Гран-при Соломии

Гран-прі Соломії

«Люди, которые голосуют за неудачников, воров, предателей и мошенников,,
не являются их жертвами. Они соучастники…»
Джордж Оруэлл

15-летняя украинка Соломия Лукьянец в конце 2016-го стала обладательницей Гран-при Международного песенного конкурса «Триумф искусств» в Королевской консерватории Брюсселя. Она покорила судей безупречным вокалом и выиграла победный кубок. В предновогоднем интервью DT.UA Соломия, которую уже называют надеждой украинской оперной сцены, рассказала об учебе в Германии, культурные приоритеты, а также о новогодние мечты.

В Брюсселе Гран-при нашей Соломии вручала солистка Венской оперы Аида Гарифулліна. А концертмейстером была мама юной певицы — Алена Блинова, о которой Соломия говорит: «Рядом с ней я чувствую себя всегда уверенной, моя мама — лучший концертмейстер!»

На конкурсе в Брюсселе Соломия исполнила известную украинскую песню Владимира Верменича «Бархатцы» на стихи Николая Сингаевского, а также арию куклы Олимпии из оперы Жака Оффенбаха «Сказки Гофмана». Соломия уточняет, что это одна из труднейших арий, там высокие ноты: «Но я буквально вцепилась в это произведение, и меня уже ничего не могло остановить. Там же кроме голоса предусматривается особая пластика тела — надо было сыграть заводную куклу. Это был вокальный номер с юмором и элементами шоу. Очень рада, что доросла до этого произведения и все верхние ноты дают мне безумное удовольствие. Они у меня идут как бы сами собой».

Весомый факт: Соломия — музыкант в четвертом поколении. Ее прадед, Евгений Блинов, — академик и народный артист; ее дедушка, Александр Блинов, — солист оперы и профессор Музыкальной академии; папа и мама — Андрей Лукьянец и Алена Блинова — музыканты. Ну, а ее тетя (по отцовской линии) — знаменитая украинская оперная певица Виктория Лукьянец. Поэтому не удивительно, что, выполняя «Бархатцы» в Брюсселе, юная украинская певица доказала европейцев до слез. Не зная языка, они все равно поняли заложенный смысл и даже код этой песни. А сама девушка признается, что ей комок к горлу подступил, когда исполняла: «Бархатцев насіяла мати у моїм світанковім края…»

— Соломіє, если бы не опера, в какой творческой сфере вы бы себя искали?

—На самом деле какие у меня были варианты выбора, кроме оперы? Могла бы быть дизайнером или рок-певицей. Могла бы параллельно делать или режиссерскую или актерскую карьеру. Думаю, если бы Анна Нетребко снялась в каком-то фильме, то он бы обязательно имел оглушительный успех, и ее актерская карьера была бы определена.

Мой голос — колоратурное сопрано. Пока что я профессионально не занимаюсь с педагогом по вокалу. Но планирую, когда мне исполнится 16, пойти в немецкую консерваторию. Там есть курс «Образование для молодежи». Это как подготовительный курс в нашей Музыкальной академии. Тогда и начнется постижение всех тонкостей ремесла.

— А какой у вас репертуар?

—Учу много новых произведений. Из конкурса в Брюсселе вообще началась моя «конкурсная» карьера. Что же до репертуара, то это «Соловей» Алябьева, вальс Джульетты из оперы «Ромео и Джульетта». Пробую «Травиату», «Риголетто». Но пока что трудно.

В диалог вступает мама Соломии, Алена Блинова:

— Вообще есть ограничения по возрасту. Если молодой, неразвитый голос перегружать сложными ариями, то уже в сорок лет надо будет закончить карьеру. Это как дом: сначала надо выстроить хороший фундамент, а потом уже постепенно добираться до крыши.

Гран-прі Соломії

— Соломіє, для оперного исполнителя-новичка всегда важны определенные ограничения. Вот от чего, например, приходится отказываться уже сейчас, чтобы сохранить голос?

—Продуктов, которые вредят голоса вообще не люблю. Например, семечек, газированных напитков — недолюбливаю с детства. Повезло! А перед концертом надо пить витамины. Еще у меня есть фишка: никогда не снимаю шарфа, чтобы связки не простудились. Все эти мелочи весьма важны.

— Что можете рассказать о жизни оперной певицы-новичка за рубежом?

—В Германии я учусь в Музыкальной гимназии имени Баха. Это такая же музыкальная школа, как, например, наша школа Лысенко. Теперь я там в десятом классе. В «Лысенко» я училась с 1-го по 6-й класс. Украинская школа дала мне прочный фундамент в плане музыкальной теории, фортепиано, флейты. У нас очень высокий уровень. В Германии учусь по классу флейты, потому что на вокальное отделение можно поступать только с 16 лет. В флейты идентичное дыхание с
вокалом.

— Да, для Германии это школа достаточно высокого уровня, — говорит мама Соломии. — После нашей школы Лысенко Соломию в немецкой гимназии сразу же взяли в оркестр на первую соло-флейту. Причем с седьмого класса. В истории гимназии такое случилось впервые (обычно на соло-флейту берут после 12-го класса).

Знаете, в Германии почему-то сейчас идет тенденция всеобщей «уравниловки». Там не так, как в Украине, ценится индивидуальность ребенка. В Германии в музыкальной гимназии нагрузка ниже, чем в музыкальной школе в Украине. У нас с учеников требуют по полной, а там детей жалеют. Здесь каждого ребенка воспитывают как гения, а как обычного человека. Поэтому считаю, что украинское образование на сто голов выше.

На конкурсе в Брюсселе заполняли анкету, где было указано, что мы из Украины. И когда Соломия выходила на сцену и сообщали, что это Украина, зал моментально оживлялся.

А в прошлом году Соломию занесли в Национальный реестр рекордов Украины как самую молодую оперную певицу страны.

— Соломіє, кроме флейты и вокала, которые у вас есть еще музыкальные увлечения и предпочтения?

—Увлеклась писанием музыки. Пробую себя как композитор. Написала свою первую песню, там сложная комбинация стилей — рок, классика. Оперный вокал с эстрадным исполнением.

У меня с 12 лет сумасшедшие прыжки разных предпочтений и увлечений. Например, с 12 до 13 лет слушала только саундтреки к фильмам (я заядлый киноман). Однажды кузина познакомила меня с творчеством Дэвида Боуи, царство ему небесное, он умер год назад. Для меня Дэвид Боуи оказался просто невменяемой личностью, которая вдохновляет.

Он привнес в музыку что-то неземное, свое. Был создателем глэм-рока, это комбинация года и сумасшедших костюмов. Словом, на сцене у него всегда красивое произвола. Я в восторге от его последнего альбома Blackstar.

Это музыка не для всех, ее могут принять только те, у кого такие же тараканы в голове.

Читала о всех артистов, которых вдохновил Дэвид Боуи. Например, Леди Гагу. И в ней есть загадка. Да, не спорю, это хорошо продуманный коммерческий проект. Но если вслушаться в ее голос, то Леди Гага — одна из лучших певиц современности. Вживую она поет как богиня. А другие американские поп-певцы на лайф-концертах очень фальшивят.

Также Боуи вдохновил Мэрилина Мэнсона, эпатажного рокера. Этот исполнитель показывает сумасшедший внутренний мир. У него нет затертых до дыр обычных тем, которые тиражируют много рокеров. Он делает что-то свое. Иногда люди неправильно понимают его посыл.

— Кто из оперных знаменитостей для вас, скажем так, эталон и источник вдохновения?

—Та же Аида Гарифулліна. Слушала ее выполнение в 2015-м на Венском оперном балу. Моя цель — спеть там. Еще Чечилия Бартоли. И, конечно, моя тетя Виктория Лукьянец. Она живет в Вене. И дает дельные советы в те редкие моменты, когда видимся. Она для меня большой пример трудолюбия.

Из тех, кого уже нет, кто вдохновляет, — Мария Каллас, Лучано Паваротти, Евгения Мирошниченко. Когда учила «Соловья» Алябьева, то выбрала вариант, который исполняла Евгения Семеновна.

— Соломіє, а что вам дали талант-шоу, в частности «Голос. Дети»?

—Прежде всего это опыт работы на сцене. Весь закулисный шоу-бизнес можешь наблюдать в реальности — костюмы, прически, макияж. Благодаря талант-шоу появляется гораздо больше уверенности на сцене. У меня идет подпитка энергией от публики. Хочется показать, на что способна. И чем больше зал, тем легче петь. И наоборот — трудно петь, когда в зале только жюри.

2015 года принимала участие в немецком шоу «Голос-Дети» (The Voice of Germany) с песней Time to say goodbye. Ко мне повернулись все четыре члена жюри. Был фурор. Говорили, что это поет маленький ангел из Украины. А одного члена жюри я довела до слез. Оказывается, ей мама в детстве пела эту самую песню.

— В Германии у вас есть настоящие друзья?

—В основном друзья — все наши, украинцы. Вот лучшая подруга у меня из Белой Церкви — Маргарита. Это мой солнечный лучик, который меня оберегает. Мы уже начинаем составлять планы на будущее. Она хочет делать карьеру модели, у нее было несколько фотосессий.

Соглашусь с мамой, что в школе каждый за себя, каждый считает, что он лучший. Поэтому приходится находить друзей вне школы. Вот мы с Маргаритой мечтаем, что станем двумя знаменитостями — оперная певица и модель.

— Часто посещаете оперные театры в Германии?

—Была в Немецкой опере в Берлине на «Евгении Онегине», в «Волшебном стрельце». И есть некое разочарование в сравнении с украинским оперным театром. Я воспринимаю «старую» оперную школу, эти безумные костюмы, бальные платья. Хочется окунуться в мир королей, принцесс, графов. И сойти с ума! А на Западе — божественная музыка, голоса хорошие. Но картинка тоже важна. А там все в современных костюмах, минимализм. И часто все серенькое. Вообще люди должны определиться, для чего они приходят в театр. Пока что я не видела ни одной современной постановки, чтобы мне на 100% понравилась.

— А в Украине наоборот — отечественный музыкальный театр критикуют, что он не отошел от кринолинов.

—Но же мы видим эту серость каждый день. Я с детства мечтала, что вырасту, стану оперной певицей — и каждый вечер буду выступать в сумасшедших костюмах! С прической, макияжем. В украинском оперном театре мне очень нравится солистка Лилия Гревцова, всегда стараюсь попадать на спектакли с ее участием.

— Где все-таки в перспективе видите себя на оперной сцене — в Украине или на Западе?

—Не хочу оставаться в какой-то одной стране. Хочется ездить по различных конкурсах, театрах. Хочется в будущем делать собственные концерты. То есть исполнять песни, созданные мной. И привнести в этот мир что-то новое. Показать оперу в новом свете, чтобы опера была доступна всем. Ведь некоторые люди скептически отмечают, что, мол, опера — это искусство для избранных.

И мои кумиры довольно эпатажные — Дэвид Боуи, Мэрилин Мэнсон. Поэтому хочу, чтобы в будущем меня называли «самой эпатажной певицей современности». Моя цель — сделать оперу более доступной, смешивая два стиля — классику и рок. Ведь лучше оперный голос гармонирует с рок-инструментами, электрогитары представляли собой.

— Вы помните свои ощущения, когда в Украине начались события, связанные с Майданом?

—Да, мы приезжали, ходили на Майдан, видели баррикады. У меня есть свой видеоканал. Пробую свои силы еще и как видеоблоггер. В тот сложный период для Украины снимала блоги про нашу страну и выставляла их в Интернете. Люди мне писали, спрашивали про все.

Ведь многие даже из новостей не мог понять, что именно здесь у нас происходит. В мире 87% музыкантов не интересуются политикой, занимаются своей карьерой. Музыка — это их политика.

— А что для вас Интернет? Это мир познания или развлечения?

—Я вообще киноман. Обожаю фильмы Тима Бертона, его режиссерское видение. Он многое внес в киноиндустрию своего, личного.

А в последнее время потянуло на ретро-ленты — «Криминальное чтиво», «Завтрак у Тиффани». Недавно посмотрела фильм — «Клуб «Завтрак» Джона Хьюза. Это же фильм обо мне, о психологии подростка, так все отчетливо обрисовали.

Люблю вычурные арт-хаузные фильмы.

Зацепил фильм 2016-го «Неоновый демон» Николаса Виндинга Рефна. Его надо было пересмотреть несколько раз, чтобы вникнуть. Люблю фильмы, которые дают пищу для размышлений.

Вот игры не мое. Это меня не вдохновляет. Да, я есть в социальных сетях, но там много моих клонов. Смешно, когда мне пишут: «Ты — фейк!»

Бывает, постят фото, которых нет даже у меня. Например, пятый класс, школьная дискотека. От моего имени отвечают на вопросы, искажая мою личность.

Алена Блинова. — Представьте, под ее детские фонограммы на корпоративах поют другие дети. По телевизору видела программу, как мальчик стоит на сцене, вокруг дети, он раскрывает рот, не попадает и идет фонограмма маленькой Соломии на песню Мозгового. Она тогда пела детским эстрадным голосом. И мы узнали фонограмму. Долго смеялись…

Соломия. — Обидно, что кое-кто присваивает мое имя. Люди, зачем кого-то копировать? Если хотите славы, сделайте что-то свое, ведь рано или поздно это все вылезет наружу. Ведь это была не ваша идея, не ваш голос. Зачем повторять?

Гран-прі Соломії

— Сейчас время подготовки к праздникам. Какой для вас был бы лучший подарок на Новый год?

—Новый год проведу дома, в Украине, с семьей и друзьями. Вот как раз «заболела» своей песней. Поэтому лучшим подарком был бы хороший аранжировщик, который смог бы довести до ума мою идею, воплотив ее в жизнь.

— В современном музыкальном мире для многих большую роль, чем вдохновение, играют технологии. А для вас?

—Для меня очень важно именно вдохновение. Нельзя ничего делать через силу. Бывает что-то читаешь, смотришь, а в голове крутится мелодия. Я записываю мелодию, потом маленькие отрывки соединяю в целую песню. Вдохновение не приходит насильно.

Источник

Добавить комментарий