Кто выиграет от запрета русской книги

С начала 2016 года вступило в силу соглашение об Ассоциации Украины с ЕС. Украина и Россия обменялись запретами на пересечение границы для ряда товаров, преимущественно продуктовых. А уже 16 января издатель Александр Красовицкий обнародовал инициативу депутата Остапа Семерака о запрете ввоза книг из Российской Федерации. Последний предлагает запретить ввоз книг и другой печатной продукции, произведенной в России, а директор издательства «Фолио» Красовицкий предлагает дополнить это тем, чтобы сделать Украину зоной «билингва», по сути, – официально двуязычной страной для издательства книг.

Я хотел уже давно обнародовать собственную позицию по этому вопросу, если бы не потребность в финализации стратегического годового планирования деятельности издательства.

​Хто виграє від заборони російської книги
Фото: Макс Требухов

Скажу честно, несмотря на то, что 99% книг, которые издает «Наш Формат», – принципиально на украинском языке, я против тотального запрета ввоза российских книг. Мы к этому банально не готовы. Подготовка и издание качественной книги – это 7-12 месяцев кропотливой работы команды численностью от 5 компетентных людей. Потери на культурном фронте будут больше, чем достижения.

По моему мнению, мы можем обсуждать вопрос квотирования русской книги в продаже в торговых точках, чтобы украинская книга могла попасть на восток страны, где закупщики в книжных магазинах просто не видят смысла ставить украинскую книгу на полке, полагая, что спроса на нее не будет. Но это все должно происходить при условии прозрачного и комплексного подхода. Можно, например, начать с лимита в 25-30% украиноязычной продукции в точках продаж книг, наращивая на +5% этот показатель ежегодно. Но сначала: как и кто это будет измерять? Нужны действенные и простые инструменты, которые бы, в первую очередь, не тяготили лишней работой книготорговцев, а помогали познакомить конечного потребителя с украинской книгой там, где она не представлена.

Книжный рынок в Украине сейчас выглядит так:

1. По некоторым оценкам, размер украинского книжного рынка сейчас составляет 2-4% от всего российского (когда-то цифры были на уровне 8-15%).

2. Русская книга попадает в Украину контрабандой через многим известные каналы. Сейчас, официально российская книга представлена в Украине намного слабее, чем это было 2 года назад. Спрос на русскую книгу упал почти в половину, хотя продолжает оставаться на высоком уровне. Качественные издания на украинском начинают замещать российские аналоги. У конечного потребителя быстро исчезает языковой барьер, особенно, когда книга украинского производства стоит в 2 раза дешевле за русский, или украинский издатель лучше представлен в торговых сетях.

3. Книга, произведенная в Украине, по моим оценкам сейчас может заменить не более 20-25% ассортимента, что есть в наличии в украинских книжных магазинах. Этот процент растет, но не более, чем на 5% в год.

4. Проблема замещения книжного ассортимента особенно остро ощущается нишевыми изданиями (профессиональной литературой), которые имеют небольшие тиражи и которых в Украине крайне мало.

​Хто виграє від заборони російської книги
Фото: Катя Куницкая

5. Учитывая конкуренцию в получении прав на русскоязычные переводные издания, значительно обострилась, – я могу сделать вывод, что рынок движется в правильном направлении и в течение последующих 1-2 лет мы увидим качественно обновленный ассортимент украинских издателей. Прогресс в этом направлении на самом деле есть. Со стороны конечного потребителя также идет движение навстречу, ведь мы фиксируем увеличение спроса на украинскую книгу со стороны населения, что видно из уровня посещение книжных выставок (Львов, Киев, Одесса), продажи и, даже, открытие новых локаций (кафе, коворкінги и др.) с обязательным атрибутом – книгами, что тоже популяризирует чтение. Украинские книжные магазины, магазины и интернет-магазины также возвращаются к активным украинских издателей лицом, хотя часто, здесь прогресс медленный.

Стратегия некоторых издательств читается четко: отвести внимание общественности на обсуждение НЕ реальной идеи запрета русской книги, зато протащить русский язык в Украине, как опцию в зарубежных контрактах с правообладателями.

8 лет назад, выдавая аудиокниги, я спокойно покупал права на Булгакова, Бабеля и других российских авторов для издания в Украине на русском. Зато Акунина издать на русском я не смог именно из-за нежелания конкретного российского издательства, а не государства РФ. Думаю, что возможность издания на языке оригинала Пастернака, Бабеля, Пелевина, Акунина и прочих – не решится отдельной зоной копирайта в Украине.

Что касается не русскоязычных авторов – наши соседи сейчас имеют значительно большее влияние на западных коллег и спокойно будут блокировать наши усилия по разделению языковой территории – уменьшением предоплаты за российские права, на цифрах чувствуется существеннее, чем «потенциальная украинское предложение».

Предложить больше денег, чем россияне, мы точно не сможем. И хотя шансы на борьбу у нас есть, но на это уйдет очень много ресурсов: как фінанових, так и временных.

Даже, если мы забываем за существование украинского языка, – целесообразность инвестиций на прорыв в вопросе второй зоны копирайтинга для русского языка в Украине очень сомнительное с экономической точки зрения для страны в целом. Хотя для некоторых издателей это, конечно, может быть лакомым куском.

По моему мнению, работать в направлении отдельной зоны копирайта – то есть признать русский язык в Украине, фактически, официальной, следовательно, иметь возможность покупать права на перевод на русский и издавать эти книги в Украине – проигрышная долгосрочная стратегия для нашей страны.

За последние 20 лет мы действительно не создали рынка труда в издательской отрасли. Нам не хватает квалифицированных исполнителей: переводчиков, редакторов, корректоров…

В отличие от россиян, которые мощно работали все это время над вопросами подготовки кадров. Но еще не все потеряно — мы постепенно собираем квалифицированные кадры по всей стране и стараемся нарастить мышцы.

Последние два года я бы осторожно назвал «ренессансом украинской книги». В первую очередь через увеличение количества качественных тайтлів и ориентацию на рынок. Конечно, кто-то скажет, что это все лирика и субъективное мнение. Не буду спорить.

​Хто виграє від заборони російської книги
Фото: Макс Левин

Давайте посчитаем деньги. Подготовка первого тиража книги к печати составляет от 30% до 45% ее стоимости (перевод, редактура, корректура, верстка, дизайн). Украинские издатели не будут иметь экономических стимулов готовить и издавать на украинском языке переводные издания, трудоустраивать и воспитывать своих переводчиков, редакторов, корректоров, верстальщиков, дизайнеров, если им (издателям) экономически выгоднее (по 6-15% от стоимости книги) и намного быстрее купить права на уже готовые оригинал-макеты русских переводов, уплатив роялти и налоги за границу.

Как результат – все нынешние наши начинания и потуги умножатся на ноль, а зависимость от соседнего государства только возрастет.

«Наш Формат» со своим «крейзи принципиальным» менеджментом в расчет не берем, но кто из нормальных людей будет тратить в разы больше денег для подготовки и развития украиноязычных книг, если все тоже самое, уже готово русском? Хотя, конечно, таких издательств еще может быть два-три. Не больше.

Формула проста: покупай готовую лицензию, тиражуй и продавай. А нашим исполнителям нужно будет подтянуть русский и работать на московские издательства, или начать изучать азы «гипсокартонной дела»…

Источник.

Добавить комментарий