Криминальное чтиво по-голландски

0
287

Художественный блокбастер о похищенную голландскую коллекцию понемногу превратился в сериал Lie to me (в нашем прокате «Теория лжи», дословно «Соври мне»). И имеет тенденцию к превращению в украинское народное «мыло» «Пленки Мельниченко-2», в котором нет ни одного положительного персонажа, очередные серии выходят на экраны, когда вздумается, а развязку неудачник-сценарист придумать не способен и она уже никого и не интересует.

Парад лжецов

СМИ принялись брать интервью у главных фигурантов дела и хотя человека, который по мановению бровей и сованням на стульчике определила бы, кто из них врет, у нас нет, но оговорки понемногу начинают прояснять ситуацию. Хотя никто из героев правды не говорит, а некоторые просто молчат со вредом для себя. Персонажи все чаще отходят от «исходника» (так называемого пресс-релиза на сайте Артура Бранда) и пробалакуються, накапливая противоречия, свидетельствующие о лжи.

Прежде всего, неразборчивое фото с приложенной газеткой. Уже немало толковых людей проверили изображение и пришли к выводу – вмешательство фоторедактора в изображение таки было.

Кримінальне читво по-голландськи
Фото: www.arthurbrand.com

Кримінальне читво по-голландськи
Фото: www.facebook.com/VJaroslaw

Артур Бранд, говорит, что получил фото от Бориса Гуменюка, а директор Музея Западной Фрисландии п. Ад Гірдінк – что от работника посольства. Поскольку с посольством Гуменюк общался раньше, чем с Брандом, то получается, что число на газете должно быть другое. Но менее с тем. Главное, что никто с голландской стороны даже не попытался проверить, не является ли это фото монтажом. То есть участники мероприятия продемонстрировали равнодушие к верификации картины, которую так хотели вернуть музея. Бранд рассказал, что имеет фото всех картин и за несколько дней продемонстрировал обратную сторону какого-то полотна, к которому снова была прифотошоплена та же самая газета.

Скандала Артур Бранд и сам уже немного заврался, хотя по привычке и напускает тумана секретности. В своем интервью ТСН он, например, сообщил, что имеет фото всех похищенных картин. Но не может их обнародовать, чтобы не выдать своих информаторов. Которых информаторов? Сепаратистов, на территории которых якобы находятся картины? Или картины где-то в безопасном месте и Бранд знает, где именно? Что же до вероятности разоблачения фамилии автора через відфотошоплений кадр я просто промолчу.

В интервью ТСН Бранд сообщил еще одну замечательную вещь. Сначала он старательно избегал ответа на вопрос, почему в его так называемом пресс-релизе столько фото Олега Тягнибока (которого тут же обзывают фашистом) в компании американских политиков, в частности Джозефа Байдена. Наконец Бранд заявил, что это было важно, но причину он не скажет на камеру. Ну, конечно важно! Ведь пресс-конференция, с которой начали раздувать скандал, состоялась именно в тот день, когда Джозеф Байден прилетел в Киев.

Кримінальне читво по-голландськи
Фото: EPA/UPG
Артур Бранд во время пресс-конференции

Директор Музея Западной Фрисландии п. Ад Гірдінк в интервью «Зеркалу недели» тоже сказал кое-что интересное. С одной стороны, художественный преступный мир тесен и всем про всех в нем известно. С другой – заявляет, что музей нанял Артура Бранда, потому что у него очень хорошая репутация. Какая в п. Бранда репутация – немного ниже. Что же касается огласки, который, по мнению директора, должно помешать продаже картин, то это уже совсем ерунда. Вон Бранд в своем «ісходніку» написал, что их могут обменять на оружие. Одна чушь явно противоречит другой. Ну, и в интервью ТСН Бранд говорит, что до своей поездки в Киев летом они с директором якобы сообщили полицию, о том, что происходит. А Гірдінк говорит, что не сообщали. В то же время в том же интервью ТСН Бранд вдруг признает, что передал всю информацию по делу полиции и Интерпола 6 октября. Голова кругом от лжи!

Борис Гуменюк тоже не пасет задних. Из его многочисленных путаных комментариев украинским медіям невозможно понять, где и когда он видел голландскую коллекцию и где она сейчас находится.

Если коллекция была на территории, контролируемой украинскими войсками, то почему было не вывезти ее в безопасное место сразу? А если картины на территории, контролируемой сепаратистами, то зачем предлагать их голландскому посольству?

Но самое интересное другое: Гуменюк позиционирует себя как человека культуры, «поэта-воина», но почему-то ни слова не говорит, что сам является антикварным дилером, его регулярно видят на антикварном базаре. Киевские антиквары сообщают, что п. Гуменюк торгует преимущественно мелочами, характеризуют его как безусловного патриота Украины, но при этом как «чудаковатого парня», импульсивного, скандального и, извините, не слишком умного. В батальоне ОУН, оказывается, также знали, что Гуменюк «живет с антиквариата», хотя о какой-то краденную коллекцию на фронте никто не слышал. Конечно, сама по себе торговля древностями не является криминалом. Но для чего скрывать такой красноречивый факт биографии?

Кримінальне читво по-голландськи
Фото: www.radiosvoboda.org
Борис Гуменюк

Криминальное чтиво

Когда речь идет о киношные ассоциации, то именно на таком названии настаивает Марина, моя добровольная помощница из Нидерландов, которая просматривала открытые источники голландском и помогала мне с переводом текстов. После просмотра информации последних лет о Артура Бранда, именно такое впечатление и складывается: куча разнокалиберных воришек пытается обмануть друг друга. Наш «расследователь» упорно пытается слепить себе репутацию бесстрашного искателя похищенных художественных сокровищ, а все равно выходят похождения нечистого на руку мелкого дилера. В 2006 г. Бранд издал в свет книгу «Евангелие от Иуды и сокровище Каркемиша», имея целью превзойти успехи Дэна Брауна. Правда, рецензенты были другого мнения: ничего нового о древний манускрипт в книге нет, лишь теории заговора, библейские сокровища, манипулирование фактами, непроверенные слухи и бредни. Рецензент газеты Trouw отмечает, что автор постоянно противоречит сам себе, манипулирует фактами, прозрачно намекает на свои связи со спецслужбами, а в конце книги становится понятно, что Бранд жаждет статуса выдающегося эксперта и даже убежден, что уже стал им.

Кримінальне читво по-голландськи

Обложка книги Бранда

На обложке книги есть интересная информация. Артур Бранд пишет, что учился профессии у своего «друга и партнера» Михеля ван Рейна. Михель ван Рейн (Michel van Rijn) – весьма интересный персонаж. Международный авантюрист, много лет занимавшийся широкомасштабной контрабандой предметов искусства и археологии по всему миру и «отмыванием» антиквариата с помощью фальшивых провенансів («биографических» документов артефакта, отражающие все выставки, упоминания в каталогах и монографиях и все его перемещения от одного владельца к другому), был в международном розыске. Якобы с 1989 г. является осведомителем Скотланд-Ярда. Впрочем, это не помогло ван Рейна и его «ученику» Артуру Бранду, когда они попались на изготовлении фальшивых провенансів на предметы археологии, которые продавались на аукционе christie’s. Ван Рейна тогда арестовала британская полиция, подозреваемый Бранд остался на свободе, признал, что сфальсифицировал бумаги у лондонского нотариуса и принялся объяснять: «Нам угрожала компания Aitco (заказчик провенансів – К.Л.), мы сами сообщили в Скотланд-Ярд». Может и сообщили, но провенанси на византийский светильник V ст. и мозаику VI века. таки подделали. Поэтому у меня сразу вопрос к директору Музея Западной Фрисландии п. Ада Гірдінка: это, по вашему мнению, специалист с хорошей репутацией? Или господин Гірдінк никогда ничего не слышал о приключениях господина Бранда?

Кримінальне читво по-голландськи
Фото: www.vice.com
Михель ван Рейн

Но самое интересное о ван Рейна далее. Карьеру контрабандиста он начал на Кубе Фиделя Кастро, а продолжил в начале 1980-х в Советском Союзе. С СССР ван Рейн переправлял на Запад иконы и другие предметы старины, которые тогда невозможно было продать в стране. Уверяет, что создал целую сеть и даже людей переправлял через Железный Занавес, когда они могли расплатиться антиквариатом. Каждому, кто хоть что-то знает о СССР эпохи застоя, понятно, что человек без дипломатического статуса, не студент, не турист вряд ли имела шанс приезжать, когда захочется, находиться в стране длительное время, да еще и мешками таскать через границу антиквариат. Нет никакого сомнения, что это могло делаться только с согласия КГБ, отношения с которым, как церковный брак – на всю жизнь.

О культуре и репутацию

Мы привыкли говорить, что отечественные политики – люди, далекие от культуры. Но только сейчас можем понять, насколько они темные – не представляют, что в порядочной стране нужно знать хотя бы примерно иерархию культурных ценностей, по крайней мере отвода глаз следует врядигоди посещать оперу, театры и музеи. Не в ходе протокольных мероприятий, а так – пройтись, чтобы люди видели. Так ведут себя политики в цивилизованном мире независимо от личных вкусов. Вы много наших политиков встречали в театрах и музеях? Я – единицы, и среди них отродясь не было Олега Тягнибока и Валентина Наливайченко. Подозреваю, что они вообще не способны понять, насколько серьезные обвинения бросили им прямо в лицо: «Тю, какие-то картины! Погавкають и успокоятся». По привычке, они относятся к культуре как к чему-то незначительному и второстепенному.

Еще один аспект проблемы – в нашем политикуме было практически уничтожено понятие незапятнанной репутации, после Революции Достоинства оно начало понемногу возрождаться, но до настоящей весомости репутации еще очень далеко.

Это я к чему веду: похоже, Тягнибок и Наливайченко не представляют, в какую передрягу попали и не имеют достаточно политического чутья, патриотизма и элементарного человеческого достоинства, чтобы обидеться и понять – обвинения в преступлении унижает их лично и бросает неприятную тень на всю страну. Ибо если бы они это понимали, то немедленно подали бы в суд на п. Бранда за клевету и созвали бы громкую пресс-конференцию по этому поводу. Это ли не клевета?

Кримінальне читво по-голландськи
Фото: Сергей Нужненко

Я склонна думать, что таки клевете, об это свидетельствует заявление Артура Бранда по 4-5 человек, которые якобы показали ему причастность к делу Тягнибока. Ни одному украинскому политическому журналисту, ни одному журналисту-расследователю, что работают годами и имеют проверенные источники информации, так не везло, чтобы столько людей одновременно, да еще и открытым текстом сообщили столь интересную вещь про известного политика. А тут приехал из Амстердама наш Индиана Джонс, впервые в жизни в Украине, языком не владеет – и сразу вышел на таких разговорчивых свидетелей. Между прочим, журналистские стандарты на Артура Бранда не распространяются, он не журналист, поэтому может писать на собственном сайте, что захочет. Но они распространяются на журналистов европейских изданий, которые радостно повторяют скомстролений Брандом пресс-релиз и удивительные разговоры Гуменюка, забывая хоть что-то спросить у украинской власти или для годится процитировать заявление министра иностранных дел Павла Климкина. Кстати, все восторженные тексты о приключениях Артура Бранда последних лет с «украинским расследованием» включительно написаны одним человеком – журналистом De Telegraaf Йоландою ван дер Грааф (Jolande van der Graaf). Как-то не видно соблюдения стандартов свободной прессы в ЕС, когда речь идет об Украине.

А вот Борис Гуменюк почему-то защищается самостоятельно, Союз писателей, к которой он принадлежит, как будто воды в рот набрала; не может ничего толком сказать и ОУН (не батальон, а организация), подразделением которой является Украинская военная организация, что ею якобы руководит наш герой. Правда, Гуменюк в эфире Общественного радио обещал судиться до Артура Бранда. Ждем.

Единственный человек в этой истории, которой зависит на репутации – это Артур Бранд. Дело в том, что в узком свитку западных антикваров и музейщиков репутация не просто важна – это все, человек с запятнанной репутацией автоматически выпадает из профессионального круга навсегда. Причина проста. Любая атрибуция произведений искусства является хоть и аргументированным, но все же предположением. Поэтому о человеке, который своей подписью удостоверяет, что данное произведение выполнено, допустим, Рембрандт, все должны точно знать одно: ни за какие деньги этот специалист не соврет и не покажет подделку. То же самое и с провенансом: порядочный специалист не скроет от клиента, что произведение ворованный или имеет какие-то подозрительные эпизоды в «биографии», даже если продавец очень его об этом попросит. Бранд старательно пытается отмыть запятнанную репутацию, но время от времени опять скатывается в ту самую грязь лжи и подделок. И именно этот фактор следует использовать для отражения медиа-атаки. Мы имеем дело с медийным персонажем, который, несмотря на бурное самопиар, должен жить по правилам профессии. Впрочем, было бы весьма неплохо сделать еще две вещи: таки спасти голландские картины и выявить всех скрытых участников этого скандала.

Источник.