IndieLab: документальный портрет страны

Ежегодно в рамках фестиваля американского кино «Независимость» создается лаборатория документального кино для молодых художников «Іndie Lab», во время которой участники из разных уголков Украины работают над созданием собственных короткометражных документальных фильмов. LB.ua поговорил с кураторами проекта, режиссером-оператором документального кино Дмитрием Тяжловим и продюсером Эллой Штикою о реалиях украинской документалистики и программы для молодых кинематографистов.

IndieLab: документальний портрет країни

Сколько в этом году имеете участников воркшопа, какого возраста?

Е.Ш.: В этом году у нас 11 участников, однако два режиссера делают совместный проект. Поэтому фильмов по результату будет девять. У нас ограничение до 35 лет, но есть люди разного возраста, мы достаточно лояльны к этому. Как и к количеству работ, если есть достойные претенденты.

Среди тем, заявленных для участия: инклюзивность, образование общин, управления, окружающей среды – которые больше всего интересуют участников? Которые являются наиболее актуальными среди молодых кинематографистов?

Е.Ш.: Интересуются вопросами, на которые сами себе хотят дать ответы. Мы достаточно широко трактуем эти темы. Например, за годы существования фестиваля скопилось много фильмов про молодежь. То есть молодежь, в первую очередь, снимает про молодежь. Им интересны сверстники и интересные активисты. Первый Indie Lab мы провели в 2013-ом, во время Майдана. Эти годы – пик активизма в Украине и на это обращают внимание кинематографисты.

Или, например, что касается религии. На первом Indie Lab было аж две работы о священниках – совсем разные, и даже был вопрос из зала или это специально, или это такой тренд.

Д.Т: К большому сожалению, я не вижу коренных изменений среди тематики, это связано с тем, что люди не совсем понимают что такое документальное кино. Люди пишут и спрашивают, где мы подбираем актеров – не осознают, что это мастер-класс по документальному кино.

Вадим Ильков: «Было бы круто снять документальное кино без разговоров»

Ежегодно у нас 40-60 заявок. И это очень сложный процесс отбора. Именно что касается тем. Хотелось бы чтобы было больше качественных идей, в первую очередь.

IndieLab: документальний портрет країни

Сессия IndieLab

А в плане качества работ – случалось, что участники, которых вы отобрали, не имеют способностей к документалистике?

Е.Ш.: Развить навыки можно. Много в этой работе – умение действовать конкретно и мы не говорим на этом этапе о какой-то дар или талант.

Есть группа людей, которые очень літературоцентричні в своем мировосприятии. Словоцентричні. Они уделяют внимание тому, что говорят герои.

Д.Т.: Или просто люди, которые вне документальной культуры. Потому что в Дании, Швеции, Америке снимать документальное кино – это как заниматься спортом. Это повсюду. Это часть жизни.

У нас такого нет. И если у нас, например журналист решил сделать собственный документальный фильм, мы хотим помочь ему подойти к этому на высоком уровне.

Дмитрий Тяжлов: «Сейчас надо ухватиться за бум документального кино в Украине»

А наоборот – были проекты, созданные учениками воркшопа, которыми вы гордитесь?

Д.Т.: Из наших фильмов по результату получается портрет страны. Мне кажется, что даже последние 6 лет истории Украины можно увидеть в наших фильмах.

А гордимся теми, кто остается в профессии. Многие из наших учеников спустя из этих короткометражных фильмов делают полный метр. Наши когда ученики, например с первого Indie Lab, принимают участие в наших мастер-классах уже как режиссеры монтажа. Есть выпускники мастер-класса, которые потом поступают к киношкол Европы по специальности документального кино. Например, один наш ученик учится в Италии.

Е.Ш.: Мы гордимся всеми, у кого есть потребность этим заниматься. Человеку, который никогда этого не делала, необходима смелость, чтобы начать снимать и монтировать.

С кем легче работать – со студентами, которые имеют определенный профессиональный бэкграунд или с людьми, для которых это впервые, и они не имеют предвзятости?

Е.Ш.: Со студентами легче, потому что они знают терминологию.

Д.Т.: Но они часто не такие мотивированные, и я даже не знаю почему. Вообще есть такая проблема:у нас люди не умеют сами с собой работать.

Е.Ш.: На первой сессии нашего воркшопа мы пытаемся научиться говорить общим языком.

Д.Т: Наш воркшоп состоит из двух сессий, первая является теоретической, потом через несколько месяцев – практическая часть. Мы специально стараемся их разделить, чтобы у участников было время все осознать, доснять. Иногда потом люди приходят уже совсем с другими фильмами. Тема остается, а видение меняется.

IndieLab: документальний портрет країни

Для меня Indie Lab – «воспитание чувств». Если человек один раз почувствует, где возникает кино, дальше нет чему учиться. Есть ощущение, и есть функциональные критерии. Например, на первой сессии я даю анкеты, как анализировать фильм, сценарии, даже самого себя. Почему возникает интерес именно этой темой.

Есть украинское документальное кино универсальным? Понимают ли его за пределами Украины?

Д.Т.: На днях у нас был гостем американский режиссер Тим Скаусен. Сначала он рассказывал о том, как снимал свой фильм, а потом мы вместе обсуждали работы наших участников. И вот он посмотрел фильм про скорую помощь и сказал, что теперь немного лучше понимает, как живет страна. То есть, украинское документальное кино становится понятнее.

И оно выходит за пределы Украины. Например, победа Ирины Целик на “Санденсе” – это очень хорошо для индустрии. Монтаж ее фильма состоялся в рамках европейской программы “ДОК.Инкубатор”. Такие программы – хороший старт, чтобы выйти на фестивале, получить знакомства, получить навыки. А нас очень поддерживает посольство США.

Как доккіно меняет людей, работающих в нем?

Д.Т.: Кажется високомірним, но так и есть: я часто говорю, что есть люди, которые решили попробовать снять один документальный фильм, а я живу документальным кино. Это образ жизни. У нас нет выходных: мы можем обсуждать кино в субботу утром, в понедельник.

Е.Ш.: Мы с нашей девятимесячной ребенком ездили по 8 городах Українах с фестивальными показами американского кино.

А что касается мировоззрения – возникает определенный метод анализа действительности, начинаешь отделять личное от темы, аргументов. И мы дружим с нашими участниками – это такой узкий профессиональный круг общения. Помогаем друг другу спустя, следим за деятельностью.