Киев, французский музыкальный импрессионизм

Київ, французький музичний імпресіонізм

В Колонном зале им. М.Лысенко филармонический оркестр под управлением Виталия Протасова и солист-пианист Антоний Барышевский представили поклонникам академической музыки вечер французских композиторов.

Рассматривая филармонических программы лучших мировых концертных залов Линкольн-центра, Карнеги-холл, Концертгебау, Гевандхауза, Альберт-холла, парижского Плейєля, Венского Musikverein, Берлинской филармонии, Elbphilharmonie Гамбурга др, отметим постоянное наличие в них музыки всех континентов, ни один оркестр или зал никогда не ограничивается только национальными рамками.

Недавно вернулся после успешных американских гастролей Национальный симфонический оркестр. За 2,5 месяца под управлением дирижеров Владимира Сиренко и американца Теодора Кучара украинский симфонический оркестр (2018 г. отмечает свое столетие) дал 43 концерта по всей территории США и один концерт в Торонто. Разнообразная программа состояла на пожелания стороны, что приглашала: украинская музыка.Станковича, Н.Лысенко, Н.Скорика, мировая классика — Дж. Верди, Г.Шуман, А.Дворжак, П.Чайковский, С.Рахманинов, Д.Шостакович. В каждом концерте звучали три-четыре произведения различных стилей и эпох. А накануне Пасхи оркестр, следуя своей ежегодной традиции, уже в Киеве исполнил христианскую программу — на этот раз «Реквием» Антонина Дворжака.

Второй тип концертов — тематические симфонические вечера — не менее распространенная мировая практика.

В недавней программе.Протасова в Национальной филармонии прозвучали произведения композиторов-импрессионистов Мориса Равеля и Клода Дебюсси и их предтечи — романтика Эммануэля Шабріє. Испанские мотивы в творчестве французов довольно сильные. Вспомним едва ли не самое популярное произведение М.Равеля «Болеро», его «Испанский час», «Испанскую рапсодию».

Київ, французький музичний імпресіонізм

Виталий Протасов

Концерт начался рапсодией Е.Шабріє «Испания». Пьесу написано 1883 г., вскоре после поездки композитора в эту страну.

Древнегреческий жанр рапсодии, возрожденный в XIX веке. в фортепианной творчества Ф.Листом, стал очень популярным у романтиков. Большинство рапсодий имеют яркое фольклорное наполнение. Настоящий испанский колорит сквозит и в каждом звуке Шабріє. Танцевальные образы арагонской хоты (очевидные переклички с Михаилом Глинкой) в различных — и бравурных, и лирических — эпизодах рисуют оптимистичный национальный образ испанцев. Нередко остинатный ритм сопровождает множество выпуклых соло, перекликаются во всех оркестровых группах. Композитор применяет определенную эксцентричность звукопису, свободу и непринужденность пестрой палитры красок, импровизационность. Светлая и радостная картина народного праздника начала концерт «за здравие».

Дальше играл А.Барышевский. Талантливый молодой солист Национальной филармонии глубоко мыслит, ему есть что сказать слушателям. В его исполнении концерт Соль мажор №1 Г.Равеля наполнился игрой тембров, ритмов, темпов, нюансов.

Равель писал произведение под впечатлением поездки в США и большим влиянием джаза, что заполнил в те годы Америку и Европу. Премьера долго не складывалась, и композитор посвятил концерт Маргарите Лонг, известной К исполнению.Дебюсси и Г.Форе, которая просила у Равеля новый материал.

Первая тема напоминает страницы «Петрушки» И.Стравинского. Второй образ — медитативно-красочный, как игра воды — перекличка рояля и оркестра. Потом — токатний эпизод, безупречный, в толковании Барышевского, с технического и образного стороны — и снова блики света красок… Окончания первой части неожиданно бурный, на фортиссимо, тутти всего оркестра и солиста.

Вторая часть — размышления. Музыка очень простая, но тем сложнее интонирования, с чем Антоний достойно справился. Переклички рояля и деревянных духовых рисуют мечтательные, сладкие картины.

В финале — шуточные глісандо, всплески динамики, суета, «догонялки», «прокоф’євські» образы.

Если бы не аплодисменты между частями (ведущая не предупредила о целостности цикла), все вообще было бы идеально. А так во время неуместных аплодисментов артисты на сцене прочувалися неудобно, а грамотная публика смущалась…

На бис пианист исполнил «Фейерверк» Клода Дебюсси из II тетради цикла «24 прелюдии». Пьеса виртуозная технически и непростая по содержанию. Сыграл много тембрально, с яркими, точными контрастами и ощущением авторской многозначности. Приходилось слышать эту прелюдию на конкурсе Чайковского в Москве в великолепном исполнении Александра Лубянцева. Антоний играет ее по-своему, не уступая коллеге тонкой, изысканной выразительностью.

Во втором отделении оркестр взялся за сложный программный цикл К.Дебюсси «Образы» (написан в 1908-1912 гг). Его объем и образное многообразие много к чему обязывают. Каждая из трех частей имеет собственный национальный колорит: английский, затем испанский и в конце французский. Начали простыми танцевальными мотивами, выраженными в первом номере оркестровой серии «Образов» — «Жигах», в духе английского народного танца. Пьеса писалась несколько лет и изначально называлась «Грустные жиги».

Андре Капле, который принимал участие в оркеструванні «Жиг», подчеркивал в своих воспоминаниях «сумм и даже попытки скрыть рыдания под маской неуклюжих механических жестикуляцій или покровом флегматичної безразличия». Он отметил особые трудности исполнения этой пьесы через «подвижность поз, скорость, с которой они смешиваются, встречаются, отделяются друг от друга или соединяются снова». Именно в первом номере многочисленные соло звучали выпукло-чистенько, и яркие контрасты двух основных характеров оркестра вполне удались.

Вторая часть «Образов», «Иберия», в свою очередь делится на три отдельные разделы: «по Улицам и дорогам», «Ароматы ночи» и «Утро праздничного дня». Это вроде небольшая программная симфония внутри цикла. С самого начала композитор создает ощущение продуманной картинности (далекой от простодушных переливов жизнерадостной «Испании» Шабріє). Этот тон последовательно выдерживается, чему способствует расширенный состав оркестра: три флейты, две флейты-пикколо, два гобоя, английский рожок, три кларнета, три фаготы и контрафагот, четыре валторны, три трубы, три тромбоны, туба, две арфы, струнный квинтет и арсенал ударных — литавры, бубен, малый барабан, кастаньеты, ксилофон, челеста, тарелки, колокола. Вести темы в основном поручено духовым инструментам, а струнный квинтет отступает на второй план.

Велика роль многочисленных ударных. Каждая следующая часть наращивает оркестровый состав, по сравнению с предыдущей. Казалось бы, должна расти и исполнительская энергетика. Но дирижер немного снизил темпы всей второй части, и публика начала вертеться и скучать…

В финальных «Весенних хороводах» была попытка вернуть предыдущую напряжение, однако сил и оркестру, и дирижеру не хватило…

По окончании, настороженные предупреждением не аплодировать между частями, слушатели в основном молчали, лишь кто-то робко захлопал в ладоши. Но, поняв, что наступил финал, радостно поблагодарили артистам.

Источник

Добавить комментарий