Концерты для скрипки с оркестром

Концерти для скрипки з оркестром

Симфонический оркестр Северо-Немецкого радио (NDR) недавно получил второй статус — оркестра гамбургской Elbphilharmonie. В его сопровождении играет и молодой, но уже прославленный украинский скрипач.

Известный коллектив отметил 70-летие, начал концерт мировой премьерой созданной по его заказу 12-минутной пьесы для большого оркестра под названием Stand up. Автор — 37-летний словенский композитор Вито Журай — присутствовал в зале и насладился успехом своего прекрасно выполненного детища. Дирижировал востребован словацкий маэстро Юрай Валчуха.

Несмотря на сложную авангардную язык и насыщенность партитуры, произведение отличается выразительным тематизмом, что четко отслеживается в звуковой канве, а также новизной и разнообразием тембров, хорошо выстроенной форме. На сцене — ударные инструменты. Музыканты всех оркестровых групп использовали нетрадиционные штрихи, особые приемы звукодобування, огромные динамические контрасты.

В сопровождении оркестра играл 30-летний экс-харьковчанин Валерий Соколов — чрезвычайно талантливый молодой скрипач, который уже 17 лет живет в Европе.

В 1999-м, благодаря яркому выступлению на Международном конкурсе скрипачей им. Сарасате в Памплоне, 13-летний скрипач получил грант на обучение в лондонской Школе Иегуди Менухина, в классе Натальи Боярской. В 19 лет молодой музыкант завоевал Гран-при Международного конкурса им. Джордже Энеску в Бухаресте и получил предложение о сотрудничестве от агентства Jasper Parrott.

Специально для Соколова Евгений Станкович написал 3-й скрипичный концерт: мировую премьеру музыкант презентовал в сентябре 2015-го в Киеве и Днепропетровске.

Вместе с НСОУ п/у Владимира Сиренко к 75-летию украинского классика, который будет отмечаться осенью, солист записал три его первые скрипичные концерты и «Украинскую поэму». Живет Соколов в Мюнхене.

В Elbphilharmonie посчастливилось услышать, без преувеличения, великолепную игру нашего земляка. А также увидеть и буквально вдохнуть, почувствовать красоту и атмосферу величественной, изысканной жемчужины архитектурной, дизайнерской и акустической совершенства.

Скрипач-солист не пожалел своего времени и сил, чтобы за несколько часов до выхода на сцену передать драгоценный билет на свое выступление. Я не очень надеялась на счастливый шанс, поскольку все билеты на концерты во всех залах очень модного, самого рейтингового на сегодня, зала планеты, давным-давно продано до конца сезона.

И тут везение — я прилетаю в Гамбург именно в день концерта соотечественника.

Валерий Соколов — постоянный представитель Украины в мире высокой музыки — играл в Большом зале Elbphilharmonie в его стартовом, невероятно рейтинговом ПЕРВОМ сезоне наравне с Евгением Кісіним, Ланг Лангом, Йо Йо Ма; дирижерами Аланом Гилбертом, Теодором Курентзісом, Кентом Нагано, Густаво Дудамелем; крупнейшими филармоническими оркестрами — Берлинским и Нью-Йоркским, «Кремератою Балтики»; джазовыми легендами Чиком Кориа, Бренфордом Марсалісом и другими звездами. Благодаря Elbphilharmonie культурный авторитет Гамбурга взлетел на вершину мирового музыкального Олимпа.

Соколов выполнил закончен 1938-го Второй концерт для скрипки с оркестром, написанное Бартоком в последний период жизни, когда венгерский классик был встревожен крепнущим фашизмом. Сознательный антифашист, который отказался выступать в гитлеровской Германии, стал объектом преследований в довоенной Венгрии…

Изначально он планировал создать одночастные вариации, но скрипач Золтан Секей, для которого писался концерт, хотел иметь стандартный трехчасовой цикл. В результате Барток поместил свои вариации второй части, а третья — это измененный материал первой (несмотря на то, что композитор не использует 12-тоновую технику, которая в те времена владела умами, концерт содержит 12-тоновую тему в крайних частях). Премьера состоялась в марте 1939-го в амстердамском Концертгебау. В начале Второй мировой войны Барток уехал в США. Американская премьера состоялась в Кливленде, штат Огайо, в 1943-м, с Тоси Співаковським на скрипке в сопровождении Кливлендского оркестра под управлением Артура Родзинского. Потом скрипач сыграл концерт в Нью-Йорке и Сан-Франциско.

Композитор немного отошел от собственного юношеского модерністичного максимализма в сторону более простого музыкального языка. Барток, который тяготеет к конфликтного драматизма, не чурается лирики, которая отражает то незатейливую простоту народной музыки, то полна утонченной созерцательности и философской углубленности.

Пылкая фантазия и импульсивность сочетаются с конструктивной ясностью и дисциплинированностью изложения. Произведение отличается мелодическим и интонационным богатством, эмоциональной заразливістю, сочетает первозданную силу, раскованность чувств и сдержанный интеллект, динамизм, острую экспрессивность и сосредоточенную отрешенность.

Соколов играет Бартока блестяще, скрипач владеет палитрой щедро рассыпанных чувств и эмоций. Его исполнение — образец добродетелей: нежной лирики, мощного вибрато, легких порхающих пассажей, углубленных размышлений.

В интерпретации украинца концерт звучит то тревожно, бурно и неспокойно, то изысканно и гармонично — это будто жизнь с ее темными и светлыми сторонами человеческой натуры, а определенная «дисгармония» делает более гармоничными, «слаще» ясные, светлые оазисы партитуры.

На «бис» вызывали семь раз. И скрипач так же в совершенстве исполнил на «бис» драматический Речитатив и прекрасно-виртуозное Скерцо Фрица Крейслера.

Во втором отделении оркестр NDR/Elbphilharmonie исполнил Третью симфонию С.Прокофьева. Впервые она прозвучала в Париже 17 мая 1929 г. п/у Пьера Монтьо. Материалом послужила уже написана ранее музыка оперы «Огненный ангел» по роману В.Брюсова. Создана в 1927-м в период эмиграции, опера не была поставлена вплоть до середины 50-х. Его драматургия пронизана мистикой и оккультизмом, озвученными яркими, порой мрачными мазками. Кроме любовных коллизий, в ней много средневековых образов — демоны, инквизиция, Фауст, Мефистофель… Молодой композитор, желая обнародовать готовую музыку, трансформировал ее в симфонию, исполненную соответствующей атмосферы, в которой почерк Прокофьева достаточно выразительный. Первая часть открывается напряженными аккордами, которые выполняются тутти и которые наряду с тревожным звоном создают настроение угрозы и беспокойства. Страстная первая тема звучит у скрипок, с ней контрастирует меланхоличная вторая у фаготов и низких струнных. В развитии возникает пространство для третьей темы.

Большая кульминация насыщенных оркестровых массивов переходит в последнюю «борьбу» в маршевых ритмах.

В «эфирной» репризе первую и вторую темы объединены, сокращенно и сыграно мягче — будто осталась только тень того, что было изначально. Вторая часть — медитативное анданте в трехчастной форме — воспроизводит мастерство прокоф’євських хрупких, прозрачных фактур. Центральный раздел с «ползучей» темой задумчивый.

В третьей части слышатся интонации из обоих предыдущих: хотя фактура легче, предчувствие беды возвращается. Оно усугубляется настойчивыми возгласами меди и «низких» ударных в последнем разделе.

Наконец в финале Прокофьев повторяет материал предыдущих частей, начиная с комфортного темпа анданте и постепенно ускоряясь. Мрачный вступление предполагает грозную, беспощадную мощь завершающих аккордов.

Оркестр звучал идеально, не было даже намека на погрешности. А молодой дирижер, воспитан санкт-петербургской дирижерской школы Ильи Мусина, взял бодрые «гергієвські» темпы и блестяще привел своих подопечных к мощному завершению «демонической» симфонии. Восторг трудно описать.

Источник

Добавить комментарий