Как живется книжном бизнеса в Украине

Одна за другой выходят в Украине книги о Майдан, готовится к открытию Книжный Арсенал, украинская детская книга продолжает принимать престижные международные награды, а на нынешний «Ангелус» номинирован аж четверо наших авторов… И не стоит забывать, что книжная сфера, какой бы творческой не выглядит, прежде всего – бизнес. А бизнесу сейчас в Украине очень непросто.

В последнем годовом отчете (октябрь 2013 – октябрь 2014) Международная ассоциация издателей есть важный тезис: «Книги – это сектор роста. Как минимум, когда речь идет о развивающиеся экономики». Эксперты ассоциации видят здесь прямую закономерность: растет экономика – развивается средний класс – растет спрос на книги и чтение, как ради образования, так и с развлекательной целью.

Як живеться книжковому бізнесу в Україні
Фото: Макс Левин

Хоть украинская издательская сфера в основном традиционно жаловалась на бедность, за двадцать лет успели более-менее прочно встать на ноги десятка два украинских издательств. Несмотря на все перипетии, с 1997 года и до сих пор (с марта 2015 года – снова) освобождены от НДС операции по поставке и доставке периодических изданий, подготовка, изготовление и распространение книг, включительно с электронным контентом отечественного производства, ученических тетрадей, учебников и учебных пособий, словарей украинско-иностранного или иностранно-украинского языка на таможенной территории Украины.

Последний год в Украине кардинально изменил все, включительно с курсом валют и экономической ситуацией в целом. Структура спроса на рынке книг тоже заметно отреагировала: российский импорт уменьшился (по показателям УАВК 2012 г. русские книги включительно с пиратскими составили прибл. 75% рынка), возрос спрос на документальную, историческую литературу и публицистику. Но в то же время в несколько раз возросла стоимость затратных материалов, тогда как доля печати и материалов в отпускной цене украинской книги – 49,1% по тем же исследованиям УАВК.

Уже летом, по словам экспертов, книги в магазинах подорожают вдвое – закончатся «дешевые» запасы.

Украинские издатели начали бить тревогу еще в начале года – собственно, именно благодаря их активности и удалось отвоевать обратно налоговые льготы. Постепенное ежегодное падение продаж в УАВК констатировали самом деле давно: в 2010 году количество приобретенных книг уменьшилось на 25% по сравнению с 2009, в 2011 – на 26%, а в 2012 году – на 10%. Но такого удара точно никто не предполагал.

Александр Красовицкий, гендиректор издательства «Фолио», видит основную причину такого резкого падения книгоиздания (почти в 4 раза по сравнению с первыми двумя месяцами 2014 года по данным Книжной палаты) в сокращении государственных закупок в библиотеки, которое началось еще в 2010 году.

Як живеться книжковому бізнесу в Україні
Фото: focus.ua
Александр Красовицкий

Виктор Круглов, директор издательства «Ранок», также считает это одной из основных причин проблем украинского книгоиздания, и говорит, что в Украине нужно на законодательном уровне закрепить защищенную статью в бюджетах всех уровней с фиксированным процентом расходов на пополнение библиотек бумажными и электронными книгами. По его мнению, не в последнюю очередь именно критическое снижение читательской культуры (не-чтению и пиратство), а с тем – и закрытие книжных магазинов, убивают украинское книгоиздание.

Як живеться книжковому бізнесу в Україні
Фото: comments.ua
Виктор Круглов

Поэтому в первую очередь важный шаг власти – государственная пропаганда чтения на всех уровнях, реальная борьба с контрафактом, а также обязательная поддержка книготорговцев местными органами власти.

«Необходимо ввести в перечень показателей успешности работы местных администраций нормирования с минимальным количеством книжных магазинов на душу населения… Книга – это такой же социальный товар, как хлеб и крупы. А может, даже важнее», – считает Виктор Круглов.

Николай Шейко, директор «Издательства Старого Льва», поддерживает мнение о важности книготоргівельної сети в Украине. Такие предприниматели действительно нуждаются в льготах на аренду и коммунальные услуги, а впрочем, господин Николай подчеркивает: «Не надо стимулировать книгоиздание – пусть государство стимулирует покупателя книг, давая ему возможность заработать достаточно средств».

Як живеться книжковому бізнесу в Україні
Фото: bookforum.ua
Николай Шейко

Очевидно, что в экономическом срезе для всех без исключения отраслей украинского бизнеса резкое падение гривны стало основной проблемой. Но издатели, как оказалось, и здесь имеют свои, усложняющие нюансы. Один из крупнейших вызовов – преимущественно импортную бумагу. Виктор Круглов объясняет ситуацию детально:

«В себестоимости книжной продукции значительную часть составляет цена бумаги, которая выросла минимум вдвое за прошлый год. Это произошло не только из-за девальвации гривны, но и благодаря введению НДС на производство книжной и офсетной бумаги с 1 января 2015 года. С одной стороны, действует льготный НДС для производства и продажи книг, а с другой стороны, бумага, изготавливается в Украине, обложено налогом (эту льготу, действующую ранее, просто забыли включить в пакет законов о поддержке украинской книги). Украинским производителям нужно вернуть эту льготу, и предоставить целевое льготное кредитование издательствам на покупку украинского бумаги на уровне ставки рефинансирования Нацбанка. Вернуть требованию, печать книг за бюджетные средства может быть только на отечественной бумаге. Это поддержит нашу бумажную отрасль, и автоматически будет защитой украинского информационного пространства – ведь большинство импортируемого бумаги в Украине – российского производства».

Еще один чисто экономический фактор, который откровенно портит жизнь украинских издателей в кризисной ситуации, – это ограничение валютных операций за границу, введенное Нацбанком. Николай Шейко комментирует это так: «Найпринизливішими для нас являются шаги правительства, которые запрещают нам (именно так!) цивилизованно работать с зарубежными партнерами. Покупка лицензий, выплата роялти стали невозможными из-за абсолютно абсурдные запреты Нацбанка. Банки отказываются проводить платежи на основании документов НБУ. Следовательно, нас превращают в мелких воришек в глазах иностранных партнеров, потому платежей, которые превышают 5 тыс. евро на этом уровне (лицензия, роялти) почти не бывает. В среднем – значительно меньшие суммы. Что надо сделать на государственном уровне? В первую очередь – вернуть издателям право на самоуважение в отношениях с иностранными партнерами».

Закономерно предположить, что значительное удорожание производства книг прежде всего ударит по качеству изданий. Лидия Лихач, директор издательства «Родовид», которое специализируется на художественных альбомах, говорит, что здесь ее издательству, фактически, нечего терять: «Каждая наша книга и так слишком дорога – делается несколько лет, идут большие расходы на иллюстрации (фото, цветоделение, права печати), дизайн, переводы и прочее». Но тем не менее, сохраняет оптимизм: «Наш «продукт» уникален – печатаем только то, что никогда не издавалось, и то, что очень нужно распечатать. Нужно с точки зрения истории украинского искусства. Мне кажется, что наши теперешние обстоятельства рынка еще не самые драматичные. Но многое зависит от менеджмента. Новых идей. Мышления вообще. Очень многие».

Як живеться книжковому бізнесу в Україні
Фото: be-inart.com
Лидия Лихач презентует книгу-альбом издательства Родовид

Малые и средние издательства, которых большинство в Украине, оказываются теперь в зоне риска прежде всего из-за того, что не имеют значительных запасов на складах, и не смогут за счет старых тиражей держаться на плаву. Тем не менее, это для них не повод останавливаться. «Тяжело, но в такой кризисной ситуации мышцы напрягаются до крайности. Если есть куда развиваться – мышцы развиваются, как нет – рвутся, – комментирует состояние своего совсем молодого издательства «Дискурсус» его основатель, Василий Карпюк. – Мы продолжаем выдавать новые книжки. Стараемся относиться к новым проектам якнайобачніше и наилучшим образом просчитывать возможную судьбу книги. По возможности, стараемся привлекать меценатов, которые иногда таки поддерживают то или иное актуальное издание. Видим, что книга должна становиться все лучше полиграфически, потому что люди книжки не перестали покупать, но, если уж берут, то хотят что-то достойное книжной полки». Карпюк, как и другие его коллеги, считает, что один из выходов для украинских издателей – это рациональная и продуманная система государственных книгозакупівель к библиотекам напрямую от издателей. Такой ход увеличил бы в разы тиражи книг, и дал возможность избежать издательских рисков маленьким субъектам рынка.

Як живеться книжковому бізнесу в Україні
Фото: varta.kharkov.ua
Василий Карпюк

Несмотря на все перечисленные проблемы, издатели не теряют оптимизма, и продолжают активно работать. Некоторые, как-то «ВСЛ», «Фолио», «Наш формат» констатировали количественный рост продаж в течение последнего года, и то ощутимый. Вопрос заключается в том, как изменится ситуация, когда новые цены на расходные материалы «дойдут» до конечного потребителя-читателя. Рост интереса к украинской книге, мотивированное волной патриотических настроений, имеет свою психологическую, а то и фактическую – ценовой предел.

Средняя торговая наценка на книги в Украине в 2011 году по данным УАВК составляла 85%. Если учесть минимум двукратное подорожание бумаги и печати, то к лету цена среднестатистического томика в книжном магазине должна была бы приблизиться к ста гривен. Актуальных подтвержденных цифр относительно роста спроса на украинские книги после Майдана еще нет, поэтому посчитать, насколько украинцы стали больше читать украинские книги, пока не возможно.

Зато есть исследования Research & Branding Group 2013 года, по итогам которого оказалось, что половина украинцев не читают вообще. 55% не приобрели ни одной книги современного украинского писателя за последний (2012) год. Положительными в том отчете были разве возрастные показатели: подавляющее большинство читающей половины украинцев составляла молодежь до 30 лет. Поэтому потенциальная покупательная способность этой категории населения должна была бы быть все-таки более выносливой.

Источник.