Любко Дереш: беги, кричи, пиши!

Любко Дереш: біжи, кричи, пиши!

Wikimedia commons

«Люди, которые голосуют за неудачников, воров, предателей и мошенников,,
не являются их жертвами. Они соучастники…»
Джордж Оруэлл

ZN.UA

Любко Дереш: біжи, кричи, пиши!

@zn_ua

Читайте @zn_ua

Я уже с ZN.ua

«Беги и кричи» — такое название имеет новая книга Любка Дереша, которая выйдет 2017-го в «Издательстве Анетти Антоненко». Об этом сообщил сам автор во время встречи с читателями-зрителями в рамках проекта «О-При-Театр» (совместная инициатива Киевского академического Молодого театра и газеты «Зеркало недели. Украина»). В основе проекта — современная малая проза украинских авторов. Среди произведений, которые вошли в сценической композиции, и рассказы Дереша «Папа, ваш сын вегетарианец».

Итак, о вегетарианстве, новую книгу, о Григория Сковороду и дальние путешествия писатель рассказывает в Молодом театре.

О вегетарианстве

— Рассказ «Папа, ваш сын вегетарианец», которое вошло в проект «О-При-Театр», в общем не выдуманное, никем не навеянное. Я сам стал вегетарианцем еще в 20 лет. А моя жена — вегетарианец с 14 лет. Так сказать, мы познакомились уже зрелыми вегетарианцами! И, между прочим, интересно, что и художественный руководитель проекта — Андрей Билоус — также вегетарианец! Его коллеги частенько цитируют мастера: «Я не ем все то, что имеет глаза».

В чем смысл вегетарианства? Для меня это ясный этический выбор: я не буду делать этого, потому что это — жизнь. Жизни других. Это жертва, которой я не нуждаюсь. Я хочу сохранить другие жизни.

Так, даже морковь по-своему «кричит», когда вырываешь ее с грядки, потому что все живое обладает более или менее выраженными формами сознания. Но сравнивать «убийство» моркови с убийством коровы и даже курицы или рыбы, как порой иронизируют противники вегетарианства, — это кощунство.

Некоторые люди, столкнувшись с вегетарианством, полагают, что это или умственное отклонение или извращение, или аскетизм.

Для меня, для миллионов людей в мире это — позиция, жизненная философия.

Вегетарианская кухня богаче мясную. В ней разнообразие бобовых, молочных блюд. Различные зерновые, овощи, фрукты.

А все это приумножают и обогащают специи. Когда проходите мимо восточные лавочки и видите те специи, они возбуждают. Даже профан может оценить, какое разнообразие вкусов может получиться из их сочетания. Специи — как ноты для мелодии, то есть для будущих блюд.

Я сам люблю готовить. И в моей кулинарной фантазии нет ограничений.

За 10 лет вегетарианства я постоянно слышу от своей бабушки, несокрушимой человека (а она по специальности врач), «я все ем». Она постоянно повторяет, что надо есть все, но понемножку».

Я же отвечаю, что упорно не потребляю мяса, вспоминаю Библию: «Не убий!»

Именно здесь — «Не убий!» — в широком смысле.

Моя бабушка долгое время работала врачом в небольшом городке, знала каждого жителя. Ей 88. Это твердый человек с ясным умом и хорошей памятью.

Кстати, именно она буквально недавно рассказала мне историю про моего родственника — Петра Дереша, галицкого писателя начала ХХ века. Меня постоянно переспрашивали: «Кем он вам приходится?» Так вот бабушка рассказала, что это один из братьев моего прадеда — Андрея Дереша. Еще во время Второй мировой войны они бежали с братьями до Праги, получили там хорошее образование. И их мама, как рассказывает бабушка, постоянно держала кнут у кровати, угрожая детям, чтобы те хорошо учились.

О тьме

— Одна из моих первых критиков, Диана Клочко, в свое время заметила, что в каждом из моих ранних текстов обязательно какая-то женщина умирает… Почему? Может, таким образом раскрывается тема подросткового насилия в произведениях «Поклонение ящерице», «Культ», «Немного тьмы»?

Итак, откуда взялась и агрессия? Что происходит?

Только теперь, в последнем романе, я, пожалуй, и нахожу ответы на некоторые вопросы. На этот раз, в новой книге, никто из женщин не погибает.

На самом деле те «Немного тьмы» меня в свое время заставили попутешествовать по миру. С «тьмой» я ездил в Кыргызстан, в Калмыкию, даже в Египет (где прожил целый год).

Возможно, искал солнце посреди «тьмы»? И оказалось, что солнце — именно здесь, в Киеве.

Даже не во Львове, где я родился и куда должен вернуться.

Все-таки Киев мне ближе. Золотые ворота — одно из моих любимых мест. Там «теплее». Я бы так сказал. Ну, конечно, не считая Индии, где я потерял свое сердце навсегда.

Больше всего я понял Украину, когда начал жить в Киеве. Понимаете, можно сбежать от друзей, от жены, но от себя — не убежишь. Такое бегство рано или поздно станет встречей с самим собой. И у меня было несколько таких «встреч».

И одна из них, опять же, — в Киеве. По сравнению со Львовом, здесь очень-очень ясно.

Да, я люблю Львов, там замечательная архитектура. И именно сейчас Львов активно развивается. То есть все начинает жить, действовать (мне кажется, что на Львов вскоре ждет новый подъем, в том числе и творческий). Но я выбрал Киев.

О книге

— Новая книжка — «Беги и кричи». Весной я закончил этот роман, довольно большой. Поскольку должен был заниматься другими проектами, то не было времени его отредактировать. А большой текст всегда нуждается в серьезной редактуре. Для меня есть два периода работы: когда пишешь и когда редагуєш. Именно тогда начинаю видеть текст со стороны. Определяю, что на первом плане, что на втором.

В свое время почти катастрофа произошла с «Головой Иакова»: большой текст на 400 страниц после редактирования превратился в «брошюру» на 100 страниц.

Возвращаясь к «Беги, кричи», замечу, что этот роман близок к психологической драмы. Персонажи написаны с реальных людей. Роман немного футуристический, ибо герои занимаются футуристикою, футурологией. Это история о киевских интеллектуалов с 2010-го года. То есть немножко ретроспектива: еще «до» бурных майданных событий. Я был свидетелем того, как предварительно эти бурные события, по крайней мере частично, отрабатывались интеллектуально. И с 2008-го по
2010-й проходили очень активные футурологические дискуссии — как в России, так и в Украине. Тогда происходили настоящие битвы интеллектуалов по этому поводу.

Текст «Беги и кричи» рождался с 2014-го по 2016-й. Авторский стиль, может, и не кардинально, но отличается от стиля предыдущих произведений. Так же для меня и «Миротворец», и «Песни о любви и вечность», и, особенно, «Последняя любовь Асуры Махараджа» были попытками «рафинировать» прозу, свободную от насилия, грязи, ругани, негативной эмоции. А сейчас, мне кажется, настало время интегрировать то, что было у меня еще до поездки на Синай, в нечто совершенно новое — сделать синтез тьмы и света

О театр, кино

— Я учился в театральной школе Виталия Васильевича Семенцова — «Академии Ве-Ве-Эс» — сокращенно от «воспитания внутренней свободы». Меня захватывал Виталий Васильевич как педагог, как мастер своего дела. У него можно многому научиться. Впоследствии меня «догнала» литературная деятельность. Актером я себя не представлял. Считаю, что должен быть другой уровень отдачи в этой сфере, чем есть у меня. Я видел, как работают некоторые актеры, как много они должны отдавать.

Актерская деятельность, вообще, требует иного характера отдачи — пожертвования.

Знаю, что я должен отдавать: могу с утра до вечера писать тексты, потом их вычитывать, редактировать, обдумывать.

Поэтому в кино и театре я не очень осведомлен. Еще несколько лет самообразования — и я смогу об этом говорить.

В отношении кино. Мне очень импонирует режиссер Даррен Аронофски. Он голливудский режиссер, но не в мейнстриме, это андеграундный художник. Мне посчастливилось с ним познакомиться, когда Аронофски приезжал в Украину. Все его фильмы мне близки. Мы с ним где-то на одной волне. Нравятся — «Фонтан», «Ной», «Реквием по мечте», «Пи». Думаю, что мы бы с ним нашли общий язык в совместной работе.

О друзьях

— Мой друг и собрат Дмитрий Коломойцев, который вернулся с АТО, описан в сборнике рассказов «Песни о любви и вечность». Вместе мы путешествовали Египтом. Потом он с семьей уехал в Индию, Непал, Таиланд. Когда в Украине началась война, из чувства долга пошел в АТО. Сейчас оттуда вернулся, готовит художественную выставку с эскизами, сделанными в АТО. Этот человек мне помогла в тот период жизни, когда было «немного тьмы», когда меня підкошувало. А теперь я рад, когда вижу, как он, получив новый опыт в АТО, рождается как художник.

Есть такой замечательный человек, как Володя Рафиенко. Он писатель, переехал из Донецка в Киев. Познакомились в октябре 2016-го. Вместе ездили в Бирмингем на литературный фестиваль. И я для себя таким образом открыл родственную душу. Интересно, что я с Галичины, а он — с Востока Украины. Он — человек промежуточного поколения, между моим и поколением моих родителей, у него совершенно другой опыт проживания, чтения и письма. Он в свое время получил две почетные литературные премии в России. Я стараюсь, насколько это возможно, перенимать тот богатый опыт, которым щедро делится.

О сродну труд

— Свой первый рассказ я написал в 11 лет и сразу позвонил в районную газету «Голос народа», спросил, как они относятся к тому, чтобы это опубликовать. Сказали — мол, приносите свое произведение, а потом редакция решит: печатать или нет.

И меня в 11 лет пойняло настоящее возмущение: они еще и перебирают моим творчеством? В тот момент я четко понял, что хочу быть писателем.

…Мне близка философия Григория Сковороды. Больше всего во мне отзываются его слова о сродну труд. В некоторых своих баснях он цитирует Эпикура: «Спасибо Боже, что сделал все нужное легким, а все трудное — ненужным».

Возможно, идея работы, которая идет от собственной природы, и позволила утвердиться в том, что я должна быть писателем. Родственники советовали: мол, займись чем-то серьезным! Том получил образование бухгалтера, экономиста. Но природа есть природа. Только в 28 я понял, что надо сосредоточиться на одной деятельности. Нужно в какой-то одной области достичь успеха. Когда находишь ключ к раскрытию своей судьбы, когда идешь своей тропинкой работы, то жизнь становится легче. Тогда ты отбрасываешь все ненужное. У тебя в уме появляется пространство для философии. Таким образом, обычная бытовая деятельность становится осмысленной, привязанной к вечности. Ведь осознаешь, что жизнь «там» и «потом», — все самое важное происходит именно сейчас.

 

Премьера проекта «О-При-Театр» — 25-26 января (Киевский академический Молодой театр). В сценической композиции под названием — «Гагарин и Барселона» — встретятся герои разных рассказов Любка Дереша, Сергея Жадана, Евгении Кононенко, Юрия Винничука, Руслана Горового. Цель проекта — популяризация современной украинской прозы в театре. В работе над спектаклем задействованы молодые режиссеры: Мари Акопян, Мария Лукьянова, Илья Полоз, Наталья Сиваненко. Автор идеи и художественный руководитель проекта — заслуженный деятель искусств Украины Андрей Билоус.

Источник

Добавить комментарий