Евгения Кононенко: «Таких стихов, от которых действительно холодеет кровь, мало»

0
78

22 апреля в Мыстецком Арсенале откроется пятый, юбилейный международный фестиваль «Книжный Арсенал» событие, объединяющее литературу и искусство. Он имеет целью популяризацию чтения, усиление международного обмена и поддержку самообразования, критической мысли, современной интеллектуальной, художественной книги, а также междисциплинарных исследований. Участие в нем примет много известных писателей и литераторов, художников и критиков. С одной из участниц будущего «Книжного Арсенала» – известной писательницей Евгенией Кононенко – нам удалось поговорить накануне этого события.

— Госпожа Евгения, хочу спросить Ваше мнение о книжный рынок в Украине. Почему у нас мало читают?

— Как в мире, так и у нас. В частности, мало читают на украинском. Нужна креативная продвижение украинской книжки, тогда читали бы больше. Однако я замечаю, что когда выходит перевод иностранной книги на украинском, то появляется совершенно новый читатель, который не пересекается с читателем русского перевода.

Другая причина в том, что, в отличие от западных стран, у нас практически бесплатно электронные книги. А то, которые покупаются, свободно копируются и передаются. То есть нормой стало нарушение авторского права.

— Откройте, пожалуйста, Ваши творческие планы. Готовите ли Вы какую-то презентацию на Книжном Арсенале?

Євгенія Кононенко: «Таких віршів, від яких насправді холоне кров, мало»— Уже давно я перевела сборник новелл популярной французской писательницы Анны Гавальды «Я хочу, чтобы на меня кто-нибудь где-нибудь ждал», которая в мире уже вышла 36 языках и вот теперь наконец – 37-ю, на украинском. Этот сборник должен презентоваться на Книжном Арсенале.

А последняя моя книга презентовалась на Форуме Издателей во Львове и новой пока не будет. Это сборник рассказов о писателях под названием, которое мне не совсем нравится — «Палач», по названию одного из рассказов, что получилось сильнее другие. Теперь у меня возникло желание расширить этот рассказ и издать его под вторым названием – «Последнее желание», или «Город серых домов».

— У Вас очень красивые новеллы в Киев. Но Вы также пробовали свои силы в других жанрах. Какая форма больше всего Вам соответствует?

— Собственно, новелла «Палач» показала, что она требует большей формы. Потому что такое новелла? Это роман, который изложен кратко. А именно эта новелла требует расширения.

— Бывает также промежуточная форма, как Ваша повесть «Российский сюжет».

— Да. При чем, она переведена английском языке настоящим британцем, поэтому перевод очень хороший. Это Патрик Корнесс.Но издательство не очень престижное, а потому особого внимания к этой книги нет.

В прошлом году я работала над темой «Представленность украинской культуры в мире» и исследовала, в частности, издание немецкого издательства Suhrkamp . Там издала книгу Катя Петровская, которая написала ее на немецком языке на еврейскую тему, и это – бестселлер. Юрия Андруховича там также выходило несколько книг, но они не в списки бестселлеров, как это показывает архив. Среди бестселлеров был, конечно Курков, но он пишет проще и он популярен во многих странах.

— Как по вашим наблюдениям воспринимающие Украину за рубежом? И как меняется это восприятие?

— Интерес к Украине появляется, когда происходит какое-то громкое политическое событие. Например, так было после Оранжевой революции, когда расспрашивали о том, что в них показало телевидение – как было на самом деле. Но надолго внимание благополучных стран на проблемах нашей страны не задерживается.

Вот сейчас я заканчиваю исследование «Поэзия Майдана». Это очень интересный срез: видно, что молодые люди пишут искренне, но, с другой стороны, они ориентируются не на свои чувства, а на гражданскую лирику вообще. В их стихах часто можно встретить штампы. Я не берусь их судить, кроме того, есть и свежие образы, новые коммуникации. Вообще, мы еще не привыкли к тому, что на войне можно позвонить, а это факт, и это ошеломляет. Так же, как нельзя остановить видеозаписи с войны или революции. И когда такой прогресс отражается в поэзии, это в принципе делает ее более ценной. Но таких стихов, от которых действительно холодеет кровь, мало. Конечно, сильные произведения будут появятся со временем, ведь нужна определенная дистанция.

Беседовал Алексей Войтюк

Справка

Евгения Кононенко (род. 17 февраля 1959 г. в Киеве) – писательница, литературный переводчик с английского и французского языков, научный сотрудник Украинского центра культурных исследований. Участник многих международных литературных, культурологических и научных форумов в Украине и за рубежом. Победитель и лауреат ряда литературных и переводческих премий.

В творческом багаже – стихи, рассказы и эссе, повести и романы, несколько детских книг, ряд культурологических исследований по темам популярной культуры и гендерных вопросов. Наибольшее признание получила за свою короткую прозу. Произведения Евгении Кононенко переведено и издано на английском, немецком, французском, хорватском, финском, чешском, русском, польском, белорусском и кабря языках.


Источник.