Идеальный Папа

Ідеальний Папа

«Люди, которые голосуют за неудачников, воров, предателей и мошенников,,
не являются их жертвами. Они соучастники…»
Джордж Оруэлл

ZN.UA

Ідеальний Папа

@zn_ua

Читайте @zn_ua

Я уже с ZN.ua

15 января американский HBO планирует премьерный показ нашумевшего сериала «Молодой Папа» (The Young Pope») от режиссера Паоло Соррентино. Стартовав в Италии в конце 2016-го, фильм о фейкового понтифика успел спровоцировать волну восторженных мыслей и лавину обывательского интереса. Не в замочную скважину, а через широко открытое окно — «великая красота» Ватикана и его удивительных небожителей.

В сериальном космосе, набитом важными планетами и жуткими астероидами, пальму первенства в вопросах качества законно и церемонно удерживают США, Великобритания, некоторые другие страны. Итальянская индустрия качественного (!) сериала, на мой взгляд, заметно отличилась только в последнее время. Причем двумя особенно примечательны проектами.

Во-первых, это «Гоморра»: драматическая сага про неаполитанскую мафию и ее мальчиков на побегушках (есть два замечательных сезона от режиссеров Стефано Соліма, Клаудио Копеллі, других). И, во-вторых, настоящий итальянский фаворит, «Молодой Папа». Запросы на него летят со всех сторон и с разных континентов. Фильм показали в нескольких странах, равнодушных не осталось.

Именно в этом случае тема качества — исключительно территория режиссуры. Поскольку за нее отвечает 46-летний Паоло Соррентино. Пожалуй, главный режиссер современного итальянского кино, строптивый преемник традиций «Сладкой жизни» Ф.Феллини.

Получив «Оскара» за свою «Великую красоту» (2013), этот режиссер может и должен снимать то, что хочет. И однажды он захотел «про папу». О молодого, стильного, странного, привлекательного понтифика, который часами фланирует на фоне эстетически подстриженных ватиканских кустов и лужаек. Который все смотрит и смотрит — то в небо (выглядывая Отца-Творца), то ли внутрь себя?

Еще он, к удивлению некоторых зрителей, постоянно курит (по пачке в день). И требует в апартаменты вишневую колу. И еще — он тренируется на спортивных орудиях, демонстрируя девушкам-телезрительницам упругое папское тело.

Ну и, конечно, в соответствии с занимаемой должностью, иногда думает о судьбе паствы. Как же без этого?

К «услугам» Паоло Соррентино (казалось бы!) были десятки потрясающих биографий понтификов настоящих, начиная отсчет от святого Петра. Говорят, из 266 мужчин (пап и антипап), которые занимали важный престол, 33 умерли насильственной смертью. То есть там кого не копни — так и получишь потрясающий байопик с лихо закрученным реальным сюжетом и сонмом не придуманных ватиканских тайн в духе Дэна Брауна.

Но Соррентино, режиссер ироничный и мудрый (поклонник красоты гламурной и настоящей), сознательно сводит на сериальный папский престол — чистый фейк. Человека — придуманную, духовника — несуществующего.

Ідеальний Папа

И 10 серий подряд оскароносный режиссер изысканным каллиграфическим почерком неспешно «пишет» детализированную и довольно медленную (это не экшн «Престолов») эмоциональную и, иногда так кажется, не выстраданную биографию — того, кого не было. 47-летнего Папы Римского Пия XIII. Мужчины модельной внешности. Американского красавца Ленни Белардо. Отсюда, кстати, и «жанр» этого сериала — житие святого молодого фейка.

То, что папу играет Джуд Лоу, — дополнительная порция ирреальности. Поскольку «папы» такими не бывают. Такими, как этот. Ночная мечта всех телезрительниц, один из самых красивых артистов планеты.

Сам артист, кстати, начинал карьеру с ролей сомнительных парней, которые явно запутались в своей сексуальной ориентации (как, например, юный Боге в «Оскаре Уайльді»). И вот, пройдя карьерный светлый путь почти до экватора (актеру 44), Джуд Лоу, после всех своих предыдущих кинематографических «грехов», уверенной походкой по красной ковровой дорожке взошел на престол самой святости. Получив от Соррентино долеформуючу и, возможно, главную роль в своей насыщенной карьере.

Джуд Лоу в «Молодом папе», собственно, и играет «о карьере». О путь наверх. О том, как молодой священник оказывается компромиссной фигурой в длительном соревновании различных кланов за папский престол.

Опытный конклав, выбрав «договорняк», предлагает фигуру американца Ленни Белардо (как темную лошадку) — на целое царство. Предполагая под спецоперацией «Преемник» фигуру послушную и управляемую.

Ідеальний Папа

Но не так случилось, как думалось. Новый Папа, демонстративно назвал себя римским Пием XIII (за этим трендом — отдельная сложная историческая схема), сразу же и ставит на место коварного госсекретаря Святого престола Воєлло (актер Сильвио Орландо); здесь же указывает бывший няньке на подобающее ей место (в роли сестры Мэри великолепная Дайан Китон).

Несчастный бруклинский сирота, будто одержим манией поиска родителей, что его когда-то оставили, совсем не «блудный сын» и даже не волшебник-недоучка на святом престоле. Это молодой политик, который себе на уме. И это умный зачаєний игрок, для которого вера — исключительно политика.

Джуд Лоу, отражая в интерьерах Ватикана свою красоту неземную, таким и играет понтифика — умным, адекватный, зачаєним, верующим. Немного ироничным, лиричным, местами циничным, когда надо — сентиментальным. Который принял свое место под священным солнцем не как чудо Господне, а как нечто должное. Его «великая красота» — совсем не пустой сосуд, а хитрый огонь, что мерцает среди гламурных декораций.

Ідеальний Папа

Герой Джуда Лоу — в этом итальянском сериале — не идеальный Папа. Лучший отец для всех сирот, фантом-любовник для прекрасной половины паствы. Пламя святой веры он принимает и понимает как бремя важной и ответственной власти. Не только в архаическом смысле церковном. Папа, сыгранный Лоу, предлагает свою «формулу власти». Как некий либеральный авторитаризм. Как демократический консерватизм.

С одной стороны, он против абортов и священников нетрадиционной ориентации. С другой — он же таких священников и приручает, вознося в первые советники. Внешне он демонстрирует публичное одиночество и подчеркнутую отстраненность от мира. Но, скорее всего, это даже не демонстрация, а самодостаточность умного человека, которому интересно самой с собой. Ну и с Богом, конечно.

В фильме Соррентино молодому папе явно не нужен «мир» (то есть пиар, паблисити). Он отказывается от мелькания, массового появления в СМИ (раздражая свою пиар-обладательницу). С другой стороны, кажется, что ему как известному Мастеру, нужен не «мир», а «покой», чтобы тщательно подготовиться к следующим решающих сражений в этом мире.

Он никуда не спешит, никогда не торопит события. Его существование в каждом продуманном-расписанном кадре вроде миссии фотомодели, которая постоянно меняет свое потрясающее наряд, что скрыто наслаждается своей визуальной красотой, что осознает цену себе и каждому рядом.

Когда в самом финале он, ухватившись за сердце, демонстративно падает в обморок (после выступления перед восторженной паствой), то и этот трюк не хочется верить. Мне показалось, что он не упал, а лишь притворился на время. Чтобы всех их проверить «на вшивость»: как отреагируют на это падение тысячи (на площади), десятки (рядом)?

Джуд Лоу представляет в «Папе» делового и компромиссного посредника между Богом и Человеком. Такого, который устроит многих. Удовлетворит многомиллионную восторженную паству своей «великой красотой», многозначительным молчанием, изысканным набором лексических религиозных банальностей. Он угамує конкурентный пыл «коллег-кардиналов» своей жесткостью и когда надо — мудростью.

Он безусловно и тотально нравится женщинам; в связях, что его компрометировали бы (с мужчинами из Ватикана), не был замечен. Он нравится и мужчинам, поскольку предстает как боевой товарищ и эффективный менеджер крупной корпорации.

Ідеальний Папа

Его интимная жизнь — в глазах человечества — лишь кучка
истлевших любовных писем некой Прекрасной Даме. Из тех писем враги так и не наскребли компромата, поскольку в своих текстах он гораздо выше за реальную женщину ставит Бога (очевидно, предполагал, что это враги читать под лупой).

Его светская жизнь — разумная ненавязчивость собственной личности и точно брошенные крилатості. Немало которых бери и за ним записывай: «Дайте мне мир и я дам вам Бога!». (Прекрасно, как будто о нас).

В голодной и зневодненій Африке он дает людям надежду и воду. А в искушенному столетними интригами Ватикане смиряет сонм кардиналов примерами собственной прочности: перед таким дрогнет не один бывалый итальянский политик.

Двух-трех редко изменяемых выражений лица Джуду Лоу достаточно, чтобы превратить молодого папу на томливу загадку и на развернутую книгу одновременно.

Пяти-десяти проходов ватиканскими лабиринтами этом же актеру явно достаточно, чтобы массовый зритель увидел в нем идеального папу: умного, раскрепощенного. И подозрительно одинокого человека на службе у Бога…

Обычно сериальная продукция в меньшей степени настраивает рецензента на подробный аналитический разбор. Здесь часто людям важны ответы на вопросы — стоит или не стоит (смотреть); скучное или не очень (все это зрелище)?

И в первом и во втором случаях — мой ответ: стоит, не всегда скучно.

Ідеальний Папа

Из художественных особенностей «Молодого папы» важно отметить даже не «глубину-ширину» (авторского замысла), а крайне деликатную и абсолютно не опасную режиссерскую иронию. Она иногда хулигански оживляет гламурно выстроенную кіноікону. Иногда намекает: да, это красиво, но все равно — чуть не всерьез. Ведь молодой Папа хотя и идеальный, но все же — фейковый.

Ирония Соррентино никогда не разрушит «основ» Ватикана (с ним и не такие борцы не сумели справиться). Эта авторская кіноіронія в конкретном фильме будто соединяет возвышенное (божественное) и земное (человеческое). Будто примиряет в течении разных серий — далекого Бога и близкого человека.

Ватикан, категорически отказался содействовать Соррентино в его съемках, поступил опрометчиво! Поскольку режиссер, несмотря на свою ироничность, снял «Молодого папу» в стиле высокобюджетного рекламного проспекта, призванного вернуть заблудшую «гаджетну» паству под своды старинных храмов; в духовные объятия молодых пап.

Ідеальний Папа

После премьеры католиков на этой Земле должно немного увеличиться.

И, судя по сериалу Соррентино, вечный рай на этой же Земле все-таки есть. И он не «там», а ближе — в Ватикане. Где каждая юная монахиня в накрахмаленном белоснежном наряде — как ангел небесный. Где каждый старый кардинал в красном одеянии — как верный прапраправнук самого святого Петра. Где даже глава церкви — и тот без единого пятна в биографии (по крайней мере он не работал на КГБ).

После просмотра «Молодого папы» тысячи наших активных и нервных фейсбучных царевен имеют право обратиться с серьезной петицией даже «туда», до Самого: «Отче наш, пошли же наконец и нам, на грешную землю, хотя бы одного, но такого — умного и молодого, неженатого и богатого, одно слово — абсолютно идеального папу… На веки вечные, Аминь!»

Источник

Добавить комментарий