Канны выбирают вчерашний день

Канни обирають вчорашній день

«Я, Дэниэл Блэйк»

Умные имеют
держаться вместе!

ZN.UA

Канни обирають вчорашній день

@zn_ua

Читайте @zn_ua

Я уже с ZN.ua

 

22 мая в Каннах завершился 69-й кинофестиваль. Он запомнится на удивление сильной программой и удивительно странными решениями жюри.

Судьи под председательством австралийца Джорджа Миллера отдали предпочтение социальному кино, практически полностью проигнорировав настоящие шедевры, которые не очень часто встречаются даже на фестивалях такого уровня, как Канны.

Канны, всегда отстаивали отношение к кино как к прежде всего искусства через решение жюри рискуют стать еще одним фестивалем «социалки».

«Золотая пальмовая ветвь» досталась британцу Кену Лоучу за картину «Я, Дэниэл Блейк».

Теперь британский режиссер вошел в клуб избранных. В его активе — две «Золотые пальмовые ветви». Хороший фильм, однако сегодня уже немного устаревший и тематике и стилистике. Возьмем замечательные актерские работы, которые могли бы быть отмечены, — они держат высокий уровень, но фильм в целом на фоне тех, которые участвовали в конкурсе, значительно проигрывает и через старомодность художественной речи, и из-за несоответствия тем вызовам, которые ставит перед социальным кино настоящее (здесь стоит вспомнить хотя бы прошлогоднего победителя «Діпан» Жака Одияра, который таки сумел быть актуальным). Особенно обидно, что кино, хоть и хорошее, но вчерашнего дня, выбирает тот фестиваль, который всегда определял, каким будет кино завтрашнего дня.

Гран-при получил самый молодой участник конкурса, 27-летний Ксавье Долан за фильм «Это всего лишь конец света».

Долан уверенно поднимается каннскими лестнице, с обильными слезами принимая каждую награду (в этом году он получил также и приз экуменического жюри). Возможно, то было концепцией жюри — разделить два главных приза между юным бунтовщиком и почтенным ветераном.

Что касается Долана, то он снял талантливое и свежее кино, которому мешает стать шедевром эгоцентризм автора: чтобы он не снимал, он выясняет только собственные семейные отношения.

А вот какие проблемы выясняет Андреа Арнольд в «Американская любка», вообще неизвестно. Как и не понятно, что побудило жюри отдать приз одному из самых слабых фильмов программы. Путаное роуд-муви с многочисленными сюжетными натяжками освистали почти так же громко, как и «Персонального покупателя» Оливье Ассаяса. Может, призом за лучшую режиссуру жюри хотело компенсировать свист и топот, что сопровождали премьеру картины.

К тому же Ассаяс разделил приз с блистательным Кристианом Мунджиу, чей «Бакалавр» легко мог бы претендовать и на «золото».

Трудно было найти в конкурсной программе два таких непохожих между собой фильмы, как «Персональный покупатель» и «Бакалавр»: откровенно провальная картина Ассаяса и совершенный фильм Мунджиу. Еще одно решение жюри, логику которого трудно понять.

Канни обирають вчорашній день

«Бакалавр»

Такая же ситуация и с достойным внимания и наград «Клиентом» Асгара Фархади. Его приз за сценарий выглядит вполне логичным, а вот исполнитель главной роли Шахаб Хоссейни как лучший актер фестиваля выглядит, по меньшей мере, странно.

Не менее странным кажется и приз за лучшую женскую роль для Жаклин Хосе с картины «Мама Roзa» Бріянте Мендосы. Да, безусловно, роль свою Жаклин Хосе ведет безупречно. Ее приз был бы вполне нормально воспринято, если бы не наличие в конкурсе выдающихся актерских работ Изабель Юппер («Она») и Сони Брага («Водолей»). Да и фильм Мендосы в целом заслуживает высшей награды.

Итак, лучшие фильмы получили лишь второстепенные награды. А вот такие выдающиеся работы как «Патерсон» Джима Джармуша, «Ма Лут» Брюно Дюмона и «Тони Эрдман» Марен Аде вообще остались незамеченными.

Нынешнего года уровень жюри Каннского фестиваля оказался значительно ниже, чем уровень его конкурсантов. Ну действительно, режиссерский уровень Миллера и Джармуша вряд ли можно считать ну хотя бы одного порядка. А каким образом Ванесса Паради может оценить смелый кинематографический эксперимент и новаторскую художественную язык Дюмона?

Следующий фестиваль будет юбилейным, 70-тем. Смогут ли организаторы перестать угождать телевизионной картинке и найти тех, кто будет иметь и право, и бэкграунд, чтобы оценивать работы лучших режиссеров мира?

Источник