Киевская наследие Сары Бернар: спешите видеть!

Київська спадщина Сари Бернар:  поспішайте бачити!

В столичном Музее Ханенко проходит выставка «Царство Флоры» (кураторы Елена Живкова, Анастасия Мацело). Большинство экспонатов недавно отреставрирован в Национальном научно-исследовательском центре Украины. Часть керамики и народные иконы на стекле выставлено впервые.

Что касается работ — сенсаций этой выставки, то сами музейщики называют три шедевры, которых ранее широкая публика не видела. Речь идет о вырезанный из каррарского мрамора барельеф «Офелия» авторства легендарной французской актрисы Сары Бернар. А также о портрет Сюзанны де Лоррен в образе Флоры и «маленький шедевр итальянского барокко» (цитирую кураторскую экспликацию) — цветочный натюрморт Бартоломео Бимби.

Наиболее интригующий объект «Царства», его царица, — конечно же, «Офелия». Совсем недавно, в феврале 2017-го, его авторская копия стала топ-лотом аукциона эротического искусства sotheby’s. И при эстимейте 50-70 тысяч. фунтов стерлингов ее продали за рекордную для творчества Сары Бернар сумму — свыше 308 тысяч фунтов.

Заниматься скульптурой (как профессионал) знаменитая актриса начала в 25 лет. По легенде, когда в конце 1860-х скульптор Ролан Матье-Менье лепил ее бюст, Сара неожиданно дала ему такие уместные указания, что мэтр порекомендовал ей учиться профессии. И сам (а также Эмилио Франческі) стал ее учителем.

В 1874-1886 годах. Бернар принимала участие в Парижском салоне, выставлялась как скульптор в Лондоне, Нью-Йорке, Филадельфии. Позже ее работы видели Всемирная Колумбова выставка (Чикаго, 1893) Всемирная выставка в Париже (1900).

Известно о полусотни скульптур, созданных Бернар. Темой большинства из них стали любовь и смерть. В силу жизненных перипетий актриса была одержима смертью. Впрочем, как и в целом эпоха модерна, с которой творчество легенды и ассоциируется в первую очередь.

Цитируя Borrowers and Lenders, «Бернар презентовала «Офелию» во время своего американского турне 1881 года. А позже подарила барельеф Королевского театра в Копенгагене, потому что очень была тронута тем, как ее принимали во время гастролей еще летом 1880-го. Потом создала еще две авторские копии. Во всех трех работах есть небольшие отличия. Одна из этой троицы в итоге чудом оказалась в Киеве. Чудо — предсказуемо — имеет имя Богдан Ханенко. Вторую «Офелию» сама Сара Бернар подарила другу — венскому художнику Гансу Макарту. После его смерти собранную им коллекцию «арта» 1885 года распродали с аукциона — а Богдан Иванович в нем удачно принял участие».

Впрочем, как именно «Офелия» попала в Украину, музейщики еще только выясняют. Доподлинно известно, что непосредственно до Музея Ханенко барельеф передали 1938 года. Лихолетье начала ХХ века. он мирно перестояв в Киевском научно-исследовательском рентгенологическом и онкологическом институте. Дом до революции принадлежал Терещенкові. Современным реставраторам пришлось разве что почистить барельеф.

Подробнее не только об истории, но и о символике работы можно узнать из выставочного каталога. (К слову, удивительно поэтического как обычно сухих научных изданий). «Художники времен fin de siПcle (двух последних десятилетий XIX века.) буквально грезили изящным и трагическим образом цветки Офелии, которая в их представлении была связана с концом «прекрасной эпохи»… По мраморной воде рядом с Офелией плывут розы и анемоны, они символизируют любовь и смерть. А также — цветы, которые уже сумасшедшая возлюбленная Гамлета раздавала королевским придворным: маргаритки (эмблема чистоты) и фиалки — знак верности и одновременно любимые цветы самой Сары Бернар».

«Пьер Гобер — придворный художник Людовика XIV, мастер женских и детских портретов, — подает юную лотаринзьку принцессу в образе Флоры, богини весны, а следовательно, молодости и цветов, — в этом же издании характеристика еще одной сенсации «Царства Флоры», «Портрета Сюзанны Анрієтти Лотарингской, герцогини Мантуанської, в образе Флоры» (бл. 1708-1710 гг.) Пьера Гобера Фонтенбло (1662 — Париж, 1744). — В ее гирлянду вплетены розы и анемоны, которые символизировали любовь и весну, а прическу украшают фиалки — символ юности. Именно Флора была любимым образом рафинированных красавиц при дворе Людовика XIV».

Кураторские комментарии сопровождают каждый экспонат выставки.

Удивляет во время осмотра «Царства Флоры» то, как гармонично разные произведения (разных веков) дополняют друг друга. «Прорастают» общей выставкой, как цветочная лука, где все прекрасно, всему есть место. И ничто не хуже или лучше другой.

Да-да, невиданная вещь: наиболее «громкие» работы экспозиции кураторы сознательно разместили не на самом виду. «Офелия» — вообще за колонной, в углу зала.

И благодаря этому очень смелому, даже провокационном решению все работы только выигрывают.

Источник

Добавить комментарий