Культура хочет кушать

Патетику не люблю, поэтому я бы хотела перевести скандал, который поднялся в сетях относительно «обнуления» расходов на культуру, в другую плоскость.

У нас не только общество не доверяет собственноручно избранной власти, у нас власть не доверяет сама себе. Это говорит о хроническую институциональный кризис, где вектор развития государства определяет единолично «вождь» – будь это Президент, глава МВД или Министр финансов. Также это говорит о девальвации понятий «доверие», «сочетание» и «профессионализм».

Культура хоче їсти

Особенно жалко выглядит, когда руководители одних ведомств (и я имею в виду не Минфин!) начинают «копаться» в расходах других отраслей, давать им оценку, карать и миловать.

Что Минфин во время секвестра бюджета НЕ умеет предложить: уменьшить процент на финансирование партий; не класть на лопатки местное самоуправление фактически отменив местные налоги и помня, что на содержании общин среди всего прочего – библиотекари, преподаватели художественных школ, работники театров, музеев, филармоний; взвесить, что то местное самоуправление, которое сейчас один на один готовится к вызовам через пандемию и экономический кризис; учесть уже взятые финансовые обязательства многих институтов. Вот фискалы не умеют. А что умеют? Обрезать практически все!

Что должен сделать Минфин «здорового человека»? Обратиться к Мінкультмолодьспорт (или Мінкультінфо и Минмолодьспорт, или бес его знает, как оно там сейчас) и МИД и попросить коллег пересмотреть бюджеты расходов самостоятельно. Профессионализм, ответственность и здравый смысл всех участников процесса должны приниматься по умолчанию, потому что здесь зарыта доверие, сочетание и профессионализм. Абсолютно убеждена, что руководство и Министерств, и УКФ, и УИК, и Украинского института сознательные вызовов и в состоянии рационально предложить перераспределение. Но нет! Просто и тупо под нож все! Оставить только зарплату и коммунальные услуги! Но эти институты создавались не для трудоустройства их работников, не для галочки, а для поддержки целых отраслей и сфер, которые стагнировали со времен СССР.

Министерство в руинах. Интервью с т.в.а. министра культуры Светланой Фоменко

Украинский культурный фонд не создает культурного продукта, но УКФ провел отбор проектов, определил те, которые будут реализованы по всей Украине, потому что «проекты» – это не миражи, а живые люди, приобщенные к их реализации; это их гонорары, налоги, которые они платят; это привлечены к выполнению партнеры. Украинский институт книги через свои проекты поддерживает издателей, библиотечных работников, переводчиков, писателей, работников других креативных индустрий. Переоценить важность для имиджа страны мощного и надпрофесійного старта Украинского института сложно. Все эти учреждения не только катализируют сегмент творческих и сопутствующих профессий, создают предпосылки для институциональной способности достаточно ослабленной сферы культуры, но и дают элементарную возможность заработать тысячам или десяткам тысяч людей в Украине, еще и создать добавленную стоимость (про «смыслы» и «ценности» уже кто только не писал).

В креативных индустриях и культурных институтах работают люди, которые тоже хотят кушать, платить за жилье, лечиться, и им тоже следует делать выводы. Где ваши «творческие союзы» сейчас? Где ваши проданы и перепроданы профсоюза? Где поддержка «широкими слоями трудового народа»? Где ответ на это извечный вопрос, который я всегда задаю: «Кто заплачет, когда вас «закроют»? Где понимание тех «широких слоев», что их сосед занят в массовке в кино, озвучивает мультик, или монтирует на сцене реквизит, звук, свет, проектирует одежду для спектакля, стоит на лесах, реставрируя замок, или работает в типографии?

Это результат того, что мы не построили сети привлеченных, результат «междусобойчика» и «элитарности», вторую сторону медали «свой к своему по свое». И это надо менять уже вчера.

Правительства европейских государств создают фонды для помощи самозанятым художникам, предпринимателям из сферы творчества и культурным институциям, и мы восторженно об этом читаем. Но есть одно но: сколько фрилансеров есть у нас официально зарегистрированными? Как можно хотя бы попытаться им официально помочь, если за них самих их никто не «оформит», никакое «государство»? Скольким дизайнерам одежды, керамістам, стеклодувам, вишивальникам, певцам, переводчикам или писателям вы можете перечислить средства на официальный счет, с которого платятся налоги? Это тоже вызов, на который надо искать ответы вместе, а не кивать на всегда не такое и не ту власть, потому что политики меняются, но политика должна быть тяглою, понятной для всех и егалітарною.

Эпидемия, экономика и культура: где мы и что делать?

Надеюсь, что это то время, когда все представители культурной сферы – и массовой, и высокой – поймут еще одно: демонстративная лояльность к власти, эти заигрывания, пролоббированные за государственный (человеческий) счет фестивальчики, концертики за кэш во время всех выборов, челобитные, отмывание скудных бюджетных денег через «союза» или ГОшки на безсенсовні «капустники», даже бесплатная торговля лицом – одна из причин именно такого, как сегодня, отношение «власти» к всей сферы. Вы делаете культуру такой же номенклатурной и конъюнктурной, как партаппарат. Мировые звезды тоже проявляют свою политическую и гражданскую позицию, свободно высказываются, демонстрируют приверженность тех или иных партий или политиков, но невозможно представить, что они выступают на «подтанцовках» у политиков и берут за это гонорар, потому что это, как минимум, унизительно.

Согласен с мнением, что такого масштаба кризиса дают возможность усиливать административную вертикаль, централизовать власть, отдавать на откуп олигархам целые территории, вводя фактически параллельное управление, и сворачивать демократию.

Надеюсь, что культуру этот «стресс» только освежит и усилит. Верю, что те, кто переживут, собственно станут цепными псами той несчастной демократии. Культура должна провоцировать общество на думание, а власть держать за шкирку, а не просить и ублажать. Только для этого надо самоочиститься. А кушать хотят все. Так.