации, то ли надежду на инстинктивное влечение к красоте, которая «спасет мир», или еще что-то свое, о чем мы не догадываемся. Да и фильм сопровождает именно фортепианная музыка, характер которой соответствует тревожном и героическому настроению событий.

В этот музыкальное сопровождение вписывается музыка, которую исполняли и на упомянутом пианино: оператор зафиксировал мужчину с рюкзаком, который, склонившись над клавишами, уверенно выигрывает какой-то ритмичный ресторанный произведение. Рядом мужчина с гитарой, он не принимает такой музыки («Ну что это ты играешь?») и, аккомпанируя себе, начинает петь «Ой на горе, на Макушке, бьются Сичовии Стрельцы. Ребята, пойдем, бороться будем за Украину, за рівнії права, государство». Пока поет, подходят какие-то мужчины, берут пианино и куда его несут. Через некоторое время нам снова покажут игру упомянутого мужчину с рюкзаком. Поклонники фортепианной музыки не стали спорить — они прекрасно вышли из ситуации.

В фильме чувствуется магия Майдана. Но в высказываниях нескольких человек прозвучали прогнозы, что Майданом не закончится, что существует угроза военно-промышленного комплекса России и агрессивности Путина. К сожалению, эти прогнозы оказались точными…

…За последние полтора года вышло немало документальных фильмов про Майдан и Революцию Достоинства, в том числе и авторских. Здесь речь шла о несколько лент, которые разные по формату, стилю, объему, но общее для них — непосредственное переживание события. Это работы правдивы, созданные неравнодушными людьми.

 

Источник.

Добавить комментарий