Елена Греміна: «В «Театрі.doc» готовим проект о процессе над Олегом Сенцовим»

Олена Греміна: "У "Театрі.doc" готуємо проект про процес над Олегом Сенцовим"

 

«Театр.doc» в РФ многими воспринимается как оппозиционный и неудобный, остросоциальный и политический. В репертуаре в разное время — документальные проекты о Норд-Ост, Болотную дело Сергея Магнитского, православных активистов.

В последнее время театр находится под прессом: с ним отказываются продлевать договоры аренды, постоянно меняется «прописка». На защиту «Театру.doc» выступают Марк Равенхілл, Том Стоппард, Джон Фридман, Иван Вырыпаев и другие.

Несмотря на все трудные обстоятельства текущей жизни, театр, созданный еще в 2002-м Михаилом Угаровим, однако пытается выстоять, заявляя новые резонансные проекты. В интервью DT.UA директор «Театру.doc», известный драматург Елена Греміна призналась, что сегодня важно делать не только политический, но и действительно свободный театр.

Киевские театралы (в рамках ГогольFest) увидели «Краткую историю российского инакомыслия» из репертуара «Театру.doc». Это проект-диалог, который предполагает вечные вопросы и споры. На сцене до хрипоты спорят протопоп Аввакум и дьякон Федор. Спорят декабристы Бестужеви в Петропавловской крепости, изобретая тюремную азбуку. Есть среди спорщиков и простой крестьянин — Александр Поперечных, который отсидел 20 лет в сталинских лагерях, а затем вернулся в родное село — нерозкаяним и несломленным.

— Елена, как выбирали-определяли главных героев для спектакля «Краткая история российского инакомыслия»?

— На самом деле новелл в спектакле может быть гораздо больше. Сейчас мы работаем с архивами Истинно-православной (катакомбной) церкви. И меня поражает, как много там историй простых людей. Это разбивает миф, что инакомыслящие — обязательно политики, ученые или по крайней мере какие-то интеллигенты.

Вот, пожалуйста, люди из народа, которые за свое право и свою веру прямо отчаянно боролись. В первом варианте спектакля о инакомыслие было задействовано, а потом выпало переписки Ивана Грозного и Андрея Курбского. Тоже удивительный текст! Но, увы, спектакль не должен быть длинным. Возможно, в будущем найдем еще что-то, и новеллы могут меняться.

Пока что играем эти три новеллы. Хотим показать, опираясь на слово, на язык, картину инакомыслия — от историй образованных людей к историям вполне простых… Сейчас, когда история переписывается, возвращаемся к корням, смотрим на идеалы. А идеалы наши — любовь к свободе, любовь к правде. Это возможность пожертвовать собой ради правды, стоять на своем, отстаивать свою идентичность.

Все это кажется мне важным. Особенно когда нам сегодня объясняют, что, мол, умеренность и аккуратность — это добродетели русского человека.

Олена Греміна: "У "Театрі.doc" готуємо проект про процес над Олегом Сенцовим"

— Вы постоянно используете для своих проектов темы острые, злободневные. Среди них — Майдан, Болотная площадь…

— Проект, посвященный Майдану, ставили не мы, — мы показывали у себя украинский спектакль. А вот про Болотную спектакль есть. У нас из-за нее были неприятности. Проект построен на интервью родственников людей, заключенных по сфабрикованным делом. Это вполне реальные истории. Как отец не понимал сына, а теперь сын в тюрьме, и отец его понял. Как девушка не хотела выходить замуж, но все-таки вышла. Как сестра поддерживает брата…

Все это — человеческие сюжеты: про любовь, семью. Есть, например, рассказ о друзьях. Они познакомились, вместе занимались танцами. Потом одного посадили, но их дружба после этого только окрепла. Поскольку человек считает себя ответственным за друга, убеждена, что не имеет права его бросить.

Когда собирали документальный материал на Болотную тему, я говорила: «Поймаете что-то неприятное — не увиливайте!».

— Расскажите, по какому принципу определяете темы будущих спектаклей. Это принцип актуальности прежде всего?

— У нас есть спектакль, который мне самой очень нравится, — «Пир Платона». Поставил Всеволод Лисовский. Это современное прочтение «Банкета». Там хорошо звучит текст Платона, является его исследование жизни и смерти Сократа. Это такой первый вербатим (вербатим — документальный театр, в котором постановки состоят из монологов и диалогов реальных людей).

На октябрь у нас запланировано
44 спектакли на трех площадках. И все довольно разные. Есть постановки о любви «Обними меня», «Простить измену». В последней премьере моей авторской пьесы «Подлинная история женщин, мужчин и богов» звездный дуэт — Константин Кожевников и Дмитрий Крівочуров — играют Сизифа и его камень.

Мы не политический театр, мы — свободный театр. В круг наших интересов попадают постановки о современности, в том числе и о политике. Мы не сотрудничаем ни с одной политической организацией, с одной партией! Мы, в принципе, выше все это. Мы — за человека. Понимаете?

— Сугубо гуманистический принцип?

— Да. В частности, мы за человека, попавшего в тиски между силовиками и корпорацией, как в «Часе восемнадцать».

— «Театр.doc», очевидно, уже привык к работе под постоянным прессингом со стороны властей РФ?

— К этому трудно привыкнуть. И на самом деле это большой стресс: за полгода дважды переезжать. Но получается, что так надо.

В конце концов, почему искусство должно быть комфортным? Люди платили еще и не тем — за возможность делать свое дело. А у нас есть такая возможность — делать частный, негосударственный театр. Поэтому мы здесь счастливые люди.

Есть сообщество, которое нас поддерживает. Есть зрители, город, другие города, готовы сотрудничать. Поэтому чувствуем себя нужными.

Олена Греміна: "У "Театрі.doc" готуємо проект про процес над Олегом Сенцовим"

— То есть «Театр.doc» существует в основном благодаря зрителям, поклонникам, сторонникам?

— Только благодаря им.

— С агрессией часто сталкиваетесь?

— С агрессией власти столкнулись… Однажды был спектакль, на который пытались ворваться так называемые православные активисты. Но наши «документалисты», мужики, просто взяли этих «активистов» — и вытолкали в снег, не дав даже открыть рот. Причем не били, а просто тихо их выдавили.

Те в ответ пытались что-то сказать, но против артистов шансов нет! Потому что любая заштатная травести из любого провинциального Тюза перекричит любого политика практически без усилий.

— По вашему мнению, искусством можно повлиять на общественную ситуацию, что сложилась?

— На самом деле можно, как видим. Можно повлиять на судьбы каких-то отдельных людей. Я считаю, что мы повлияли на судьбу Марины Клєщової, которая с зечки стала артисткой.

Наши артисты приезжают в места, куда не доезжает никто из артистической братии (например, в психоневрологический интернат для взрослых, куда вообще никто не приезжает), и дарят людям радость.

Мы повлияли на то, чтобы люди вспомнили о Болотной дело, о котором стали забывать. Один из наших девизов — слова немецкого режиссера Фассбиндера: «Если ты не можешь повлиять на реальность, ты можешь свидетельствовать». И видим, что сказанное вслух слово все-таки на что-то влияет. Рады обратной связи, когда зрители пишут, что наш спектакль заставил их задуматься над тем, над этим и над другим. Постоянно получаем такие отзывы.

— Что для вас важно в актере? Как формируете труппу?

— У меня высокие требования к актерам. Лично в меня. Потому что я — режиссер-дилетант. Я драматург прежде всего. Драматург, который придумывает спектакли.

Я не считаю себя режиссером. Но мне нужны артисты, которые могут быть соавторами моего спектакля, которые могут разделить мои эмоции, мою радость.

У нас всегда радостный процесс созидания спектакля, всегда радостные эмоции, потому что актеры полностью погружаются в тему, многое привносят. Вот, например, дуэт Кости Кожевникова и Дмитрия Крівочурова. Работаю с ними постоянно, и они все время разные.

В принципе, мне нужен актер, для которого (как и для меня) театр — больше, чем театр.

Для меня театр — не развлечение. Я могла бы открыть какой-то ресторан грузинской кухни, печь хачапури и прекрасно жить.

Но у меня вот эта история, я директор негосударственного театра. Для меня театр — нечто, связанное с жизнью, с каким-то сообществом людей. Я, конечно, не жду, чтобы мое мнение обязательно разделяли, но мне интересно работать с людьми, для которых театр — немного больше, чем театр. Или даже не немного.

Есть много хороших постановок моих пьес, которые мне самой нравились. Я же впервые поставила какую-то безумну историю под названием «150 причин не защищать Родину». Там, представьте себе, пять женщин, черный салон, белые гипсовые головы, довольно странные звуки, придуманные композитором Дмитрием Власіком.

Я просто представляю, что любой режиссер сказал бы: «Лєно, ты сошла с ума. Какое падение Константинополя? Какие гипсовые головы? Почему пять актрис должны рассказывать все?».

А мы это сделали вместе. То же самое — «Подлинные истории мужчин, женщин и богов». Я не представляю, кто мог бы это сделать, когда не мы! Ставлю, потому что мне этого хочется. Не потому, что сделаю лучше других. Ставьте тоже! Пожалуйста! Потому что точно сделаю так, как хочется мне.

Олена Греміна: "У "Театрі.doc" готуємо проект про процес над Олегом Сенцовим"

— Оставим переезды и прессинг, что скажете про новые идеи, репертуарные перспективы «Театру.doc»?

— У нас в театре, слава Богу, задаю не только я. Есть много разных новых проектов. Для Украины будет особенно интересна документальная пьеса о процессе над Олегом Сенцовим. Обязательно это сделаем! Разумеется, я буду участвовать в проекте о Сенцова, но как куратор. Сама же хочу сделать спектакль про эльфов, посвященный предку Лермонтова — Томасу Лермонту. По одному из преданий, он жил в XIII веке. и был похищен королевой эльфов. Непонятно, сколько времени провел в заключении. По моей версии, оттуда, из того странного времени, он будет посылать стихи в будущее, своему отпрыску — Михаилу Лермонтову.

И, в частности, о том, что мы еще планируем делать. Есть пьеса, написанная молодым дагестанкою Эмилией Казумовою. Документальная пьеса о ее жизни — жизни кавказской девушки в Москве. О судьбе девушки из традиционного мусульманского общества, которая совершает поступок. Она выходит замуж не за того. Семья пытается ее убить. Девушка оказывается в Москве и сталкивается с реально жестким выживанием. А другая молодая девушка — Зарема Заудінова, наполовину чеченка, ученица Разбежкиной и Угарова, — она и ставит эту пьесу в нас. Называется пьеса «Однушка».

Еще, надеюсь, будет поставлена пьеса, написанная молодым социальным работником Артемом Материнским. Интересная пьеса о сиротстве. О том, как женщина удочерила девочку, а когда у той начались подростковые проблемы, женщина подала иск, чтобы ее розудочерити. Поскольку эта история очень печальная, я верю, мы со зрителями совместно искать решения. Чтобы люди высказывали версии, как эту ситуацию можно исправить. Чтобы публика сама придумала хэппи-энд, выход из положения, которое сложилось. В жизни история закончилась плохо. А здесь мы предложим людям проанализировать и найти выход.

— Итак, ваш театр — один из главных представителей документального
театра в РФ…

— Раньше мы были действительно одни. Теперь документальный театр популярен. «Документальный театр» преподают даже в Школе-студии МХАТ.

Но мы были первые. И продолжаем свое дело. Стали заниматься «свидетельским театром». Мне кажется, это перспективное направление.

Надо сделать определенное усилие над собой, отрефлексировать ситуацию, предложить выход. Поскольку театр — не только «сказка», но и решение, действие.

Олена Греміна: "У "Театрі.doc" готуємо проект про процес над Олегом Сенцовим"

Из досье

Елена Греміна — сценарист, режиссер, одна из самых известных представителей новой драмы, одна из основателей и директор «Театру.doc». Спектакль про Сергея Магнитского имел широкий международный общественный резонанс. По мнению Греміної, это был первый проект, где «Театр.doc» отошел от своего ранее нейтральной позиции. Греміна известная как одна из организаторов фестивалей «Новая пьеса», «Новая драма», «Любимовка». В 1993-м в ее пьесе «За зеркалом» главную роль сыграла выдающаяся певица Галина Вишневская.

Источник.